Любовь Олефиренко: «Надо так надо!»

Для неё нет чужой боли! Все беды ближних принимает, как собственные. А окружают её осиротевшие малыши, дети)инвалиды и их родители, отцы, в одиночку растящие своих сыновей и дочек, те, кто замкнулся в себе, отчаялся… И каждому Любовь Дмитриевна Олефиренко — председатель правления Брянского областного отделения Российского Детского фонда дарит надежду и старается помочь, благо за долгие годы работы в «Министерстве детства» накоплен больший багаж: опыт, связи. Но главные движущие сила работы фонда — её энтузиазм и оптимизм.

14 февраля Брянский детский фонд отпраздновал своё 20Cлетие. Пройдя через два непростых десятилетия, эта организация прославила себя множеством добрых дел, завоевала огромный авторитет. Идеи детфондовцев питают многие государственные программы и проекты, ведь именно ими создан уникальный научноCисследовательский институт — НИИ детства.

— Любовь Дмитриевна, давайте вспомним: как всё это для вас начиналось? Где истоки этой самоотдачи, энтузиазма?

— Кажется, вся моя жизнь связана с детьми. Школа, комсомол, партийная работа в образовании, здравоохранении и культуре. Меня не шарахало из стороны сторону. Я закончила Орловский педагогический институт, и была отправлена учителем русского языка в Армению. Посчастливилось мне работать недалеко от Еревана в горном селении Гарни, где когдаCто была резиденция армянского царя. Места удивительные! За два года я там так освоилась, что когда вернулась в Москву к тёте и стала делиться впечатлениями, она вдруг останавливает меня: «А на каком языке ты говоришь?» Я отвечаю: «На русском». «Нет, — говорит тётя, — русским здесь не пахнет».

Незавидная должность

 — Видимо, вы, Любовь Дмитриевна, человек увлекающийся?

—Да, иочень коммуникабельный. Так пошло с детства: я была звеньевой, председателем совета отряда, затем— дружины, комсоргом класса, секретарём комитета комсомола школы. В институте занималась профсоюзной деятельностью. И в Армению я, можно сказать, поехала по собственной инициативе. Просто не могла подвести декана факультета. На распределении ктоCто сказал: «А пусть ваша любимица пример покажет!» Ну, я и решила: надо так надо! И вся жизнь потом так и сложилась — надо так надо!

В декабре 1990 года мне предложили работать в советском Детском фонде, назвали имя руководителя — Альберт Лиханов. Я его, конечно, знала, ведь я из комсомола, и он из ЦК ВЛКСМ. Отказаться не смогла, опять сработало «надо». Я расценивала это, как партийное поручение. И вот на пленуме с участием 52 членов правления Фонда меня вдруг ктоCто спрашивает: «А хоть какойCнибудь ребёночек у Вас есть». Помогли с ответом старшие товарищи: «У неё будет много детей: все детиCсироты Брянщины». Так я получила партийное задание— на штатной основе возглавила Брянское отделение Советского Детского фонда. КакоеCто время ждала, когда меня снимут с поста, а они всё выбирают и выбирают. Потом поняла, что должность-то незавидная. Так вот это уже стало судьбой!

— Чем тогда занимался Детский фонд?

— Главная цель, как её сформулировал Лиханов, это защита детства. В те времена звучало это достаточно странно и мне часто задавали вопрос: а от кого защищать детей? Но уже тогда мы видели многие проблемы. Принято было считать, что в помощи нуждаются только детиCсироты, но ведь поддержка необходима и талантливым детям, и, конечно, детям-инвалидам. И вот когда страна перешла из одной формации в другую, проявились проблемы, которые в советские времена заметны не были. Лиханов —прозорливый человек, он знал, что на стыке времён детей действительно надо защищать. Потому ещё в, казалось бы, достаточно благополучное время он воссоздал эту старейшую благотворительную организацию.

