Танец от сердца

Денис Бородицкий — личность по всем меркам незаурядная. Он — создатель своеобразного языка танца, который искал в себе и окружающем мире более десятилетия. И нашёл его! Он — космополит в душе и уроженец Брянска. Он «женат на искусстве» и при этом остаётся удивительно чутким, не зацикленным на себе человеком. Он стремится передать своё искусство другим людям, научить своему языку —так, чтобы собеседников становилось всё больше…

Мы встретились с Денисом Бородицким во время фестиваля «Джаз не только музыка и не только джаз», проходившего в Брянске в конце прошлого года. Фестиваль сампо себе уникален. Причёмне только для Брянска. На самом деле в стране нет подобных «провинциально непровинциальных» культурных событий. Потому как несмотря на то, что проходит фестиваль отнюдь не в столицах, культурный масштаб персон, на нём бывающих, весьма астрономический.

Плюс фестиваля и в том, что он зажигает для Брянска звёзды. Причём не простые, а путеводные. Многих людей искусства (известных в самых разных точках планеты) наша публика никогда бы не узнала, если бы не проторили им дорожку на брянский фестиваль «Джаз не только музыка и не только джаз» брат и сестра Пчёлкины—искусствоведы и искусстволюбы.

Но самая, пожалуй, забавная история — в том, что подчас на фестиваль приезжают люди, которых знают где угодно, но только не на их непосредственной родине, а именно, в Брянске. И это история про Дениса Бородицкого…

…Да да, Денис принимал участие в фестивале «Джаз не только музыка и не только джаз» в 2007 году. Хотя, казалось бы, чтоможет быть «джазового» в мастере изящного танца? Ан нет. Фестиваль неспроста так и задумывался, чтобы вплести в свою ткань как можно более разнообразные виды современного искусства. Так что танец входит сю — да вполне органично, особенно когда это — современный балет.

У Дениса большие планы. Он много ездит по стране, даёт мастер классы, стремится передать своюправду и знание танца тем, кто не прочь узнать что-то  новое в его философии. Мастер классы, проведённые в Брянске в ноябре, сталидлямногихнастоящимоткровением. Теперь Бородицкогоздесьждутвкачествементора, наставника, собеседника, единомышленника. Он страшно интересен тем, ктонеможетжить без настоящегоискусства, тем, кто готов передавать это искусство другим…

В фестивальные будни мы улучили момент, чтобы с пристрастием опросить Дениса Бородицкого о его жизни и о судьбе. Каков он, человек, который изъясняется теперь красноречивее всего на изобретённом им языке — языке танца?

В армию стремился, чтобы… танцевать

 — Где вы родились?

—В Бежице. Учился в школе№11. Всё началось с ансамбля «Пионерия» (ныне— «Россияне»). Я был в самом первом составе. А потом уехал в Москву.

— Что вас привлекло к этому виду творчества?

— Заставили.

 — Родители?

— Нет. Руководительница. Брата привели в танцы, а я тогда занимался спортом— гимнастикой. На мальчиков всегда дефицит, и меня туда просто за руку затащили. Стал заниматься, постепенно втянулся. И, наверное, заразился так, что до сих пор не отпускает.

— Вы тогда выделялись на общем фоне?

—Да, я был самый маленький по росту и по возрасту.

— …но, видать, талантливый?

— Я считаю, что мы все очень талантливы. Просто у маленьких желание вырваться — больше. Я всегда хотел быть высоким… Но в конце концов вырос же!

— Потом вы уехали в Москву?

—Как и многие из нашей группы. Для нас была протоптана дорожка: мы все готовились к армии — чтобы там служить и танцевать. Большинство наших ребят танцевало в ансамбле ПВО. Я — не исключение. Два года я протанцевал в военном коллективе «заочно», ещё до армии.

Потом, в армии, решил попробовать себя в качестве хореографа. Но у меня всегда была мечта танцевать в Государственномакадемическомансамбле народного танца под руководством Игоря Моисеева. Поэтому я серьёзно готовился.

