Виктор Афанасьев: «На космическом корабле женщина — к счастью!»

Он такой космический и такой земной, такой далёкий и очень близкий. Шутка ли: четырежды летать к звёздам, провести в космосе 555 суток, и только на «отлично» выполнять поставленные задачи. И тут вдруг узнаёшь, что этот суровый капитан космического корабля скучает по родному дому на улице Карачевской. Когда бывает здесь зимой, любит чистить снег, весной — возится на грядках, а летом для него самое большое удовольствие поваляться на травке.

Поройвозникаетмысль: онникакнеможетбытьобычным человеком с простыми радостями, его ТАМ если не подменили, то уж наверняка завербовали! Тем более что Афанасьев не скрывает, что уверен в существовании внеземных цивилизаций: «Не хотелось бы верить, что мы произошли от обезьяны!» С ним рядом сложно, личность токосмическая, как соответствовать? Впрочем, совсемненужностаратьсяпонравитьсяАфанасьеву, лучшеоставаться самим собой. Всё равно рассмотрит! Или почувствует?! И каждый раз, общаясь с этим человеком, делаешь какие то удивительныеоткрытия! Очередное интервью и Виктор Михайлович вновь удивил!

«В Брянске сердце стучит по-другому»

—Виктор Михайлович, почему вытак часто бываете в Брянске? Что вас сюда тянет?

— Брянск — мой родной город, родная энергетика, много друзей родственников. Когда я въезжаю в Брянск, чувствую: сердце стучит по другому. Так я устроен. Бывают официальные визиты, когда приглашают, к примеру, на День города, но чаще я приезжаю неофициально, и тогда стараюсь, чтобы об этом никто не узнал. Я рад, когда возникает возможность встретиться с друзьями, родственниками, одноклассниками, узнать как у них жизнь.

—Вы учились в двух брянских школах—9-й и 8-й, — где больше друзей осталось?

— Обе школы для меня родные. Но хотя в восьмой я учился всего лишь два года, там друзей больше. Потому что это был выпускной класс. В 1966 м мы закончили школу, и с тех пор уже больше сорока лет обязательно раз в год встречаемся, но хотелось бы больше. Собирается обычно человек 10—15.

— Есть среди них девочки, которые вам нравились, может быть, та, в которую вы были влюблены?

— Конечно. Мы соединились в десятом классе, в 10-м «Б». А так мы были в разных классах. Помню, в 9-м классе возникло стремление лучше учиться, чтобы ей понравиться. Ну, всё как у любого влюблённого юноши. Эта девушка многим нравилась, она была красавицей.

 — А сейчас общаетесь?

— Сейчас у нас дружеские отношения, у всех свои семьи. Порой думаешь, а если вернуть всё назад? Мы ищем своих жён где-то  далеко далеко, но можно было искать рядом, да и нужно искать рядом. Хотя, что ни есть, то к лучшему.

— Вы сумасбродства какие-то совершали в пору влюблённости?

— Да, нет. У нас был очень серьёзный класс, была своя музыкальная группа, пели популярные эстрадные песни, участвовали в конкурсах. Серьёзно занимались спортом. Вшколе мы посещали секции баскетбольную и волейбольную, играли в футбол.

— Виктор Михайлович, а в ту пору вы уже знали, что будете космонавтом?

— У меня мечта была стать военным лётчиком. В районе строго аэропорта был военный аэродром, там летали истребители. Рядом работал отец, он был токарем в строительной организации, я часто приходил к нему, наблюдал самолёты. Но отец, который во время войны работал в авиационных мастерских, отговаривал меня. Однако я загорелся и всё!

— А где вы были в тот момент, когда сообщили о полёте в космос Гагарина?

—В школе. Нам директор сообщил, мы зааплодировали. Надо сказать, что все как будто знали, чувствовали, что что-то  свершится, хотя информации было мало. Мы, конечно, радовались от всей души, высыпали во двор, была прекрасная солнечная погода. Ветераны Великой Отечественной говорят, что 9 мая 1945 и 12 апреля 1961 года два идентичных праздника, когда все ликовали от души! У меня удивительно совпали две даты. 26 мая 1961 года, когда я увидел Гагарина, единственный раз, к сожалению. Он ехал в открытом ГАЗ 69 м, украшенном цветами. И потом 26 мая 1991 года я приземлился после первого полёта.

