…И грянул джаз

…По результатам первого концерта фестиваля «Маримба Плюс» хотела сыграть вместе с «Этносферой», а «Белый Острог» испытывал желание поджемовать с «Маримбой». Однако поезд спутал все карты: «Маримбе Плюс» пришлось отбыть сразу после своего выступления. Другой поезд чуть не испортил настроение Ирине Богушевской, ведь из»за превратностей расписания она прибыла в Брянск позже намеченного, и начало концерта пришлось задержать почти на час. А что ещё можно ожидать от фестиваля, который проводился под негласным слоганом (читайте по фирменным ти»шоткам): We Will Funk You… Однако брянская публика ждала и жаждала джаза, и побольше. И она получила своё.

В последний уикэнд осени Брянск превратился ес ли не в джазовую столицу (как оценили ситуацию не которые ответственные лица), то уж точно не в джазо вую провинцию. Скорее, в джазовое предместье.

На VI Международном фестивале «Джаз не только музыка и не только джаз» было всё. Музыка мира. Фотовыставка «по следам» предыдущих фестивалей. Мастер классы по современному балету от российс кой-звезды «Riverdance» и нашего земляка — уроженца Брянска Дениса Бородицкого.

В Брянск приехали, чтобы выступить в едином кон церте, знойные сибиряки «Белый Острог», аутентичная «Этносфера», экзотическая «Marimba Plus», легендарный «Вежливый Отказ» (который дал десятый (!) концерт в полномсоставе послемноголетнегоперерыва, и сделал это именно в Брянске). Была и заокеанская звезда миро вого масштаба — гитарист Хайрам Баллок. Была и лири ческая героиня нашего времени—Ирина Богушевская.

Впервые фестиваль, который придумали и организо вали Культурный фонд «РАГД» и брянский филиал ОАО «ВымпелКом» (ТМ «Билайн»), проходил при поддержке главы города Брянска. «В названии фестиваля, — сказал Игорь Алёхин, — глубокая идея, которая позволяет ему выйти за рамки лишь музыкального события… Рад от метить, что фестиваль перешёл на новый качествен ный уровень. Это важная веха культурной жизни не только для Брянска, но и, пожалуй, в масштабах Рос сии. Фестиваль, который проводится не в столице и при этом привлекает ярчайшие имена российской и международной сцены, — это по праву гордость нашего города».

Что хорошо и приятно, программа фестиваля была разнообразной — буквально на все вкусы взыскатель ной публики. Конечно, очень непросто собрать в одно время в одном месте столько разноплановых команд и исполнителей — так, чтобы их выступление было не просто «сборным концертом», но настоящим фес тивалем. Однако с этой задачей привычно справились Борис и Любовь Пчёлкины — брат и сестра, которые основали в нашем городе Культурный фонд «РАГД» и воспитали в Брянске целое поколение любителей джаза. И не только…

Внимание! мы входим в открытую «этносферу»…

В рамках фестиваля на брянской сцене выступили два удивительных музыканта — два Сергея — Клевенс кий и Филатов, которые представили нашей публике проект «Этносфера».

Сергей Клевенский—маэстро этнических духовых инструментов. Человек, который объехал весь мир и находится на короткой ноге с легендарной группой «King Crimson», да и не только с ней одной… Он даёт концерты в Москве, много гастролирует, пишет уни кальную музыку для кино. Скажем, все духовые в филь мах «Волкодав», «1612» и новой киноленте «Беглянки» — его рук дело.

Сергей Филатов — пианист и композитор, одним словом – тво рец, а заодно идейный вдохнови тель движения «Этносфера». Чело век серьёзный и целеустремлённый, который не прочь воплотить свои идеи в творчество, заслуживающее самого внимательного изучения.

(Интервью взято во время пер» вого концерта фестиваля, сразу после выступления «Этносферы» на брянской сцене).

А. БЕМОЛЬ: Как давно вы рабо таете вместе в своей группе… или правильнее было бы назвать ее дуэтом?