Ведь первоначально Детский фонд был создан в 20Cх годах XX века, носил имя Ленина, а в 30-е с беспризорностью было покончено, и Сталин свернул его деятельность. Помню, первый в истории телемарафон, проведённый Детским фондом, потряс всю страну, и сразу хлынули деньги. И, кстати, у нас в области первый телемарафон провели тоже вместе с нашей организацией. Часов шесть были в прямом эфире. Одна за другой пошли яркие акции. Одна из первых программ — «Тёплый дом» была призвана сделать всё возможное, чтобы сиротские учреждения были «тёплыми». Тогда все детские дома и школыCинтернаты области получили благодаря Детскому фонду транспорт, телевизоры, холодильники. После аварии на Чернобыльской АЭС по программе «Солидарность с детьми Чернобыля» многие дети смогли поехать за границу, поправить там своё здоровье.

Лиханов умудрялся из множества проблем вычленить ту, которой государство ещё не занималось. Детский фонд начинал «раскручивать» эту проблему, искать партнёров, приобретать необходимое оборудование. Так возникли программы «Глухие дети», «Детский церебральный паралич», «За решёткой детские глаза», «Детская библиотека», «Духовная защита». И очень часто нашу инициативу в решении тех или иных проблем подхватывало государство, появлялись государственные программы.

— Вы сказали «хлынули деньги», наверное, в те времена люди были сострадательнее, щедрее, может быть, жили лучше? А сегодня легко ли собрать деньги на какие-то благотворительные программы?

— Очень сложно. Хотя богатых вроде бы стало больше. Впрочем, надо сказать, что помогали нам в большей массе люди не богатые, граждане со средним, скажем так, достатком — служащие, пенсионеры. Да и организация такая была одна. Ну, а сегодня у нас в области несколько сотен общественных организаций социальной направленности и около 200 организаций, которые работают с детьми. В этом секторе я работаю с 1990 года и могу назвать только десятка два организаций, которые действительно помогают детям. И, конечно, я сторонница того, чтобы их было больше. Правда, сегодня мы уже не ставим цель собирать деньги, у нас фонд идей, сообщество единомышленников. Вот это и есть наш капитал.

— Но и без денежного капитала Детский фонд остаётся очень авторитетной организацией. Как вы думаете, в чём ваши преимущества?

— Мы умеем аккумулировать идеи, средства и правильно выбирать направления деятельности: где сейчас наиболее остро нуждаются в нашей помощи. А ещё мы сохранили комсомольскоCпатриотический задор общественного движения.

Вот, когда выходишь на субботник и не требуешь за это денег. С миру по нитке, голому — рубаха. И если, к примеру, мы собираемся с шефской поездкой в детский дом, то ктоCто находит транспорт, кто-то  печёт пироги для детей, а ктоCто готовит концертную программу. И все наши фирменные мероприятия держатся на таком вот энтузиазме и проводятся из года в год. Вот уже более 10 лет работает программа «Здоровье ребёнка». В первых числах января наша бригада—активисты Детского фонда и лучшие творческие силы Дворца детского и юношеского творчества имени Гагарина — выезжают в областную детскую больницу, возглавляет которуючлен нашей организации Александр Алексеевич Числин. Мы устраиваем праздник для детей.

Свои праздники есть и у каждого детского дома. Чтобы отметить их достойно, мы привлекаем шефов. Однажды на празднике именинников в Негинском детском доме, где мы были с представителями стальзавода, я вдруг осмелела и говорю: «Ребята, напишите записочки, что бы вы хотели получить в подарок на день рождения». Кто-то из шефов меня одёрнул: «А вдруг они попросят БМВ?» Я добавила: «Ребята, ну, конечно, вы понимаете, чтомашинымы вамподарить не сможем». Ичто же выдумаете? Самым дорогимподаркомоказался велосипед, а в основном, что нас чрезвычайно удивило, дети просилимягкиеигрушки. Причёмимальчишки, идевчонки. Дети хотели иметь свои собственные игрушки.

