Микеланджело в стали

Великий итальянец говорил: «Я беру кусок мрамора и отсекаю от него всё лишнее». Оружейник Михаил Петрушин делает то же самое только с металлом.

Обычный человек в рабочей одежде. Встречаемся по пути к мас терской, в руках у Михаила банка кофе и пакет с шоколадными кон фетами: то и другое непременные условия успешной работы.

И точно, в мастерской (пр-т Московский, 106, телефон 8 910 237 21 25) среди рисунков, станков и металлической стружки просто невероятное число пустой кофейной тары.

Чуть позже приходит друг, од ноклассник, а последние годы ещё и коллега – Гунтес, и разговор принимает форму лёгкой пики ровки, перемежающейся филосо фскими цитатами великих. Нес колько неожиданных для слесар ной мастерской.

Пять лет назад изготовление клинков перестало быть хобби, заняв большую часть жизни Миха ила Петрушина. До этого историк по образованию он чем только не занимался: ходил в море, работал художником оформителем, слеса рем, монтажником высотником. В школьные годы вместе с друзьями создавал вокально инструменталь ный ансамбль с песнями собствен ного сочинения и музыкальными инструментами собственного же изготовления. Прекрасно помнит, как, будучи пионером, на отдыхе в загородном лагере почти не дыша наблюдал, как завхоз делал клинок ножа. Теперь уже понимает, клинок был ниже среднего. Но тогда больше всего хотелось иметь такой же…

Мечта богатырей русских

Однажды увидев, начинаешь по нимать, почему с таким упорством искали иваны царевичи этот самый меч булатный. Перед таким ни одна царевна не устоит. Не в смысле испугается, а падёт от красоты клинка к ногам его обладателя. Держу в руках и ощущаю солидную тяжесть не самого большого лезвия, тёплую и бархатистую на ощупь чернёную поверхность… Рукоять из груши, которая после определён ной обработки точно повторяет рисунок редкого африканского змеиного дерева. Одинаково удоб но ложится в любую ладонь – хорошая геометрия ножа. Резная вставка из кости мамонта – эхо истории существования ножа как самого древнего спутника человека.

Булат – это железо с аномально высоким содержанием углерода. Этот сплав – своего рода лотерейный билет: количество факторов, влияющих на конечный результат, огромное, а как-то  изменить их не возможно. Поэтому из пяти плавок в лучшем случае получается только одна. Но настоящий булат одновре менно пластичен и твёрд. В его составе присутствуют «электронные дыры» – пустота, имеющая массу и заряд. Эти частицы всё время движутся. Так что клинок при всей его прочности находится в квазижидком состоянии. Не очень заумно?!

Дамаск – типичный представи тель восточной красоты. Рисунок на клинке вычурный, выпуклый. Сделан кузнецом вручную. При ковке пакет из различных сталей скру чивается, надрезается, переплетается. Дамасская сталь является тако вой, если в изделии использовано от 200 до 2 миллионов (!) слоёв. И это уже произведение искусства.

Фэньези на восточную тему

Большинство покупателей клин ков относятся к ним, как к предме там коллекционирования или как к эксклюзивным подаркам. Вне зависимости от того, является ли нож Михаила Петрушина охотничьим, туристическим или бытовым, он, прежде всего, является заворажи вающим. Есть базовые модели, со вершенство которых проверено временем. Некоторые коллекцио неры просят изготовить нечто неординарное, что когда-то  виде ли на картинке или в художествен ном фильме. Невозможного, по словам оружейника, нет. Правда не редко случается так, что начинает он делать один клинок, а в результа те получается нечто совсем иное. Чаще всего ещё более уникальное…

Исторические клубы частенько обращаются к Михаилу за мечами той или иной эпохи. Вот где при гождается первое образование мастера. Оружие выглядит абсо лютно так же, как несколько веков назад. Только не заточено.

Случается, что приносят на рес таврацию раритетные вещи. У оружия, как у любого предмета коллекционирования, со временем цена только возрастает.

Доводилось изготавливать Михаилу и наборы японских саму райских мечей. Причём о каждом из них он может поведать целую историческую повесть: как выглядели, где использовались и какую философию несли в ритуальных действах…

Ремесло как искусство

Раз уж в самом начале мы взялись сравнивать брянского оружейника с итальянским скульптором, то напрашивается ещё одна параллель. Микеланджело не всегда везло с мрамором. Но его таланта хватало на то, чтобы брак камня превратить в его достоинство.

Деревянные рукояти клинков Петрушина заслуживают отдель ного внимания. Наборные и цельные, из капа, чёрного, пробкового дерева, акации и клёна, и совсем простых сортов древесины, кото рые после обработки выглядят, как заморская диковинка.

Впрочем, есть в его изделиях ещё одно дерево, очень красивое, назва ния которого никто не знает. Появилось оно в мастерской своеобразным способом. Видя, как выгружают заморское элитное мыло в деревянных ящиках, оружейник нашёл этой таре достойное применение.

Так что дело отнюдь не только в материалах. Что подтверждает ус пех работ Михаила Петрушина на самых престижных столичных выс тавках: ВДНХ, в выставочномцентре «Крокус Сити», в Центральный доме художников на Крымском валу.

Среди постоянных заказчиков пока ещё малоизвестного в Брянске мастера не только частные коллекционеры, но и любители красивого оружия в Минобороны. Самым же любимым клиентом уже давно стал Центр подготовки космонавтов Звёздный городок. Сейчас по заказу ЦПК мастер изготав ливает партию клинков с портре тами космонавтов.

Недавно Михаил делал пода рочный набор для заместителя командира ЦПК Валерия Корзуна. Но в подарке ведь главное что? По желания. А за словом оружейник в карман не полезет. Поэтому дарственная надпись в данном слу чае звучала так: «Ратоборцу с пла неты Земля, конкистадору Вселен ной, парню из нашей галактики».

Ольга НИКИТИНА. Фото Алексея ЖУЧКОВА.

Просмотров: 1332