Сергей КЛЕВЕНСКИЙ: (улыбается) Хотелось бы сказать, что это дуэт. Но на самом деле сегодня выясни лось, что это может легко перерасти в трио. Потому что Лёва Слепнер из «Маримбы Плюс» (сейчас он выс тупает на сцене), послушав нас, обиделся и сказал: «По чему я здесь не участвую?» Когда у музыканта возника ет желание сыграть с другим музыкантом — по моему, это здорово! Здесь нет зависти друг к другу, потому что все люди уже состоявшиеся. Здесь есть желание взаи модействовать, сотрудничать, давать пространство друг другу. «Маримба Плюс» — наши друзья, знаю их уже лет десять… А «Этносфера» — это на самом деле объединение музыкантов, а не просто дуэт. Это содру жество. И мы с Серёжей Филатовым приехали в Брянск именно затем, чтобы заявить о том, что существует такое движение — «Этносфера».

А.Б.: Значит, вы приводите определённых людей в некое движение, задаёте направление…

С.К.: Нет. Эти люди сами идут.

Сергей ФИЛАТОВ: Мы их будим.

А.Б.: …и при этом несёте свой флаг…

С.К.: Ну, мы все несём свой флаг — один, большой, который называется «Родина». Это не пафос. Потому что именно в России одни из самых лучших музыкан тов. И в подтверждение тому скажу, что сегодня мне было очень, очень приятно играть с таким музыкан том, как Серёжа Филатов.

С.Ф.: Это взаимно.

С.К.: И очень много зависит от публики. Потому что люди в России воспринимают всё с открытым серд цем. А открытое, доброе сердце — это и есть флаг.

А.Б.: Как вы думаете, ваша музыка входит в формат фестиваля?

С.К.: Вы знаете, когда мы с Серё жей сюда ехали, он так больно меня локтем пихнул и сказал: «Эй, ты не вписываешься в этот фестиваль!..» Это шутка, конечно. Музыка — она и есть музыка. Джаз несёт в себе сво боду, фольклор несёт в себе свободу. И джаз, и фольклор — это две взаи модействующие силы. Вот Серёжа — это замечательный джазовый музы кант. Я не считаю себя ни фольклористом, ни джазо вым музыкантом. Я просто играю. С.Ф.: Я себя тоже не считаю джазовым музыкантом. В американском смысле этого слова.

С.К.: Но то, что здесь происходит, — это же музыка от чистого сердца. Вот играли перед нами ребята — биг бэнд (имеется в виду брянский эстрадно»джазо» вый оркестр под управлением Бена Мирзояна). Использовали только музыкальные стандарты — всё ясно, всё понятно. Но вот какони играли! Послу шайте! Они же играли сердцем. И это самое главное.

А.Б.: На концерте вы показали себя как мульти инструменталист. На скольких инструментах в общей сложности вы играете?

С.К.: Сложно сказать. Я не зацикливаюсь на количе стве. Вот, например, мы с Серёжей используем ирлан дский инструмент лоу висл, русскую просвирелку, ки тайскую хулусе. Причём многие думают, что хулусе — это русский традиционный инструмент. Потому что тема, которую я играю, — русская. Потому что мы, ис полнители, русские. И тема проходит сквозь нас — сквозь меня, сквозь Серёжу. Через наши русские кор ни. Почему? Потому что мы живём в России. Это наша Родина. И неважно, на каком инструменте ты играешь. Важно, не на чём ты играешь, а как. Повторюсь: надо играть сердцем.

С.Ф.: Глинка использовал немецкий оркестр, италь янские гармонии. При этом писал русскую музыку.

А.Б.: По какому принципу вы формируете прог рамму, с которой выходите на концерт?

С.К.: (мрачно шутит). Сначала у нас бывает драка. Побеждают мудрость и опыт. Я — без зубов, с разбиты ми губами выхожу на сцену…

С.Ф.: И борьба за коду, конечно…

С.К.: …Ага. Кто придёт последним. А.Б.: Насколько импровизация близка вам в ваших выступлениях?

С.Ф.: Она является их основой. По большому счёту вещи рождаются в результате так называемых джемов. Очень многие музыканты используют этот принцип работы — когда включают магнитофон и начинают что-то  играть. Это может быть абсолютно бесперспек тивное занятие, но может родиться и некое зерно, идея, которая станет основой для целой композиции. Таким принципом мы тоже пользуемся.

