Шесть причин любви и счастья Тамары Черновой

До недавнего времени семья Черновых была классическим отражением самого этого слова: СЕМЬ Я. У них было пятеро детей. Но две недели назад появился долгожданный сын Димочка. В наше прагматичное время многодетность — явление не типичное. Даже больше — нежелательное для большинства. А они решились. Тамара и Юрий Черновы усыновили двоих детей… вдобавок к четверым собственным.

Их семейная история традиционна для многих. Встретил хороший парень Юрий тридцать с небольшим лет назад хорошую девочку Тамару. Год погуляли, а потом и свадьбу сыграли.

— Сначала мы жили на квартире, — вспоминает Юрий Васильевич, — а потом мой отец, глядя на наш нехитрый быт, подарил нам участок земли. Тамарины родственники поддержали, подарили со своей стороны деревянный дом. Тогда нам казалось — хоромы, мы там 25 лет прожили. И только год назад купили этот дом, —он обводит руками отремонтированные комнаты, — семья-то вон какая большая стала.

У Черновых в доме удивительная атмосфера: добрая, чистая, честная. Они словно заражают своим оптимизмом и светлой верой в то, что всё получится. И хотя речь больше пойдёт о маме, но в этой семье нельзя не сказать и о папе. Как верно заметил наш фотограф: «За таким отцом можно ещё шестерых детей растить!». Юрий Васильевич своими руками ремонтирует и перестраивает дом для большого семейства. Это его профессия и хобби: вместе с двумя зятьями они организовали бригаду строительноCотделочных работ. А Тамара Васильевна, кроме работы мамой круглосуточно и круглогодично, ещё трудится на железной дороге оператором ОПЦ, отправляет поезда.

—А что, —улыбается Тамара Васильевна, —Юриюне привыкать к малышне. Сам рос в семье, где их девять братьев и сестёр было. Я, правда, никогда не ставила себе такой задачи — быть мамой в такой большой семье.

Просто так вышло: сначала у нас родились две старшие девочки. Наде сейчас 31 год, Оле 27. Сейчас они живут отдельно со своими семьями. У каждой уже по трое детей. Так что я — шесть раз бабушка. Потом через двенадцать лет после Оли родилась Алина, ей 15. Признаться честно, мы очень хотели мальчика. И в последнюю беременность были твёрдо уверены: парень. Даже имя придумали в честь папы — Юра. А получилась у нас Юленька, посмотрите, какая замечательная.

Юленька действительно замечательная, так же, как и замечательная Алина, вертелась тут же и показывала нам, пришедшим в гости, семейные фотографии. Младшие пацаны, восьмилетние приёмные Саша и Дима, застенчиво улыбались из-за спин сестёр. Ребята знают и помнят, что до того, как у них появились эти мама, папа и четыре сестры, жизнь их была отнюдь не сахарной.

—Сашу мы взяли из Клинцовского дома ребёнка, — говорит Тамара Васильевна, — где-то  у него есть четверо братьев, мама, лишённая родительских прав из-за пьянства. У Димы—та же история, лишение родительских прав и приют. Правда, Димка ещё больше в своей жизни натерпелся — его уже брали на воспитание в семью, а потом вернули обратно в приют. Игрушка людям не понравилась…

Детей не выбирают

— Я сама без мамы росла — вспоминает Тамара Васильевна, — тётя меня воспитывала. И решение усыновить ребёнка мне какCто словно Бог на душу положил. Муж поддержал: «Справимся, — говорит, — бери». Да и старшие дети не возражали, а уж младшие так и вовсе дождаться не могли, когда же у них появятся братишки. Вот так у нас и появился два года назад Сашенька.

