Людмила Татаринова: «Женщина — это звучит!»

Людмила Татаринова, первая леди парикмахерского искусства в Брянске. Хозяйка первого частного салона «Шик», сразу задавшего модный тон в городе. Первый стилист, шагнувший в сторону от советской традиции в сторону светской, европейской. Мастер причёсок, выучившийся в Лондоне. Директор одной на всю область «Школы парикмахерского искусства», чьи ученики становятся востребованными мастерами, хозяйками собственных салонов. С первой и единственной Татариновой о жизни, работе и женских слабостях поговорила Елена Воробьёва. Специально для «Брянской ТЕМЫ».

— Людмила Николаевна, женщина – это звучит… как?

—Женщина – это звучит! Обычно это слово всегда связано с какимиCто заботами. Исторически—о доме, муже, детях. Но… мне страшно признаться… у меня, моих подруг — а все они деловые женщины— на первомместе стоит работа. Сейчас я снова учусь в институте, выполняю задание—надо написать легенду «Преодоление». О том, что преодолеваешь в своей жизни на пути к мастерству, к успеху. К совершенству. Рейтинг у меня складывается такой: работа, учёба, дом, семья. Это какойCто ужас. И у меня нет подруг, которые бы сидели дома и занимались быхозяйством, семьёй, собой. У одной сеть магазинов, у другой — ателье, у третьей — кофейни, у меня — салон… Это «забирает» нас целиком и во всех смыслах. Нет даже на себя времени.

— Не верю! Вы же парикмахер, стилист…

— Нам, женщинам дела, нужно следить за собой по обязанности. Но это вовсе не так, как в «легендах» про состоятельных дам, которые из бутика бегут в салон, в солярий, потом в фитнесCклуб и, наконец, в кафе, поболтать с подругами. Спасибо родителям, они одарили меня такой конституцией и характером, что я до сих пор не выхожу из своих 56 килограммов. Не приходится маскироваться косметикой. Причёску и имидж я меняю раз в несколько лет. Специально заботиться о внешности не приходится, чему я страшно рада — экономлю время и энергию.

— А как же женские слабости?

— Моя слабость — вещизм. В советские времена, мы не насладились «тряпками». А теперь для этого столько возможностей. Это не связано с необходимостью блюсти имидж деловой женщины. Это личная страсть. Иногда я спрашиваюсебя: зачеммне столько одежды? Нет ответа. Люблю вещи. Просто вещи.

А так как времени ходить по магазинам у меня нет, хожу к подруге в магазин раз в сезон и закупаю сразу всё за один день. Это много. Но на полгода мне хватает.

Иногда чтоCнибудь хоть раз надеть так и не получается. И, чтобыосвободить место вшифоньере для новых «поступлений», я отдаю наряды подругам, родственницам. Это так приятно. И сожаления никакого. Потому что к чемуCто старому никогда не вернёшься.

—20 лет назад вы первая в Брянске ушли из «системы» и открыли свой собственный салон. Стимул был именно материальный?

— А вот это ни в коем случае! Просто выросли свои представления о красоте и стиле. Поняла ясно, чего я хочу. Возникла острая потребность выразить себя, творить свободно, появился какойCто кураж.

И я совсем не была уверена, что буду зарабатывать больше, чем раньше. Я открывала салоны и жила в однокомнатной квартире. И меня это не напрягало. А сейчас живу в большой хорошей. Итоже не напрягает. Наслаждаться новым, прекрасным своимжилищем я могу только с утра. Просыпаюсь, обхожу все комнаты по кругу и радуюсь. У меня дом старый, 1885 года, ему более ста лет. Тамжилимои предки, бабушка с дедушкой. Стены 70 сантиметров толщины, огромные подоконники. Полтора года я делала ремонт, дизайном занималась сама, стиль придумывала. Это счастье.

—Женщине свойственны слабости всё-таки. У вас — бывали?

—Бывали… Страшновато было открывать собственное дело. Но потом быстро поняла: мне везёт. Меня окружают… вы не представляете, какие вокруг меня люди! Хорошие, надёжные, верные. Когда везёт на людей — это главное.

Коллектив отличный, прекрасные мастера, администратор такой, что я узнаю о проблемах по телефону и тут же мне докладывают, как они решаются.

Когда начинала, опасалась «крышевания», рэкета. Думаю: вот сейчас крутые ребята придут, предложат помощь, попросят за это «отстёгивать». А я скажу: «Вот мои руки. Отстёгивайте». Больше ничего кроме рук у меня действительно довольно долго не было…

А получилось так, что «братки» оказались людьми, которых я давно знала. Они у нас обслуживались! И были раньше совсем другими. Что с ними случилось, почему они выбрали эту жизнь, стали говорить на другом языке—это тема отдельная. Но мне предлагали помощь как раз искренне: если будет кто обижать… Но меня не обижали. Говорю же, вокруг хорошие люди.

Была ситуация, когда мне показалось: всё, ничего не смогу здесь сделать. Помните нестабильность в 90-х? У меня сестра живёт в Америке. Я подумала и решила ехать в Канаду. Но одумалась и осталась. Хотя уже документы были готовы.