— И здесь напрашивается вывод…

— Вывод? ВоCпервых, дети недоиграли. ВоCвторых, у них нет своих, личных игрушек. А ведь это очень важно. И когда Альберт Лиханов затевал программу «Тёплый дом», он понимал, что у ребёнка в сиротском учреждении нет ничего собственного, всё казённое. И Лиханов —известный детский писатель—придумал книгуCподарок. С первого по десятый класс у ребёнка из таких подарков набиралась своя библиотека — 10 томов.

У Детского фонда сегодня несколько издательских проектов. Мы называем их нравственной программой защиты детства. Это серии хороших, добрых книг, произведения писателейCклассиков. А ещё выходят аудиокниги «Уроки нравственности». «Учителя» — 10 авторитетнейших людей, среди которых Патриарх всея Руси Алексий Второй, Жорес Алфёров, Лео Бакерия, Сергей Безруков, Вячеслав Зайцев, Ирина Роднина и другие. А темы этих бесед: патриотизм, милосердие, искренность, сострадание, вдохновенность, порядочность, упорство, терпимость, справедливость.

У нас выходит журнал взрослым о детям «Дитя человеческое» где, в частности, публикуются законы, касающиеся детства, и комментарии к ним.

— Над всем этим трудятся, надо полагать, очень компетентные люди.

— Разумеется! И ещё один из брэндов нашей организации — НИИ детства. Одним из первых ноуCхау этих специалистов стал проект «Семейный детский дом». Была выпущена литература, методические пособия, которые помогли очень и очень многим. Надо сказать, каждая программа Детского фонда сопровождается мощнейшими научноCметодическими разработками.

С верой в лучшее

—В своё время Альберт Лиханов предлагал создать Министерство детства. На первый взгляд кажется, что это чистой воды идеализм. Детский фонд ещё не отказался от этой идеи?

— Это очень правильная мысль, поскольку всем нам в работе мешает ведомственная разобщённость. Когда ребёнок рождается, его курирует Министерство здравоохранения, если он сирота, его забирают в Дом ребёнка — это тоже учреждение здравоохранения. На определённом этапе ребёнка, если он нормально развивается, переводят в детский дом, относящийся к Министерству образования, ребёнка, отстающего в умственном развитии, могут определить в специализированный детский дом, который относится к Министерству социальной защиты. И ребёнка «дёргают» из учреждения в учреждение. А ведь он привык, скажем, к Марии Ивановне, он называет её мамой, а потом он приходит к следующей Марии Ивановне, и всё с начала.

Я наблюдала ситуацию, когда детей из городского детского дома привезли во Мглинскую школуCинтернат. Они уже привыкли к нормальному удобному туалету, и вот удобства, так сказать, во дворе. Дети в замешательстве. Тёплый туалет, разве это мелочь?

А что касается идеализма детфондовцев. Мы просто верим в лучшее. Вот сегодня трудно, а завтра будет хорошо! Сегодня мы споткнулись, я имею в виду ребёнка, его маму, педагогов, а завтра придут хорошие специалисты, они помогут, всё наладится. Стало модным словосочетание «инновационная деятельность», оно мне поначалу не понравилось. Но я подумала: появились новые специалисты—психологи, социологи, социальные педагоги, ребёнок будет изучен, обласкан, онибудут сопровождать его из учреждения в учреждение, от этапа к этапу. Жаль, пока так не получается, потому есть риск чтоCто недосмотреть, упустить ребёнка.

—2008-й объявлен в России Годом семьи. Верите, что это поможет изменить ситуацию?