А.Б.: Вы записываетесь?

С.К.: Да, конечно. Совместно с Серёжей мы сейчас делаем альбом. Из этого, собственно, и родилась наша программа. Мы сегодня как раз вспоминали нашу пер вую с Серёжей репетицию. Это был караул.

С.Ф.: Полное фиаско.

С.К.: Как то мы получили некий заказ и собрались вместе, чтобы порепетировать. Пришли. Поиграли. И довольно быстро разошлись. Что то не получалось. Он говорит: «Когда в следующий раз встретимся?» А я уже держу наготове фразу: «Загруженный график… Концерты…». Он говорит: «Да, у меня тоже. Как нибудь созвонимся». Вот первая репетиция была такой. Апотом…

С.Ф.: …Хватило ума.

С.К.: Да. Хватило ума. Пересилили себя. И сейчас работаем на полном доверии и взаимопонимании.

А.Б.: Раз вы к этому пришли, скажите: что вас объединяет?

С.К.: Любовь к музыке. Любовь к тому, чем мы занимаемся. И, естественно, любовь к Родине. На са мом деле. Я ни в какой партии не состою. Неважно, где живёт русский человек — в Америке, Израиле, Арген тине или ещё где то. Важно, чтобы он с гордостью но сил это звание — русского. Потому что когда я говорю: «Родина» – это не значит «берёзки». Это понятие скла дывается из могил моих предков, куда я могу прийти и положить цветы, вспомнить о замечательных мо ментах своей и их жизни, и это немаловажно…

С.Ф.: Это говорит человек, которыйобъехал весьмир.

А.Б.: То есть вы не склоняетесь при этом к дискри минации: за рубежом всё плохо?

С.Ф.: Как раз наоборот, мы впитываем в себя всю мировую культуру, примеры из области джаза, из ака демической музыки. Тот же фольклор всех стран. Вот Сергей прекрасно играет ирландскую, шотландскую, индийскую, китайскую, болгарскую музыку. Фактичес ки использует инструменты всех народов мира. А.Б.: Вы много гастролировали в других странах?

С.К.: Конечно. Честно говоря, на карте легче пока зать место, где я не был.

А.Б.: И как там воспринимают музыку, которую вы играете? Как свою?

С.К.: Не как свою, но просто на ура.

А.Б.: Этнические интонации узнаваемы?

С.К.: Я всегда стараюсь вносить в свою музыку рус ский акцент. Перед ирландцами я не играю ирлан дские риллы и джиги в чистом виде. Я играю музыку, те же риллы и джиги в своём восприятии.

А.Б.: Может быть, тогда это не этника, а эклектика?

С.Ф.: Скорее всего, нет. Больше подходит слово «фьюжн».

С.К.: Этно фьюжн, да. Вообще я бы себя позицио нировал, как музыкант, который играет современный фольклор. Пройдя через моё внутреннее я, он стано вится таким, каким я его вижу.

А.Б.: …Фольклор не архаичный, а осовремененный?

С.Ф.: Архаичный фольклор, вынесенный на сце ну, сразу становится некой фальсификацией. Пото му что он должен быть в деревне, в своей естествен ной среде.

С.К.: У каждого фольклорного инструмента в Рос сии есть своя бытовая привязка. Существует и жёсткая градация на инструменты мужские и женские. Допус тим, калюка – традиционный русский инструмент — для выпаса лошадей. И это мужской инструмент. Рожок — для выпаса коров. Гусли — это или на свадь бах, или под драку, или под духовный стих, псалтырь. Так что всему своё время, всему своё место.

А.Б.: На концерте какого исполнителя вы бы хоте ли побывать как слушатель?

С.Ф:. Я бы с удовольствием на «Yellowjackets» схо дил. Вот, кстати, реальный пример того, как аккуратно музыканты «академики» используют современную джазовую палитру. И, являясь высочайшими професси оналами, берут ирландскую вещь и делают из неё пот рясающую композицию, так что ты не ощущаешь себя слушателем чего-то  чужеродного, но воспринимаешь это, как своё. Какие то общечеловеческие струны зат рагиваются.