— Какие то ещё магические числа есть?

— Я 70-й космонавт, и номер машины 070. То есть порядковый номер космонавта совпадает с номером его машины. И этот номер нам, космонавтам, отдаётся навсегда. Такая традиция. ГАИ идёт нам навстречу. Ещё есть любимые числа – 14, 21. 21октября стартовал. Люблю все числа, делящиеся на семь.

—Космонавты—народ суеверный? Все хорошо знаюто вашейтрадиции смотреть «Белое солнце пустыни». Что ещё?

—Я в какой то степени суеверный. Если чёрная кошка перебежала дорогу, обязательно несколько раз перебрасываю пальцы левой руки крестом. Предпочитаю не возвращаться домой, если что-то  забыл. Но если придётся вернуться, перед зеркалом три раза покручусь. Ну, естественно, «Белое солнце пустыни» перед стартом смотрим.

 — А дверь, по моему, есть какая-то знаменитая?

— Это на Байконуре. Мы расписываемся на двери комнаты, в которой живём, когда уходим на старт. В Звёздном городке есть книга в кабинете Гагарина, где каждый экипаж то, что чувствует после посещения кабинета, записывает. Затем обязательная поездка на Красную площадь. Происходит это за несколько дней до отлёта на Байконур.

 — Ритуал всегда неизменен?

—Да, стараются. Потому что был случай, когда один из членов экипажа не стал смотреть «Белое солнце пустыни» и из-за его болезни программа полёта была прервана, и пришлось возвратиться на Землю.

«В космосе не целовался… может быть, зря…»

—Виктор Михайлович, моряки считают, чтоженщина на корабле —к несчастью. Космонавты, видимо, другого мнения?

—В своё время Сергей Павлович Королёв не любил, когда на старте космического корабля была женщина, возникали скандалы. Правда, потом женщины и в космос стали летать. Я на это внимания никогда не обращал. Поэтому, наверно, с Клоди Эньере я был сначала дублёром, потом летел с ней. С Хелен Шарман я возвращался с орбиты. И ещё Надежда Кужельная была у меня в экипаже на подготовке. Сейчас она ушла из отряда космонавтов, вторым пилотом в самолёте ТУ 134 летает в «Аэрофлоте».

—Пожалуйста, подробнее расскажите об этих полётах?

— Мы работали на орбите с Мусой Манаровым и к нам на смену прилетел следующий экипаж: Арцебарский, Крикалёв и Хелен Шарман – первая женщина космонавт Великобритании. Мы с ней на орбите были шесть дней, и с нашим экипажем она возвращалась на Землю. Приземлялись 26 мая 1991 года. На орбите она отработала прекрасно. За двое суток до возвращения на Землю я заметил у неё на глазах слёзы. Спросил: чем расстроена? В ответ услышал: «Виктор, я хочу остаться! У тебя ещё будет возможность полюбоваться на Землюиз космоса, а у меня такого больше никогда не будет!»

Хелен Шарман —женщина с шармом?

—Она красивая женщина! Меня часто спрашивают: целовались ли мы на орбите. Нет, не целовались. Может быть, зря… Ведь это романтика —поцелуй на высоте 400 километров от Земли! По просьбе Алексея Архиповича Леонова она сшила специально для полёта прекрасный наряд розового цвета — панталоны, кофточка, всё пышное, в невесомости всё раз — вивается, причёска соответствующая. И вот она в таком сногсшибательном виде вплывает в базовый блок на торжественный ужин! Мы залюбовались ею! Кстати, у нас сохранилась видеозапись этого замечательного момента.

— Подкрашивалась она?

