Елена Дубинина: «Коли на земле родился, к ней и ползи. Нечего выпендриваться!»

«Вот уж не знаешь, где найдёшь, где потеряешь!» Эта поговорка точно про Елену Дубинину — хирурга-эндоскописта по образованию и фермера по призванию. Окончив Курский мединститут, Елена по специальности не работала ни дня. Практически сразу после защиты диплома с мужем Владимиром и двумя маленькими детьми вернулась в родную деревню Стругова Буда, что в Гордеевском районе. Путь к сегодняшнему успеху был долгим и трудным. Зато сейчас Елена и её крестьянско-фермерское хозяйство гремят на всю область. Посмотреть на Дубининскую ферму едут целыми делегациями, телерепортажи снимают, статьи пишут… На открытии компьютеризированного доильного зала губернатор Брянской области Николай Денин сказал про Елену: «Она являет собой яркий пример крепкого собственника, который работает не только на себя, но и на авторитет всей области».

До Дубининского хозяйства всегоCто пятнадцать минут езды от Карачева. Практически идеальный асфальт до самой фермы. Спасибо НиколаюДенину. Как узнали в прошлом году карачевские власти, что сам губернатор в гости пожалует, мигом разбитую дорогу в порядок привели.

Вклад в «прогресс»

Когда в 2005 году Дубининывыкупили совхозCбанкрот с громким, но не оправдавшем себя названием «Прогресс» за четыремиллиона рублей, вместномстаде насчитывалось семьдесят коров, которые жили в полуразвалившемся коровнике. Грязь непролазная, техника в нерабочем состоянии… «Наши родители, как на это „вложение средств“ посмотрели, за головы схватились», — смеясь, вспоминает Елена. Сказали: «Дети, вы с ума сошли! Оно вамнадо?» Тогда на ферме работали с десяток доярок и несколько механизаторов из близлежащей деревни Бошино. Зарплата полторы тысячи рублей, а задолженность по ней была несколько лет.

«Мы собрали людей, —продолжает Елена, —и сказали: никаких золотых гор обещать не будем. Зарплату пока оставляем прежнюю, но долги все погасим. Кто хочет работать, будет зарабатывать в соответствии с доходами хозяйства. Каждому полный соцпакет и тринадцатая зарплата».

Про «тринадцатую», кстати, местные отродясь не слышали. Она стала мощным стимулом в борьбе с пьянством и прогулами. За каждый случай появления на рабочем месте нетрезвым, с виновника по десять процентов вычитали с зарплаты. К новогодним праздникам хорошие работники получили солидную премию, а плохие — повод для размышлений. Сейчас в колхозно-фермерском хозяйстве Дубининой работают девяносто четыре человека. Среднемесячная зарплата—восемь тысяч рублей. Доярки получают по одиннадцать тысяч. Просто нереальные цифры для соседних хозяйств. А бесплатные обеды, которые каждый день отвозят на ферму, для соседних хозяйств и вовсе экзотика.

Дубинины привлекли на работу молодых зоотехников и ветврачей. Построили три дома для ветврача, зоотехника и работника по уходу за животными. Купили три служебных «жигулёнка». Обеспечили весь руководящий состав мобильной связью. Теперь всех новых сотрудников принимают на конкурсной основе. Работать у Дубининых — это престижно.

Да что люди! На ферме телята живут каждый в своём домике. Уже через несколько часов после рождения телёнок переселяется в отдельные апартаменты. Выращивание холодным методом— так это называется. Елена с Владимиром решили, что коль занялись животноводством, делать всё по лучшим европейским образцам. Съездили на стажировку в Голландию и Германию. Полученные знания тут же стали применять в собственном хозяйстве. Сейчас в стаде 1600 коров. Все сычёвской породы, племенную работу с которой Дубинины ведут с 2001 года. В апреле ждут 429 голландских нетелей. Прежде, чем дать «добро» на покупку племенных коровок, голландцы лично приехали к Дубининым. Проверили, что называется, «жилищные условия». Остались довольны.

Голландцы, кстати, открыли Дубининым глаза на профессию «менеджер по стаду».

«Приехал специалист, —рассказывает Елена, — сделал свои замеры и говорит: ваши коровымало пьют. Мы удивились. Как мало? Вон поилки полные и никого рядом нет. А голландец отвечает: ну правильно, короваCлидер стоит возле поилки, а другие, пока она не уйдёт, пить не будут. К тому же, оказывается, что коровы—создания брезгливые. Если в воде осталась чужая слюна, к воде не притронутся. Вот ведь, выросла в деревне, а этого не знала! Зато теперь у нас всё стадо разбито на группы в соответствии с характером коровок. Зоотехник наш— настоящий коровий психолог!»

Доильный зал у Дубининых тоже оснащён по последнему слову науки. Доярки смеются: «Мы молока и не видим. Оно по сложной системе труб сразу поступает в цистерну-холодильник, в которой поддерживается оптимальная температура 4,2 °С».

Когда к корове, нашее у которой специальный ошейник с микрочипом, присоединяют доильный аппарат, на компьютер поступает информация: номер, кличка, вес, температура тела, общее состояние. Если чтоCто не так, сразу выдаётся тревожный сигнал. Лаборатория по определению качества молока тут же в соседней комнате. Опять же всё по науке. Компьютер мгновенно анализирует состав продукта и выдаёт его характеристики.