Видимо, задача и русских музыкантов — так испол нять нашу музыку, чтобы её мог понять и американец, и китаец, и испанец, и японец… Имы всегда будем призы вать музыкантов обратиться к тому золотому запасу на шей культуры, который практически не тронут…

С.К.: Хотелось бы, чтобы на дне рождения пели не «Happy birthday to you», а «Чарочка моя серебряная…» (напевает). Это была бы просто победа.

С.Ф.: Как сказал Сергей Старостин (выдающийся исполнитель русского фольклора, номинант премии World Music Awards»2003, ежегодно присуждаемой британской корпорацией BBC самым интересным музыкантам мира), на сегодняшний день мы нахо димся в ситуации, когда наша молодёжь практически отторгнута от русской культуры.

Молодые барышни помнят наизусть репертуар «Русского радио», но практически не знают ни одной русской песни. Это значит, что если пройдёт ещё 5–10 лет в том же духе, мы будем иметь дело с потерянным поколением.

А.Б.: Вы говорите «если», значит, надеетесь, что это можно изменить?

С.Ф.: Только вера, наверное, может изменить челове ка. У нации существует какой то инстинкт самосохране ния. Видимо, в определённый момент он включается.

С.К. И ещё я считаю, очень важно, чтобы музыкан та поддерживало государство.

А.Б.: …Вот мы и видим, каких музыкантов поддер живает сегодня государство. Весь этот масскульт…

С.К.: То, что вы видите, — это на поверхности. Но потихонечку происходит что-то  иное. Думаю, отношение меняется.

С.Ф.: Рано или поздно люди во власти должны понять, что без поддержки национального, культурно го пласта они просто обречены остаться без народа.

А.Б.: Но что будет, если поколения сменятся, и госу дарством начнут управлять те люди, которые вырастут на «Русском радио»?

С.К.: Не знаю. Я только замечаю, поскольку часто переезжаю с места на место — в поездах, машинах, са молетах, — что люди, когда по радио начинают зву чать «масскульт», выключают приёмники. И начинают разговаривать.

С.Ф.: Инстинкт самосохранения срабатывает. Очень многие наши знакомые выбросили телевизоры. И дети начали читать книги. Этот процесс происхо дит. И он начинается в семье.

С.К.: Конечно, семья — это основа.

Так вот ты какой, «Белый острог»

В Америке их знают как Two Siberians ( «Двое из Си бири»). Гитарист Юрий Матвеев и скрипач Артём Яку шенко — наверное, самый экспрессивный инструмен тальный дуэт на российской музыкальной сцене. Пожалуй, с их необычной манерой игры, когда музыка льётся на зрителя слушателя неудержимой ниагарой, может сравниться лишь скрипач Алексей Айги, кото рый столь же самозабвенно откалывал чисто гимнас тические пируэты на брянской сцене несколько фес тивалей тому назад… Однако вернёмся к нашим «Ост рогам». На их счету два американских альбома — Two Siberians (2000) и Out of Nowhere (2005). В записи нового диска принимали участие такие классные музыканты, как Майкл Брекер (Michael Brecker), Ри чард Бона (Richard Bona), Дон Байрон (Don Byron) и Мино Кинелу (Mino Cinelu). Популярность себе «Бе лый Острог» снискал и записью саундтреков к сериалу «Next 2» и «Next 3», а также к фильмам «КГБ в смокинге» и «Граф Монтенегро».

(Интервью взято с боем у изрядно уставших музы» кантов после шумного концерта «Белого Острога» — хедлайнера первого дня фестиваля).

А. БЕМОЛЬ: Как вы уже поняли, в нашем городе вас очень любят. Во многих городах России вас любят так же, как в Брянске?

Артём ЯКУШЕНКО: Конечно. Но в Брянске — больше всех (смеётся).

А.Б.: Откуда едете и куда собираетесь?

А.Я.: Из Москвы и в Москву. Мы сейчас больше в столице. Играем в клубах, участвуем в фестивалях.