— Этого я не замечал, но волосы мыла каждый день, выглядела всегда хорошо. Хочу отметить её мужественное поведение при посадке на Землю. Там есть такой момент, при торможении возникают сильные боковые перегрузки. На лице Хелен был сильный испуг, но своего страха он не выдала даже возгласом. Хотя она не профессионал, в прошлом инженер кондитер известной кампании «Марс». Он выиграла конкурс, объявленный в Великобритании по радио, стала лучшей из 13 тысяч претендентов.

Наши журналисты называли Хелен «железной леди». Думали: ни племянница ли она Маргарет Тэтчер. На одной из пресс конференций она поставила кого-то из прессы на место. Её назвали английским космонавтом, на что она ответила: «У вас в Советском Союзе есть Украина, Белоруссия, другие республики, а у нас кроме Англии есть Уэльс, Шотландия и так далее, так что я — космонавт Великобритании!» Что ещё запомнилось. Впервые на борт космической станции (об этом мало кто знает) от врача британского экипажа был доставлен настоящий английский виски в стеклянной посуде. Распили на торжественном ужине.

— Итак, с Хелен Шарман вы пили виски, а с Клоди Эньере, надо полагать, настоящее французское вино?

— Ну вообще то на первом месте всегда рабочая программа полёта, выполнение экспериментов. Спиртные напитки, конечно, не входят в обязательный рацион. Но французам было разрешено взять с собой вино. Я думаю, что в будущем вино будут использовать вместо снотворных таблеток, которыми мы пользуемся в полёте. Несколько граммов прекрасного французского вина из частных коллекций французских виноделов это чудесно! С Клоди мы пили бургундское вино.

— Хорошая была компания?

— Это был мой четвёртый полёт. Международная космическая станция, 21—31 октября, 2001 год. В экипаже были Константин Козеев, он в первый раз полетел, и врач реаниматолог по профессии, а на корабле бортинженер Клоди Эньере. Ну, надо сказать, что с ней я дублировал в 1993 году Жан Пьера Эньере, а потом с Жан Пьером я летал в космос. Жан Пьер и Клоди—супруги, у каждого из них это второй брак. Кстати, Жан Пьер узнал о том, что он официально разведён на орбите, хотя с Клоди они уже насколько лет жили в гражданском браке, у них родилась дочь, к тому времени ей уже было года три. Бракоразводная процедура во Франции очень длительная. Узнав, что всё позади, он был счастлив.

— Получается, вы в какой то степени крёстный отец малышки, как её зовут?

—У неё двойное имя Карла Анастасия. Почему Анастасия? Потому что она была задумана в России, и выполнено всё было в Санкт-Петербурге. С нами она говорила по-русски, с ними по-французски и по-английски, а ещё она посещала немецкий детский сад. Когда мы познакомились, ей было четыре года.

— Что вспоминается из полёта с Клоди?

—Очень симпатичная француженка, я часто говорил ей: «Клоди, ты украшаешь наш экипаж». Во время подготовки к полёту нам создали очень серьёзную внештатную ситуацию. Я про неё на орбите забыл. А перед спуском мы обычно проговариваем все наши действия, у лётчиков это называется «пеший полёт». И вот мы уселись над бортдокументацией, и я чувствую, что Клоди сильно волнуется. Она вспомнила ту тренировочную внештатную ситуацию на спуске. Пришлось успокаивать. Я заверил, что вероятность возникновения такой ситуации очень мала. «Спи спокойно», — сказал я ей. Для меня главное, чтобы экипаж выспался перед спуском.

— Клоди удивляла вас нарядами?

—Нет, я бы запомнил. Помню, однажды случился казус. После занятий спортом Клоди необходимо было переодеться. На «Мире» было проще: улетел куда нибудь в закуток и переоделся. На МКС длинный вагон и всё просматривается. Для того, чтобы переодеться, члены экипажа закрываются люки.

И вот я смотрю: Клоди минут 15 сидит перед закрытым люком, я подлетаю, спрашиваю: что случилось? Она говорит: «Миша Тюрин позанимался, улетел переодеваться, а мне неудобно беспокоить». Я говорю: «Так может он уже в американский сегмент улетел?» Приоткрываю люк, а там никого. Миша переоделся, забыл открыть люк, а сам улетел к компьютерам в американский сегмент. И так бы и сидеть Клоди в нерешительности.