—Пока решают более глобальные вопросы, ребёнок остаётся забытым, забытым родителями, воспитателями, государством. Я бы хотела, чтобы каждый год у нас был Годом семьи. А все вопросы детства должны стать приоритетными, чтобы, начиная любое дело, мы думали: как это отразится на ребёнке. И надо бы сместить акценты и заниматься не семьёй с ребёнком, а ребёнком в семье. Мы приветствуем меры, которые предпринимает правительство. Но если говорить о материнском капитале, почему не сегодня, почему через три года? И не получится ли так, что, занимаясь семьёй, мы забудем о детях, живущих в сиротских учреждениях, скрывающихся в подвалах. Я думаю, что на содержание каждого ребёнка должна выделяться определённая сумма денег, ежемесячно несколько тысяч. Тогда будут решаться вопросы и здоровья, и полноценного питания, и досуга, а главное — у родителей будет время заниматься своими детьми. Мы постоянно говорим о неблагополучных семьях. Но можно ли говорить, что семья благополучная, если у родителей нет времени заниматься детьми, ведь ониже зарабатывают деньги, а ребёнок в это время на улице, где масса различных соблазнов.

— Какую семью в таком случае вы бы назвали благополучной?

—Раньше мы считали, что благополучная семья там, где есть материальный достаток. Сегодня мы говорим, что этого мало, в семье должны быть совет да любовь, и чтобы родители достаточно времени уделяли ребёнку. Самое главное, чтобы все в семье были на равных, были партнёрами. Родители должны видеть в ребёнке личность, и он должен чувствовать, что его не только любят, но и уважают, считаются с его мнением. Год семьи должен помочь осознать родителям эту свою роль: не просто накормить, а создать тёплую атмосферу равных людей. А государство должно всячески этому способствовать.

Мы отстаиваем идеи Международной конвенции о правах ребёнка. Уже 10 лет мы проводим выставку творчества детейCинвалидов «Надежда», посвящённую принятию этого важнейшего документа. Семьи, где растут дети с ограниченными возможностями, нуждаются не столько в материальной помощи, сколько в общении. В этом году пройдёт 10-я «Надежда». С каждым разом растёт число участников выставки. Важно, что родители перестали стесняться своих детей, они стали ими гордиться! Дети перестали быть замкнутыми, они общаются, их хвалят, и у них есть стремление совершенствоваться. Если цветовая палитра первых выставок была достаточно мрачная, то сегодня работы детей отличаются яркостью красок, буйством фантазии. «Надежда» объединяет все ведомства, работающие с детьмиCинвалидами. В этом году мы решили провести районные туры, и в экспозиции областного художественного музейно-выставочного центра будут представлены самые лучшие работы наших ребят.

— Какие задачи вы поставили на этот год, о чём мечтаете?

— Сегодня нужно помочь детям, которые вышли из сиротских учреждений и не смогли найти своё место во взрослой жизни. Нужно помочь им создать полноценную семью, чтобы дети выпускников интернатов не повторили судьбу своих родителей. Для этого необходимо создать Ассоциацию выпускников сиротских учреждений. Я 18 лет работаю в этой сфере, слежу за судьбами этих ребят, и тех, которым удалось состояться, совсем немного. Часто проблемы возникают не из-за того, что молодой человек чем-то  плох, а просто общество не готово его принять. Объединяться надо и всем организациям, которые работают с детьми, семьями. Я очень надеюсь, что Общественный совет, созданный при губернаторе, в этом году найдёт возможность собрать нас, выслушать и услышать! Я уверена, что третий сектор — это серьёзная сила, и наши знания, умения и опыт помогут государству в реализации намеченных планов.

А ещё я мечтаю, чтобы наши отцы-одиночки (мы их называем «мапулечки») и этим летом (уже в шестой раз) вместе со своими детьми отправились отдыхать на море! Впрочем, этот вопрос благодаря нашему давнишнему датскому партнёру Йоргану Кальманну можно считать решённым!

Ирина АЗАРОВА.

Фото Алексея ЖУЧКОВА и из архива Брянского областного отделения российского Детского фонда.

Просмотров: 918