А.Б.: Вы играете только вдвоём?

А.Я.: Только.

А.Б.: …А в прошлом году на фестивале в Брянске у вас был джем с ИваномСмирновым. Как вам этот опыт?

А.Я.: Это мы тогда в гримёрке решили: давайте сыг раем, почему бы нет. Сегодня могли бы с «Маримбой» сыграть, но они уехали на поезде.

А.Б.: А вы бы хотели?

А.Я.: Да, можно было бы что-нибудь  замутить такое…

А.Б.: Ну, у вас такая зажигательнаямузыка, чтомузыкан ты, по моему, сами бросаются к вам…

А.Я.: …в бой!

А.Б.: У вас такие отношения на сцене, будто вы во время концерта сражаетесь: перекрестья скрипок, гитар… Кажется, что инструментов очень много. Как вам удаётся до биться такого эффекта?

А.Я.: Годы тренировок плюс сов ременные технологии.

А.Б.: Публика заметила, что во время ваших выступлений Юрий Матвеев постоянно артикулирует некие слова, которых не слышно… Что это значит?

Юрий МАТВЕЕВ: Пытаюсь сочинить слова к каж дой песне, которые немедленно забываю после кон церта. Надо как-нибудь  записать и послушать самому (улыбается).

А.Б.: Это необходимо для такого драйва?

Ю.М.: Совершенно необходимо. Получается чисто рефлекторно.

А.Б.: У вас есть музыкальное образование?

Ю.М.: Наше иркутское образование плюс то, чему научились по жизни.

А.Б.: Вы сейчас по Штатам гастролируете?

А.Я.: Нет, мы в Америке уже два года не были.

А.Б.: Почему? А.Я.: Сейчас больше здесь работы.

А.Б.: То есть спрос на вашу музыку здесь появился?

А.Я.: Спрос на нашу музыку появился после того, как мы съездили в Америку.

А.Б.: Вы считаете так?

А.Я.: Я не считаю, так оно есть. К сожалению или к радости, я не знаю. Пока куда то не уедешь, на тебя не обращают внимания. Когда возвращаешься, на тебя начинают смотреть по другому.

Ю.М.: Когда мы из Иркутска приезжали — это одно дело. Когда мы стали приезжать из Нью-Йорка… ситуа ция изменилась.

А.Б.: Как вас воспринимают в Иркутске?

А.Я.: В Иркутске мы играем раз в год по два концерта в день, и воспринимают нас очень хорошо. На анш лагах. Ну, свои ж…

А.Б.: Ближайшие ваши планы.

Ю.М.: Новый год.

А.Б.: На кремлёвских елках никогда не играли?

А.Я.: Нет. Один раз играли в Кремле на вечере выпускников медалистов. Да вообще где только не играли. Кстати, и у Путина играли в Питере…

А.Б.: Вам нравятся фильмы, к ко торым вы пишете музыку?

А.Я.: Ну… Это заказная музыка. Иногда нравится, иногда нет. Но ес ли мы это делаем, значит, более или менее нормальное отношение к этому у нас есть.

Ю.М.: Если берёмся за работу, всегда стараемся сделать её хорошо.

А.Я.: Иногда боремся с собой.

А.Б.: А предложений сняться в кино не было?

А.Я.: Пока не поступали.

Ю.М.: А мы снимались в одном американском фильме ужасов. Были так загримированы, что даже друг друга не узнали.

Хайрам Баллок. И этим все сказано

Гитарист Хайрам Баллок, один из столпов америка нского фьюжна, почтил своим вниманием и высоко классной игрой Брянск в самый разгар фестиваля.

Накануне своего памятного выступления, во время которого зал то и дело взрывался аплодисментами и танцевал до упаду перед сценой, Хайрам Баллок дал своё единственное интервью в Брянске.

(Интервью со звездой состоялось сразу после саундчека).

А. БЕМОЛЬ: Как вам нравится в Брянске?

Хайрам БАЛЛОК: Не знаю ничего о Брянске. Я прибыл сюда два часа назад. И это  (окидывает взглядом колоритные голые стены гримёрки в «Дружбе», изобилующие вопиющими розетками и пестрящие голубыми умывальниками) — единственное, что я ви дел в вашем городе. Где мы?