— Значит, много неудобств возникает в полёте с женщинами?

— Это, конечно, сказывается на поведении мужчин. Например, стараемся не обнажаться по пояс, только в случае необходимости во время экспериментов. Но в целом, присутствие женщины облагораживает экипаж. Перефразируя морскую пословицу, скажу: «Женщина на космическом корабле – к счастью!» И я бы очень хотел, чтобы в российском отряде космонавтов женщин было больше, но их, к сожалению, мало. У американцев больше.

—Клоди Эньере достаточно успешнаяженщина, её любят во Франции, даже министром назначили?

— Она была министром науки и технологий, затем министр Европы в Министерстве иностранных дел Франции, а сейчас после смены правительства я пока не в курсе. Но в своё время Орден почётного легиона вручала мне она, это происходило в Москве. А сопроводительная бумага к этой награде подписана Жаком Шираком.

«Хочу, чтобы брянцам легко дышалось!»

— Виктор Михайлович, вы, когда наведываетесь в Брянск, живёте у своей сестры Тамары Михайловны. Помогаете по хозяйству?

—Это родительский дом. Мы сделали к нему пристройку, но работы ещё не закончены. Мне приятно, что здесь много родительских вещей, я чувствую эту энергетику, мне нравится бывать в этой обстановке. По хозяйству, конечно, помогаю, делаю мужскую работу.

— Огородничаете?

—Я могу вскопать, но посадкой занимается уже сестра. Для неё важно, чтобы был картофель, клубника, грядки с луком, редиской и так далее. Я бы сделал другой ландшафт: лужайку для отдыха, стол, скамейки. У нас недалеко от Звёздного городка был участок земли. Я занимался огородом, но когда я улетел на полгода, никто из домашних там не бывал. А там было хорошо. Правда, мне было неловко: соседи работали, а я приезжал полежать на траве.

— Вы любите бывать на природе?

— Люблю, очень люблю! Еще будучи лётчиком испытателем, я уезжал на машине в родительскую деревню Меркульево и там на каком нибудь пригорке расстилал одеяло и любовался окрестностями, вспоминал детство, когда с пастухами присматривал за стадом. Живописные места! Всего километров 12 от Брянска

— Деревня ещё жива?

— Деревня жива, но если сейчас не проложить дорогу, чтобы туда пошла маршрутка, молодёжь туда не вернётся. Там есть газ, есть вода, осталось только решить проблему с транспортом, я надеюсь, что всё это будет сделано. Там всего то два километра дороги, да внутри на километр асфальт положить. Пока не хочу обращаться к министру транспорта, думаю, всё решат на месте.

— Виктор Михайлович, вы принципиальный человек, борец по натуре…

—Мне хотелось бы быть таковым, но не всегда, к сожалению, это удаётся. Потому что не всё от меня зависит, но всё что зависит от меня, я стараюсь делать. К примеру, в Меркульево есть хороший водоём, который в своё время облагородил колхоз.

Но вот появились бизнесмены, которые хотят развести тамрыбку, чтобы люди рыбачили за определённую плату. Раньше были и сады свои, и рыба своя в прудах, люди жили полной жизнью, сейчас, увы, этого нет. Так вот, моя позиция такова: давайте разводить рыбу, но пусть её ловят бесплатно. Пусть люди с удовольствием отдыхают на природе. Я узнал об этом бизнес проекте во время предвыборной кампании. И я сказал одному рыбаку: «Мы выпустим в этот пруд своих мальков. И будем тоже ловить свою рыбу». Не надо жадничать по мелочёвке!

— Вы активно участвовали в «скверной истории» на стороне горожан, и вновь встал вопрос реконструкции и сквера Проскурина, и площади Партизан, и вы вновь в гуще событий. Почему вас это так волнует?