Назад в будущее

— Лена, неужели вы с детства мечтали стать фермером и коров выращивать?

— Я мечтала стать артисткой и сниматься в кино! (смеётся). Росла в обычной деревенской семье. Папа— тракторист, мама — секретарь-машинистка. О профессии медика задумалась в старших классах. Ездили с ребятами на спортивные соревнования, а меня всегда заставляли учить правила оказания первой помощи и применять их на практике. Училась я хорошо и в Курский мединститут поступила с первого раза.

—Почемужепосле учёбы вернулись в родную деревню?

—Я бы не поехала. Муж уговорил. Володя, кстати, абсолютно городской человек. Был. По профессии—инженерCстроитель, закончил курский политех. К концу нашей с ним учёбы у нас уже были Катюшка и Саша, а жить негде. И перспектив купить своё жильё никаких.

— Чем занялись, когда вернулись?

— Это был 1995 год. Оформили ИП и стали заниматься оптовыми поставками мяса.

Дубинины вспоминают, как за пять лет исколесили всю Украину и Белоруссию. Каждый год покупали новую машину. Прежние не успевали чинить. На спидометрах за год по 150 тысяч километров набегало. «Жили в машине. Дети нас неделями не видели, — вспоминают Лена и Владимир. — Уехали за мясом, Сашенька ещё не разговаривал, приезжаем, ребёнок с порога выдаёт: дай колбасу!»

А потом Катя пошла в школу, и было решено сменить деятельность на чтоCто более спокойное и близкое к дому. Дубинины вложили всё заработанное «в картошку» и едва не стали банкротами. Спас личный автопарк. Пять машин отремонтировали, продали и купили к двум родительским коровам ещё семерых. Лена научила мужа доить, и Володя потом уже сразил своиммастерством бывалых карачевских доярок.

«Я в жизни своей не видела, чтобы мужик так здорово доил, — рассказала нам заведующая фермой Галина ТимофеевнаЩербина, —мало того, он всех коров в стаде по именам помнит!»

За четыре года Дубинины развели своё стадо до 200 голов. Получив предложение перебраться из Гордеевского района в Карачевский, долго не раздумывали. И вложили в разрушенное хозяйство те самые четыре миллиона заработанных рублей. Хватило даже на то, чтобы долги «Прогресса» заплатить. Ну и, конечно, кредиты помогли. «Коли на земле родился, к ней и ползи, — смеётся Лена, — нечего выпендриваться!»

—Мне в администрации района сказали, что вы осваиваете кредитына 200 миллионов рублей. Не страшно?

—Федеральнаяпрограмма «Развитие агропромышленного комплекса», покотороймыработаем, предусматривает субсидии на погашение кредита. Из 14% годовых мы сами платим только 2,5%. Новсёравно, донас вКарачевском районе никто не брал кредитов. Помню, собрались председатели шестнадцати хозяйств и говорят нам: «Ну, ну… Посмотримна вас через год, когда кредит отдавать станете». Посмотрели. Теперь многие пошли по нашим стопам. Я считаю, что беда нашего села в том, что все сидят иждут того, что кто-то  что-то  просто так даст. И никто не хочет бытьпервопроходцем. Субсидии—это, конечно, хорошо. Но если бы их ещё вовремя отдавали. Так нам приходится постоянно около шести миллионов держать в резерве, чтобы если что погасить проценты по кредиту.

— Кто ведёт бухгалтерию?

— У нас есть семь бухгалтеров, но всё равно все документы приходится пересматривать лично. Часто бывают ошибки. А деньги в обороте немалые…

Елена не оканчивала никаких бухгалтерских курсов. Смеются, что учились на собственных ошибках, когда продавали мясо: «Московские заказчики с нами не церемонились. Где что проглядели, пеняйте на себя. Раз деньги потеряли, второй… Потом стали внимательнее, накупили книг, стали их изучать».

— Елена, у вас на въезде вывеска «КФХ ДубининОЙ». На всех встречах-конференциях-телесъёмках вы впереди, а Володя где-то  в тени остаётся. Не обидно ему, что всё внимание жене достаётся?

— А вы у него и спросите — улыбается Лена.

— Вот кум на днях звонил, — смеётся Владимир, и говорит мне: опять твою по телевизору показывали. Я тебя высматривал, высматривал, да так и не увидел! А я в ответ хвастаюсь: зато Лена меня до исполнительного директора повысила! А если серьёзно, то мы сразу решили, что всё будет оформлено на Елену. Приходится много организационных вопросов решать, а Лена легко со всеми находит общий язык. Хотя я, естественно, всегда рядом. Подключаюсь в нужный момент. А по телевизору, пусть Лену показывают почаще. Она у меня не только умница, но и красавица!

Наталья ТИМЧЕНКО.

Фото Алексея ЖУЧКОВА.

Редакция благодарит за помощь в подготовке статьи комитетпо сельскому хозяйству и продовольствию Брянской области и лично заместителя председателя комитета Ирину КОВАЛЁВУ.

Просмотров: 910