Приручение ветра

Ветряная мельница Андрея Мелеха видна уже на подъезде к селу Кистёр, что в Погарском районе. Серьёзная штука: шесть с половиной метров — размах крыльев и хвост-флюгер. Две бабули, выходя из сельмага, привычно всматриваются из-под ладони — справиться о силе и направлении ветра. И тащат свои лукошки дальше. Вообще»то ветер им без надобности. А вот семью Андрея Мелеха, 42-летнего мастера местного радиоузла, ветер кормит, освещает, согревает, организует быт и занимает сыновей. Переменчивый ветер, особенно сильный и шквалистый — основа семейного благоденствия.

Хозяин снял «красавицу» с привязи и отпустил мельницу на волю ветра— увидел машину и понял: едет очередная экскурсия. Разгоняясь, заскрипело, зашумело колесо, замелькали все три лопасти из оцинкованного железа. Повернулось и пошло крутиться колесо-мультипликатор, передавая энергию на рядом стоящий железный короб — генератор. От него по проводам пошла энергия и через стабилизатор напряжения—в дом на лампочки и батареи, в мастерскую, на деревосушилку, в сарай-гараж и хлев.

Всем хорошо — тепло и светло. Лицо мастера приобретает вид довольный и скромно%хитроватый. Перед нами—хозяин ветра на отдельно взятой территории: село Кистёр Погарского района Брянской области.

Сам себе Чубайс

Один оборот ветряка даёт 39 оборотов шестерёнок в редукторе. Затем от тысячи до полутора тысяч раз проворачивается в генераторе катушка. Она вырабатывает электроток и — да будет свет! Ветер дует — заряжается аккумулятор. Если получится так, что в селе электричество вырубится, то при полном штиле Мелехи продержатся несколько дней. А при «попутном ветре» —сколько угодно. На собственном электричестве.

Киловаттного генератора хватает на освещение в меру просторного мелеховского дома с энергосберегающими лампочками. Плюс батареи с газом на минимуме дополнительно подогреваются нихромовыми обмотками, подсоединёнными к тому же генератору.

Правда, пока Мелеху приходится выбирать: освещать и утеплять «ветром» дом или направлять его усилия на массу подсобных дворовых помещений и приспособлений. Чтобы хватало на всё— генератор нужен раз в пять помощнее. Так что сейчас на энергии ветра работает только хозяйство за пределами дома.

В платёжках семьи Мелех за коммунальные услуги значится совокупная сумма — две с половиной тысячи рублей. В канун 25-процентного повышения тарифов на газ и электроэнергиюизобретение главы семьи выглядит весьма умно и своевременно. Иной односельчанин с грустью пересматривает семейный бюджет, готовясь экономить на колбасе. А Мелех с изрядной весёлостью подсчитывает грядущее «высвобождение средств». Вот только подкопить бы на новый генератор.

Всё семейное хозяйство завязано на этом ветряке. Пока —освещение в подсобках, тепло, работа электроинструментов и деревосушилки. Но уже весной по плануМелеха ветряк принесёт свет и тепло в дом, начнёт работу по размолу муки, станет качать воду из собственной скважины во дворе.

Хозяйство-государство

И всё-таки главный генератор энергии—сам Мелех. О живой достопримечательности села люди говорят: «Вечно что-то  затевает…». День Андрея расписан так плотно, что «яблоку негде упасть». А мы приехали наскоком, без предупреждения: слышали, что только так и можно его поймать. Застигли мастера за вторичной лакировкой самодельноймебели, заказанной серьёзной организацией федерального значения. Под лаком сохли столик и четыре табурета с художественно выжженныморнаментом. Художеством Мелех особенно гордится, склоняет голову чуть вбок, любуясь: «Ведь правда, так оно красивее? Законченность какая-то…»

В гараже-сарайчике ждёт посевной страды трактор, собранный своими руками. Рукотворная техника прошла техосмотр и зарегистрирована. Рядом аккуратно сложены тракторные самодельные насадки — картофелесажалка, картофелекопалка, косарка.

В мастерской — сушилка, переделанная из старого холодильника, списанного местным детсадом. Таммастер поточным методом сушит древесину для мебели собственного изготовления. Перед тем как попасть в сушилку, заготовки из берёзы, дуба и ясеня два года сушатся на чердаке. Мелех называет это «перенянчить лес».

Комплект — столик и пять табуретов — уходят за четыре с половиной тысячи. С мебелью мастер начинает «заморачиваться» только после уборки урожая, по первым холодам. Молоко от коровки сдают совхозу. Цены сейчас приличные: литр молока — 10 рублей. Сдают каждый день, но платы приходится ждать месяцами. Правда, доходы семейные не самые для села плохие: Жена Ольга — экономист в сельпо, Андрей — электромонтёр на радиоузле.