— Роль мужчин в вашей жизни?

—Главныймужчина—муж. Онже—компаньон и помощник. Был инженером, потом я выучила его на парикмахера. Затем он открыл салон. — Мужчина)парикмахер, серьёзный конкурент?

— Добавьте: «… и если не мастер твоего салона». В «Шике» есть мастераCмужчины, это прекрасно и глубоко традиционно. Испокон веков лучшие парикмахеры мужского зала — это мужчины. Знаете фамилию Кукуй? Это легенда. Так что мужчины и здесь — первые!

У мастеров из моего салона есть сильный аргумент: женщина не способна сделать другую женщину красавицей, потому что это же — конкурентка. Опровергнуть это невозможно, никогда бы я до этого не додумалась. Могу только привести ироничную фразу парикмахераCженщины: ну конечно, это же мужчина — не пострижёт, так хоть погладит. Я считаю, и мужчины нужны, и женщины. Всё как в жизни.

— Вашему бизнесу — 20 лет. Когда вы собираетесь почивать на лаврах, разъезжать по миру, можетбыть, уйти в домашнюю жизнь?

— У меня всё ещё… как бы этап становления! А становление бизнеса — это не когда ты в деньгах и покое купаешься, а когда работаешь не покладая рук. Трудиться, учиться, опять трудиться — прямо по Ленину. Каждый этап требует затрат. Создаёшь новый салон, учишь коллектив. От тебя уходит другой коллектив, приходиться опять учить. Когда я открывала «Соло», коллектив «Шика» почти полностью ушёл. Это было болезненно… Н

о жизнь не останавливается. Хороший не уйдёт, а плохого не жалко. Выучила новых. Уйдут в самостоятельное плавание —подготовлю следующих. Для этого и пришлось открыть «Школу парикмахерского искусства». Что интересно, мой «школьный» состав большей частью педагогический. В парикмахерское дело в своё время ушли учителя русского, химии, начальных классов. Их преподавательские навыки и парикмахерское искусство дают очень сильные результаты.

— Горожан вы судите и по причёскам в том числе?

—Вы знаете, теперь на улицах даже бросается в глаза, если человек неопрятен, плохо причёсан. Люди стали гораздо более ухоженные, следят за собой. Я работаю в гостинице и часто слышу, что в Брянске очень красивые женщины. С мужчинами тоже разительные перемены.

Практически все раз в три недели стригутся. А не только, как до перестройки: перед Восьмым марта и Новым годом, когда с семи часов занимали очередь на химию.

— Бизнес расширять собираетесь?

—Нет, «Шик» и «Соло» — этого достаточно. Переводить качество в количество? В городе и так полторы тысячи салонов, часто до смешного—друг напротив друга, через дорогу!

Не хотелось бы иметь десять парикмахерских и бегать по всему городу. А жить когда? В мире столько интересного. Тем более, что собственно жить я начала лет пять назад только. Я всё время озвучивала сама для себя: всё, я ухожу на пенсию. Буду ездить, отдыхать, жить для себя. Но не получается! Интересно учиться дальше: увлекалась ландшафтным дизайном, дизайном интерьера. Я подозреваю, что в мире столько всего интересного, на что не только посмотреть хочется, но и руку приложить.

Вот сейчас мои дочка и зять учатся на курсах «Дизайн среды». Такое удовольствие—принимать участие в разработке их идей, концепций.

Дали им задание: создать интерьер квартирыCстудии в стиле Квентина Тарантино. Пошли идеи: зеркала и картины в золотых багетах будут держать руки, как бы вырастающие из стены. По квартире пройдёт огромная трещина, в ней—бутылки и бокалы изCпод шампанского. Оружие на стенах, шкуры зебры… Ужасно интересно!

— Во все времена женщины из провинции очень боялись выглядеть провинциальными. А вы к тому же — хозяйка салонов с обязывающими названиями… Не приходилось слышать: мол, стричься — так у Зверева?

—Одна моя клиентка туда съездила. Это трагическая история. Перед этим она две недели готовила себя к встрече со звездой. Фитнес, сауна, солярий, массаж, макияж. Да, хотелось быть ухоженной, чтоб не стыдно предстать… Звезда заставил себя ждать полтора часа, ни разу не взглянув в глаза клиентке, за пять секунд взбил ей руками волосы. Сказал: «Я так вижу», —и удалился. Были слёзы. Конечно, в «провинции» такое — нонсенс. У нас обслуживались Иосиф Кобзон, Борис Моисеев, Валентина Легкоступова, Александр Барыкин. Александр Михайлов — он снялся в фильме «Любовь и голуби» — сказал: «Приеду ещё». Никаких «провинций».

— Пожелания себе и читателям «Брянской ТЕМЫ» будут какие-нибудь?

— Удивляться, участвовать, учиться… жить!

Беседовала Елена ВОРОБЬЁВА.

Фото Геннадия САМОХВАЛОВА.

Просмотров: 1218