Тамара и Юрий вспоминают, как долго длилась бумажная волокита, как они занимались несколько месяцев на курсах с психологом. А потом, говорят, приехали в Клинцыи взяли первогоже попавшегося мальчишку, которого к ним вывели. «Это же не фрукты на рынке, чтобы выбирать, — говорит тихонько Тамара Васильевна, — мама своего родного ребёночка тоже не выбирает. Кстати, потом мы посмотрели, а Саша на Юру молодого похож…»

— А как же многочисленные истории про неблагополучные усыновления? — не могу я не задать вопрос, — когда родители всю душу в ребёнка вкладывали, а он всё равно вырастал похожим на своих биологических родителей: обманывал, пил, воровал… 

—Слышали мы и эти истории, —отмахиваются супруги Черновы, — да только посмотрели на мальчиков и поняли: они не плохие. Правда, могут ими стать, если останутся в той обстановке казённого дома. Они же там, простите, как волчата: кто сильнее, тот и прав. Мы столкнулись с этим, когда Сашу привезли домой. Позвали всех детей, столынакрыли. Как же—праздник в семье, новый ребёнок всё равно как родился. А после праздника начались будни. То учительница в школе пожалуется, что парень силой вопросы решает, то обманет меня, то сворует. Особенно страшно последнее было. Мы же часто по гостям ездим, то к дочкам, то к друзьям. И первое время не было такого раза, чтобыСаша чтоCнибудь у гостей не позаимствовал…

А потом прошло время, мальчик огляделся и понял, что не надо прятать еду под подушку, никто не отнимет. Не надо воровать в гостях. Если попросить какую-то вещь, и так подарят. И маму с папой обманывать не надо, всё равно враньё откроется и за это не похвалят.

—Всё этопрошло гдеCточерезмесяцпосле усыновления, — говорит Тамара Васильевна, — сейчас он сам, бывает, вспомнит и посмеётся: «Мама, а помнишь, какой я был?». Мытеперь смотримна негои думаем: чтобы из Сашеньки нашего выросло, если бы он остался в детском доме? Унего тамодна дорога была—криминал. А с Димой и такихпроблемне было. Ребята, которых из детского дома взяли не малышами, всё понимают, и умеют быть благодарными. Нас они мамой и папой с первого не то что дня — часа зовут. Правда, сначала путались мальчишки, кто тут сестра, кто тут тётя—семья-то большая. Но теперь всех выучили. Нельзя сказать, что мы не сомневались, но я так скажу: кто чего боится, то с тем и случается.

Когда дети в радость …

Я ехала в гости к Черновыминевольно думала о том, что я — тоже мама. Но меня мой единственный ребёнок иногда доводит до бессильного отчаяния своими непонятными истериками, непонятными болезнями, непонятно почему бессонными ночами и мало ли чем ещё. А тут их у Черновых—шестеро. Где мать такого большого семейства берёт силы и спокойствие? Есть ли универсальныйрецепт, как быть хорошеймамойи всё успевать?

—Да ладно, —смеётся Тамара Васильевна на все мои расспросы, — главное — первых двух детей организовать, а дальше всё пойдет своим чередом. А теперь, когда дети подросли, они сами всё делают. Старшие смотрят, чтобы младшие готовили уроки. Я приду с работы, а девочки в доме уже и пол подмели, и обед приготовили. У них дежурство установлено. День одна убирает, день другая. А если ктоCто вдруг не сможет? Раньше они договаривались на следующий день дежурства, а теперь, я смотрю, прощают друг другу. Да и что сейчас тяжёлого-то? Это раньше у нас ещё и две коровы были, а теперь только огород и кроликов оставили. Машинка сама стирает, дети убирают и готовят, я и поспать могу, и отдохнуть…

Меня на работе иногда спрашивают: «Ой, Тамара, зачем тебе это всё? Неужели не хочется отдохнуть от хлопот и забот, жить, как все?! Дети — это же так дорого…» А мы всегда считали, что еслиБог даёт ребёнка, то даёт ина ребёнка. Главное, наверное, не лениться. Вряд линаши дети в материальном плане чемCто хуже остальных. И одеты всегда, и сыты, ихолодильник полон. Сегодня хотеламасло в морозилку положить, а там места нету… Но другие, наоборот, говорят, когда видятнашу семью: молодцы, мол. А этоже самое главное счастье, когда детские руки сквозь сон тебя обнимают и ребёнок говорит: «Мамочка…». Значит, я в шесть раз всех счастливее. И богаче.

Оксана ВИХРОВА. Фото Геннадия КУРБАТОВА и из архива Комитета по деламмолодёжи, семьи, материнства и детства Брянской администрации.

Редакцияблагодаритзапомощь вподготовке статьи Комитет по делам семьи, охране материнства и детства, демографииадминистрацииБрянскойобласти.

Просмотров: 747