— Для меня важно, чтобы в Брянске не повторили ошибку петербуржцев, где памятник Ахматовой стоит над подземной стоянкой. Там нет ни одного деревца, только низкий кустарник. Хотя горожан тоже уверяли, что здесь будет сквер. Да, облагораживать сквер Проскурина и площадь Партизан надо, но тот проект, который есть, меня не устраивает. И понимаю, что это лакомый кусочек, но давайте сделаем так, чтобы это место сохраняло своё предназначение. Это сейчас у нас на первое место вышли деньги, но со временем, я думаю, культура победит и люди потянутся в музеи, театры.

— Что, на ваш взгляд, нужно сделать в Брянске?

— Нужносделать хорошие тротуары, какможнобольше зелени, и чтобы за срубленные деревья бизнесмены платили и высаживали новые. А деревьев всё меньше и меньше, у крупных торговых центров их вообще нет, зато много места для автостоянок. Пока брянцам летом дышится легко, но если так пойдёт дальше, город задохнётся в выхлопных газах. И ещё я хотел бы, чтобы, как в советское время, по утрам поливальные машины смывали пыль. Не надо забывать о чернобыльской аварии: радиационная пыль до сих пор оседает в городе.

В городе должен появиться серьёзный независимый архитектор, который бы видел будущее Брянска, занялся Градостроительным планом. Чтобы архитекторы не шли на поводу у коммерсантов.

«Были ли американцы на луне? На этот вопрос ответят китайцы»

 — Виктор Михайлович, вернёмся к вашей профессиональной деятельности. Вы летали в космос, когда наша страна была космической сверхдержавой. Мы сейчас утратили эти позиции или у отечественной космонавтики есть будущее?

— Я летал в космос, когда Советский Союз был космической державой, у нас на орбите была своя станция «Мир». С её гибелью закончилась наша национальная пилотированная программа. (Афанасьев был одним из тех, кто протестовал против уничтожения «Мира» и даже подписал письмо президенту соответствующего содержания. Но по воле определённых лиц это послание дошло до главы государства слишком поздно. —Авт.)

Сейчас на Международной космической станции идёт программа международного сотрудничества. Но на МКС мы на вторых ролях. Когда мы возродим свою пилотируемую космонавтику, возвратим на орбиту группировку спутников разведчиков, серьёзно займёмся навигацией, вот тогда мы вновь обретём статус космической державы.

Пока эти позиции утрачены. Должен появиться свой хороший космодром. Договор аренды Байконура заключён на 50 лет, но каждый год нам будут диктовать свои условия. Надо или дорабатывать космодром в Плисецке или космодром «Свободный» на ДальнемВостоке, а это очень крупные финансовые вложения. Хотя там рядом Китай…

— А что Китай? Теснит нас?

— Не только Китай, но и Индия, и Бразилия очень серьёзно занимаются космонавтикой. Правда, про это мало кому известно. Японцы имеют очень хороший ракетоноситель, но у них всё же отставание идёт. А китайцы идут очень серьёзно, мы на каком то этапе это проморгали. Там космической программой руководит компартия Китая. Меня удивляют наши политики, которые напрочь отрицают коммунистические идеи, но вот в Китае они здорово работают. И там прогресс во всех сферах. Я был там в 1995 году, в 2006-м. Я воочию увидел эти изменения, темпы развития ошарашивают.

— Много говорят о полёте на Марс. Вы бы хотели полететь туда? Да и нужен ли нам этот проект?

— Если нам не нужен, то найдутся те, кому Марс будет нужен. Если мы сейчас не договоримся с Китаем участвовать в лунной программе, то мы сильно отстанем и будем на задворках.

— Почему с Китаем?

— Можно и с США договариваться, но американцы нам будут палки в колёса вставлять, мне так кажется. Китайцышутят: «Были ли американцы на Луне? На этот вопрос ответят китайцы». В каждой шутке есть доля правды.

— А Марс?

— Этот полёт одна страна не потянет, надо сотрудничать. До того как я посмотрелфильм «Миссия наМарс» я скептически относился к возможной экспедиции на Марс, но, посмотрев его, я готов был лететь на следующий день. Это и романтика и мечта полететь на другую планету!