А.Б.: Недалеко от Москвы.

Х.Б.: …И недалеко от Украины?

А.Б.: На границе с нею.

Х.Б.:О! (Смеётся). ТогдамыближекКиеву, чемкМоскве.

А.Б.: Вы в России на гастролях? Где успели побывать?

Х.Б.: Я был в Москве, в Кемерово, Уфе. И теперь я здесь. Собираюсь в Белгород.

А.Б.: И что вам понравилось больше всего?

Х.Б.: Многие вещи. Но больше всего понравился звук здесь, в Брянс ке. Саундчек показал: здесь замеча тельный звук. Будет здорово играть.

А.Б.: Вы бывали в разных горо дах России. Там знают вашу музыку?

Х.Б.: В Москве — да. А так… Например, раньше я уже играл в Белго роде. Так что они, наверное, помнят. Но на самом-де ле для меня это неважно. На сцене я делаю миксы. Играю песни, которые наверняка известны многим. И я стараюсь сделать из концерта шоу, которое пон равится вам, даже если вы не знакомы с музыкой, которую я играю.

А.Б.: А что вы собираетесь исполнить на сцене?

Х.Б.: (смеётся). Не имею ни малейшего понятия.

А.Б.: Расскажите о музыкантах, с которыми вы выступаете

Х.Б.: Фрэнк Грейвис, он играет на бас гитаре — с ним вместе мы учились в университете. Я знаю его уже 33 года. Крис Кодиш из Детройта играет на клавишных. Джереми Гэдди играет на барабанах. Не буду долго рас сказывать. Пусть наша музыка скажет сама за себя.

А.Б.: Знаете ли вы слоган этого фестиваля «Джаз не толькомузыка и не только джаз»? Вы с этим согласны? Х.Б.: Хм… Скорее, я не возражаю по этому поводу. На самом деле не совсем понимаю, что это значит…

А.Б.: Знаете ли вы о том, что гостем нашего фестиваля в 2003 году был Билли Кобэм? Вы наверняка выступа ли вместе с ним…

Х.Б.: Билли женился на русской женщине. У Билли тесные связи с Россией. Мы выступали вместе, в том числе в вашей стране — в Москве и Санкт-Петербурге.

А.Б.: А вы играли с русскими музыкантами?

Х.Б.: С Игорем Бутманом.

А.Б.: Ас кемиз русскихджазовыхмузыкантов знакомы?

Х.Б.: На самом деле я не джазовый музыкант. Я что-то  среднее. Да и особо не выхожу никуда, так что знаю немногихмузыкантов. ВотФрэнк (показывает на Фрэнка Грейвиса) знает многих!Он—учитель. Преподаёт иг ру на бас гитаре.

А.Б.: Можете ли вы назвать своё самое экзотическое выступление?

Х.Б: (удивлён) Экзотическое? Забавный вопрос. Даже не знаю, как лучше ответить. Это случайно не се мейный журнал? Это не вырежет цензура?.. Ну, мне нравится играть обнажённым в моей студии… Хотя вряд ли это можно назвать «выступ лением» (улыбается).

А.Б.: Вы много гастролировали по миру. Какая публика вам нравится?

Х.Б.: Каждое место индивидуально. И аудитория раз личается. Иногда играем в маленьких клубах, как, нап ример, в Чехии. И даём концерты на огромных пло щадках для тысяч слушателей, скажем, в Каунасе.

А.Б.: Вы сейчас больше на гастролях или занимае тесь студийной работой?

Х.Б.: И то, и другое важно. Мы только что записали «живой» альбом. Когда я завершу наш тур по России, запишу ещё один «live» с нашей группой.

А.Б.: Знаете ли вы что-нибудь  о русской музыке?

Х.Б.: Абсолютно ничего. Знаю, что такое балалайка. Вот и все мои познания.

А.Б.: Что американские жители думают о русских?

Х.Б.: Американские жители не думают одно и то же. Каждый думает что-то  своё.

А.Б.: Но нет ли какого то стереотипа?