—То есть вы с самого начала знали, что ваш жизненный путь будет связан с танцевальным искусством?

— Я даже не думал ни о чём другом. Если у людей, скажем, возникала проблема выбора, то у меня выбора не было, вернее, мой выбор был уже сделан. И я не жалею об этом. Никогда не было сомнений, что иду правильной дорогой. Наоборот, меня много отговаривали: мол, танцы— это несерьёзно, для мужчины — это не профессия… Но на то время это была как раз очень серьёзная профессия, потому что она давала возможность много ездить, видеть мир, зарабатывать деньги… В 1991 году, поверьте, немногие могли похвастаться, что были за границей и весьма приличо зарабатывают.

Но не это меня прельщало на самом деле. О деньгах я как-то  не думал. Манило другое. В ансамбле ПВО был хореограф, тоже из Брянска — Пётр Иванович Ковалёв. Он долгое время работал в моисеевском ансамбле. Так вот, именно Ковалёв меня подготовил и привёл к ИгорюМоисееву. Меня сразу взяли, и я танцевал в Государственном академическом ансамбле народного танца три года.

Каково было танцевать под началом Игоря Моисеева?

—Это, как говорится, высший уровень. Высший пилотаж. Танцевать в этом ансамбле для меня было то же самое, что танцевать, скажем, в Большом театре. Но так как я понимал, что никогда не буду танцевать в Большом (ведь я не классический танцовщик), то это был мой потолок. Вернее, в то время я считал, что это—мой потолок. А потом… Потом случилось так, что я оказался в числе людей, которыхМоисеев отправил работать в теперь уже знаменитое ирландское шоу Riverdance.

Потолка не существует

 — Чем вы занимались в Америке?

— Когда мы приехали в Штаты, ныне всемирно знаменитоешоу Riverdance толькоформировалось, и я оказался в числе первых его танцовщиков. Это был 1995 год. Нампредложилипостоянный контракт, и с Riverdanceменя связали шесть с половиной лет работы и жизни. С этим шоу мы много путешествовали по миру.

 — Пришлось ли вам перестраиваться, чтобы научиться в Америке новым танцам?

—А мы не перестраивались, у нас был свой сольный номер в шоу. Для себя я учил ирландский степ… Но специфика шоу такова, что ты обязан делать одно и то же каждый день. Таков закон: шоу зарегистрировано, все права защищены, и отступлений быть не должно. Поэтому долгое время я танцевал одно и то же, и постепенно это начало выводить меня из равновесия. Шоу стало для меня болотом, при том, что это было прекрасное место, где можно зарабатывать относительно хорошие деньги. Но оставаться стало невыносимо. Я очень чётко сознавал: время идёт, а нужно как-то  думать о будущем…

И я решил уйти. Потанцевал два года на Бродевее. Потом ушёл и оттуда, стал искать работу. Посещал и давал мастер классы, проводил занятия, работал с разными хореографами. Проверялся к Барышникову в труппу, но на то время ещё не был готов. Попал в другую труппу, не менее интересную для себя. И тогда… весь мир перевернулся. И с тех пор я не могу остановиться. Именно там, в Америке, я познакомился с современным танцем.

Прошло уже семь лет, как я этим занимаюсь. И понимаю, что тот «потолок», который я для себя когда-то  определил, желая работать в ансамбле Моисеева, вдруг отодвинулся выше. А если быть совсем точным, я понял, что не существует никакого потолка. Есть просто мир, в котором живёшь. И то, чем я сейчас занимаюсь, мне очень нравится. Мне нравится жить этим. Мне нравится жить в своём чудесном мире.

— Что это за чудесный мир? Расскажите о нём.

— Чудесный мир — это та иллюзия, которую я для себя построил. Мы все живём в своих иллюзиях, и моя иллюзия для меня приятна. Я занимаюсь творчеством, знакомлюсь с людьми, общаюсь с ними. Я пытаюсь сделать себя лучше. Я хочу, чтобы люди прикоснулись к моему творчеству. Потому что тот, кто однаждыприкасается к чужому чудесному миру, несёт в себе его отпечаток.