«Я не собираюсь делать карьеру политика»

—Вывышлинапенсию, полнысил, идейирешилипопробовать себя в политике: участвовали в выборах в Государственную думу от Аграрной партии России?

— Я не собираюсь делать карьеру политика. Моей пенсии мне вполне хватает. Я хотел попытаться «разбудить» народ и показать, что мы потеряли продовольственный суверенитет. Если мы потеряем деревню, мы потеряем Россию, потому что Россия – это не Москва. Приятно посмотреть наМосковскуюобласть, благодаря Громову она преображается, строятся дороги. Я часто езжу в Тверскую область в детский дом по Рижскому шоссе. Как только заканчивается Московская область, начинается совсем другая дорога. Очень жаль. Хотелось бы, чтобы президент занимался не только восстановлением сельского хозяйства, нои самой деревней, её социальной сферой. Надо возвращать молодёжь в деревню. Выборыпоказали, что народ нашпока не проснулся.

—Продолжите политическуюдеятельность?

—Посмотрим. Я работаю в общественных организациях, являюсь президентом Лиги защиты культуры. Я считаю, что Россия возродится через культуру. Надо чтобы в кинотеатрах шли отечественные фильмы, чтобы молодёжь ходила в театр. Главное – возрождать культуру села, чтобы нам пелирусские народные песни. Чтобы, включив какую либо радиостанцию, мы слышали не англоязычные песни, а русские песни и классическуюмузыку. Мы, старшее поколение, со своими родителями пели и ту же «Рябинушку», «Степь, да степь кругом», и «Варяг», но сейчас молодёжь не знает этих песен.

— Ваша любимая песня какая?

«Выйду я на улицу». Или профессиональная: «Дождливым вечером…», её лётчики в компании всегда поют.

 — А вы любите петь, Виктор Михайлович?

— Люблю. Мне бы очень хотелось научиться играть на баяне. Не могу найти учителя.

 — А баян есть?

— Есть. Племянник подарил. Надо осваивать. Я уже пробовал из «Метели» Свиридова. Кое что получается.

Ирина АЗАРОВА.

Фото Алексея ЖУЧКОВА и из архива Виктора АФАНАСЬЕВА.

В тему!

Афанасьев Виктор Михайлович — Герой Советского Союза, лётчик космонавт СССР, Почётный Гражданин города Брянска.

Факты биографии

Родился 31 декабря 1948 года в Брянске.

Учился в школах №9 и №8 Брянска.

После окончания старейшего лётного училища России—Качинского, в 1970 году проходил службу во — енным лётчиком в строевых частях группы советских войск в Германии. Военный лётчик 1 го класса. Налёт более 2000 часов. С 1977 по 1988 год служил лётчиком испытателем в Научно испытательном институ — те им. В.П. Чкалова. Лётчик испытатель 1 го класса. Освоил более 40 типов и модификаций самолётов. С 1988 по 2006 год проходил службу в Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина. Космонавт I класса. Выполнил 4 космических полёта — 555 суток. 7 выходов в открытый космос — 38 часов.

В 1980 году окончил Московский авиационный институт им. С.Орджоникидзе, в 1995 году — Военную Гуманитарную академию.

Награждён:

— Медалью «Золотая Звезда Героя Советского Союза»,

—Орденом Ленина, «За заслуги перед Отечеством» II и III степени, «За службу Родине в ВС СССР» III степени, «За личное мужество», «Офицер Ордена Почётного Легиона» (Франция).

Лауреат Премии Правительства РоссийскойФедерации в области науки и техники.

Женат, имеет двоих детей — сына и дочь.

КСТАТИ

Вмире 49 женщин космонавтов и астронавтов. По — давляющее большинство — гражданки США. И всего лишь три наших соотечественницы, их имена всем известны: Валентина Терешкова, Светлана Савицкая, Елена Кондакова.

Зато именно русская представительница прекрасного пола побывала в космосе первой.

Просмотров: 1444