Х.Б.: Во первых, что такое Америка? Есть Нью-Йорк, который не Америка, а — Нью-Йорк. Есть Калифорния. Это тоже нечто особое. А есть что-то  между ними. Во обще то многие люди не путешествуют, у них нет загранпаспортов, и вообще их особо не заботит то, что находится за пределами их города. Поэтому нель зя сказать, «что американцы думают о русских».

А.Б.: …и, наверное, вряд ли вообще думают.

Х.Б.: О да. Большинство действительно не думает о русских вообще. Большинство озабочено тем, как накормить своих детей и заплатить за жильё.

А.Б.: Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

Х.Б.: Чтобы им понравилось наше шоу.

Ирина Богушевская: «Для повышения самооценки нужно выступать в Брянске»

В конце всякой встречи со знаменитостью Алексей Хотяновский взял за правило по аналогии с телеведу щими Борисом Берманом и ИльдаромЖиндарёвым за давать интервьюируемому стандартный перечень воп росов. Эдакий опросник анкета Марселя Пруста, на ко торую отвечали популярные люди от Карла Маркса до Жерара Филиппа и Андрея Тарковского. Заполнить подобную анкету Алексей Константинович попросил и Ирину Богушевскую.

(Из интервьюпосле концерта Ирины Богушевской).

Алексей ХОТЯНОВСКИЙ: Что такое, по вашему, крайне бедственное положение?

Ирина БОГУШЕВСКАЯ: Для артиста это такое положение, когда он не свободен и должен занимать ся халтурой, которую замечательный Никулин назы вал «самоубийством с целью личной наживы».

А.Х.: Где бы вы хотели жить?

И.Б.: На морском берегу среди пальм и мулатов.

А.Х.: К каким ошибкам вы склонны проявлять наи большее снисхождение?

И.Б.: К ошибкам, связанным с высокими чувствами.

А.Х.: Ваши любимые литературные герои.

И.Б.: Невозможно перечислить. Но главный — Винни Пух.

А.Х.: Ваш любимый художник.

И.Б.: Ничего не понимаю в живописи.

А.Х.: Какое качество выособенно цените в мужчине?

И.Б.: Мужественность.

А.Х.: Ваш главный недостаток.

И.Б.: Лень.

А.Х.: Что было быдля вас самымбольшимнесчастьем?

И.Б.: Оказаться в крайне бедственном положении, о котором мы говорили выше.

А.Х.: А что вы больше всего ненавидите?

И.Б.: Глупость.

А.Х.: Реформа, которую вы оцениваете больше всего.

И.Б.: Отмена крепостного права.

А.Х.: Способность, которой вам хотелось бы обладать.

И.Б.: Быть одновременно во многих местах.

А.Х.: Как бы вы хотели умереть?

И.Б.: Легко и быстро.

А.Х.: Ваш девиз.

И.Б.: Это девиз из Библии. И его хорошо перефор мулировал мой любимый Курт Воннегут: «Господи, дай мне душевный покой принимать то, что я не могу изменить, мужество изменять то, что могу, и мудрость всегда отличать одно от другого».

В заключение разговора с Ириной Богушевской Алексей Хотяновский попросил певицу поделиться своими впечатлениями от брянского фестиваля и её участия в нём.

— Брянской публике я хочу сказать слова бесконеч нойблагодарности. Потому что у нас сегодня был такой зал, о котором мечтает любой артист. То есть это в оп ределённом смысле некая вершина, которую ты потом вспоминаешь, когда у тебя что-то  не получается. Потому что получить зал таких людей — это какое-то огромное достижение. Так что брянской публике низ кий поклон. Мы для себя сейчас в гримёрке решили, что мы должны приезжать сюда каждый месяц. Для повышения самооценки.

А. БЕМОЛЬ. Фото автора.

Организаторы фестиваля благодарят за поддержку и дружеское участие Управление культуры Брянской городс» кой-администрации и лично Владимира Севченкова, Управ» ление культуры областной администрации, городскую администрацию, компании: «Билайн», ОАО «Брянский мясо» комбинат», «Автомаркет», кафе «Изба».

Просмотров: 1047