Каждый из нас выбирает для себя то, чем хочет заниматься. Мне кажется, что я своё нашёл. И это—какрелигия. Ноне в томсмысле, что все должныменя слушатьимне поклоняться. А в том, что я могу поделиться знанием, которое у меня есть. Те, кто хочет, —нате, берите!

Чем меня притягивает такое направление, как современная хореография? Тем, что это — свобода. Не та глупая свобода, которая тебя деморализует (когда ты забываешь обо всём, кроме неё), а свобода как осознание того, что тыможешь сделать всё, тына всё способен и нет преград. Когда ты в этом убеждаешься, когда ты это чувствуешь, тогда в тебе возникает потребность достучаться до других, дать им возможность поверить в себя, поверить в то, что каждый на что-то  способен.

Те люди, которые рядом со мной, моя труппа — это мои единомышленники. И мне с ними легко, потому что мы говорим на одном языке. Когда я вижу, что мои идеи достигают людей, что они начинают понимать мой язык, это вселяет в меня уверенность: то, что я делаю, — правильно, нужно, необходимо.

Подготовка к восприятию

 — Где вы преподаёте сегодня?

— Я много езжу по стране, преподаю и за рубежом, участвуювфестивалях. В2006 году выступалнаМеждународном фестивале современной хореографии в Витебске с балетом «Next to you», где получил первое место. Частобываюв этомгородена арт встречах. Для меня Витебск стал местом, куда я приезжаю зарядиться энергией.

Я очень рад, что наконец то благодаря приглашению Любови Пчёлкиной мне представилась возможность приехать в Брянск. Ведь я впервые прибыл в родной город с цельюпроведения мастер классов. Год назад мы показывали здесь спектакль. Надеюсь, тоже не в пос — ледний раз. Но, приезжая сюда, я прекрасно понимаю, что город нужно подготовить, создать почву, необхо — димо общение с теми людьми, которые здесь живут и к чему то стремятся.

—…Чтобы дать импонять: горизонты гораздошире?

— Да. И поэтому мой мастер класс по современному танцу—это не только урок пластики, но и беседа. Именно в разговоре люди открывают для себя истины. Мы готовыпривезти в Брянск современный балет, чтобыпоказать его. Но и зритель должен быть готов к восприятию современного искусства, которое, быть может, отлича — ется от привычных стереотипов. Расширение горизонтов восприятия — вот способ подготовить зрителя.

Мне хочется, чтобы я приехал в свой город, и зритель ждал бы меня, чтобы люди видели наше искусство. Я хочу делиться с ними и хочу, чтобы танцоры видели, что зритель их любит. Это взаимное ощущение необходимости, взаимное притяжение, взаимоотдача энергии необходимы для обеих сторон.

При этом я не подстраиваюсь под зрителя. Мне бы хотелось, чтобы люди научились меня понимать. Потому что если я начну подстраиваться, то это будет «Тодес». А наше искусство иного порядка. Имои мастер классы —первые шаги к тому, чтобы Брянск научился видеть, понимать и любить современное искусство.

— Вы не работаете с детьми?

—Работаю, но здесь нужна абсолютно иная методика. Хорошо, когда в основе обучения лежит классика танца. Я желал бы, чтобы дети занимались классикой — узким направлением, а я бы это направление постоянно «сглаживал». Я хочу пользоваться тем фундаментом, который закладывает классика и расширять его.

—То есть для занятий с вами должен быть какой то фундамент…

—Нет. Можно заниматься по разному. Если нет классической подготовки, я буду больше заниматься импровизацией, будет больше игр. Я часто ухожу в миригр. Исо взрослыми, и с детьми. Существуют игры, которые позволяют тебе почувствовать себя в пространстве немного по другому. Человек, у которого нет классической подготовки, хочет получить от движения нечто новое. Поэтому я предлагаю ученикам познакомиться со своим телом, почувствовать себя, возможно, некомфортно, но при этом узнать что-то  новое о себе и… о танце.

— Что дальше происходит с вашими учениками?

—Хороший вопрос: что дальше?.. Чтобы создать условия для работы, нужно создавать спрос на современное искусство. Нужна поддержка, финансирование на государственном и местном уровнях. Нужна заинтересованность спонсоров и меценатов. Моя цель —создание полноценной труппы, которая могла бы зарабатывать деньги на жизнь не работой официантом или в клубе, а выступлениями, постановками, процессом обучения. Но на данном этапе нам необходимы понимание и поддержка.

Мне безумно жаль людей, которые, достигнув определённого возраста, уезжают за границу просто потому, что в России им нет места. Нет интересных компаний, трупп, нет работы. Сколько «классиков» бросают танцевать, потому что нет ничего впереди. Они устали от «Золушек» и «Щелкунчиков». А зачем идти в современный танец, если нет финансирования? Если им невозможно заработать? Ведь мой непосредственный контингент для обучения — «классики», которые не хотят больше быть «классиками», они ищут что-то  новое, что-то  своё…

— …Тем не менее вы вернулись в Россию.

— Тем не менее, я здесь. И уверен, что совершу всё то, что задумал. Я не хочу сдаваться, соглашаться, пасовать…

По крайней мере, пока я молод и полон энергии. А там— видно будет. Как говорится, делай, что должен, и будь что будет.

Да, я хочу создать труппу. Да, это будет моё дитя. Ведь наступит время, когда я не смогу танцевать. А труппа будет жить. И я смогу воплощать свои мечты, говорить с людьми на своём языке, который сам же создаю. Разве это не интересно?

А. БЕМОЛЬ.

Фото из личного архива Дениса БОРОДИЦКОГО.

В тему!

Денис Бородицкий родился в 1974 году в Брянске. В 1993 м поступил в Государственный академический ансамбль народного танца под руководством Игоря Моисеева. В 1995 году стал солистом и «dance captain» (балетмейстером) во всемирно известном шоу Riverdance (США). В 1997 году поставил «Русское шоу», с которым успешно гастролировал по Новой Зеландии.

Принимал участие в телевизионных проектах: Riverdance. The Show (1995); All Star Special (BBC, London, 1997); Good Morning (Auckland, 1998); Today Show Life (NBC, New York, 2000).

В 2001 году прошёл кастинг и попал в труппу всемирно известного хореографа Билла Т. Джоунза Bill T. Jones/Arnie ZaneDance Company. С2001 по 2004 год, будучи солистом труппы, проводил мастер классы по современному танцу (contemporary dance) на танцевальных факультетах в институтах США.

В 2004—2007 годах Денис Бородицкий был хореографом Vortex Dance Company. За это время были поставленыномера: «Дуэт» на музыку АрвоПярта, «Next to You» ( «Рядом с тобой») на музыку Celtic Cross, «Le roi de soleil» ( «Король солнца») на музыку В. А. Моцарта, «Невидимое поле» на музыку Spungle, «Опус» на музыку Руфуса Вонрайта, «Просто так» на музыку группы «Сплин», «Патетическое трио» на музыку Михаила Глинки, «Не заставляй меня плакать» на музыку Джи — вана Гаспоряна, «Импровизация на тему» на музыку Tio, Kluster, «Миниатюры» на музыку Legetti.

В 2006–2007 годах поставил несколько номеров для русского циркового шоу Avaia в Канаде. В этот же период был приглашён во Франциюна фестиваль «Le Groupe International Des Huit 2006», где давал мастер классы по современному танцу.

В 2006 году также принял участие в Международном фестивале современной хореографии в Витебске», где получил первуюпремию за одноактный балет «Next to you».

В 2007 году участвовал в выставке «Интровертный танец» фотографа Владимира Луповского. В том же году был приглашён для проведения мастер классов театром «Человек» (Санкт Петербург).

В настоящее время Денис Бородицкий является хореографом труппыB.D.D.C. (Boroditsky Dennis Dance Company) и педагогом культурного центра «Славянская слобода».

Просмотров: 774