В мастерской тепло — Мелех сам соорудил эксклюзивную печку. Она состоит из двух метровых обрезков трубы. В нижнюю хозяин заправляет дровишки, на ней стоит чугунок — варится мешка для домашней скотины. Труба сверху—для повышения теплоотдачи. Именно она отапливаетмастерскую. Рядом пристроилась хитраяштуковина для прополкиогорода: за 15минут—смерть сорнякамнашести сотках. Тут же—заготовки для рукотворной зернодробилки, жернова для будущей мельницы. 

Власть в своей «автономии» Ольга и Андрей поделили так. Горки из красивых каменей и вазоны из крашенойжести с цветами, корова, два бычка, свиньи, куры, гуси, утки, крепкий просторный дом из красного кирпича, сыновей обиходить — этим заправляет жена.

Хозпостройки и их содержимое, дальние поля и огороды, ульи во дворе, ветряк, тракторы и генераторы, сушилки-молотилки — всё на Андрее. Практически «во дворе» и живёт.

Оба при этом работают и растят сыновей. Младшие Мелехи получаются умными и здоровыми.

— А когда же вы с женой видетесь?

— А вот за обедом. И ночью… — доверительно сообщает Андрей. И прибавляет, поразмыслив: — Да, этого хватает… — И довольно улыбается.

Ольга пребывает в полном согласии с мужем:

— Иные пьют, а Андрею некогда. О копейках с ним думать не приходится. Дом этот построил за год, вся мебель в комнатах—его руками. Хорошо за ним, надёжно.

План Мелеха

Жизнь он планирует минимум на десяток лет вперёд. Время летит быстро. Дом, дерево, сыновья — это выполнено. Но ведь скоро учить%женить. Для того, кроме двух зарплат, и молоко, и мебель, и прочие «затеи».

—Опять же, если вымрет село—ведь водонапорную башню-то снесут! А у меня своя будет! Чего вымрет? Ну а чего они все вымирают? Кто спивается, кто уезжает…

Правда, селу Кистёр вымирание, кажется, не грозит. Из 19 тысяч жителей Погарского района 1200 человек живут в Кистёре. Местные жители уверяют, что это заслуга бывшего председателя местного сельхозпредприятия «Кистёрский»: «как поднял колхоз, так он и держится». Причём, держится молодцом—одно из трёх лучших предприятий в районе. В планах — устройство агрогородка по губернаторской программе. А председателя того, Михаила Лысака, избрали районным главой. Дом его матери, кстати, — напротив мелеховского. Глава как-то  между делом тоже поинтересовался, как бы и себе ветряк устроить…

Сам же Мелех за ветроэнергетикой чует большие перспективы. Вопрос изучил подробно. Упирает на то, что в США 35 процентов электроэнергии вырабатывается при помощи этих самых ветряков. Правда, там и господдержка, и частная инициатива, и технический прогресс, и высокий материальный уровень… Но и у нас кое%где порой… Чем мы хуже? Мелех считает, что, если бы в каждом сельхозпредприятии установить хороший ветрячок с мощным генератором — минимум половину затрат на энергиюможно было бы экономить. И экологично, и безопасно! И ведь сколько в прошлом%позапрошлом веках таких ветряков в России было? Тысячи! А теперь считается чем%то новым, неизведанным.

Вспоминает к слову первый день работы своей ветряной мельницы. Поднимал её, голубушку, на «мачту» лебёдкой с соседней берёзы. Брат помогал. Испытания проходили, если свериться со сводкой, при сильном порывистом ветре 15 метров в секунду. Крылья в минуту разогнались так, что куры улетели со двора за забор не по своей куриной воле — ветряк снёс. Перетрухнул тогда мастер — ну как крыло оторвёт и в окно влетит! Оказалось, всё приварено надёжно. Но до сих пор, когдаштормит, Андрей от беды ставит своё крылатое чудо «на привязь» — цепляет поворотное устройство цепью к вкопанной в землю железяке.

Андрей вспоминает первую реакцию односельчан. Полный ступор и первый вопрос: что за хрень? Зачем? Говорили вслух: точно, мужик открывает станцию сотовой связи. Потом решили: сооружает установку для бурения нефтяной скважины. Основные версии были лестными: меньшего от него и не ожидали. Это ж надо, какая уверенность: вот начнёт бурить Мелех водяную скважину, а оттудова ну непременно нефть брызнет!

Пришлось Мелеху вести разъяснительную работу. Живо интересующимся рассказывал, как сделать, где что достать. Но, надо заметить, второго частного ветряка ни в Кистёре, ни во всей Брянской области пока не образовалось. Стали наезжать «фанаты» из других регионов и сопредельных государств — благо Украина в часе езды. Присматриваются как да что и выгодно ли. Для «экскурсантов» у Андрея всегда под рукой распечатка со специального сайта с прейскурантом: готовые ветряки в среднем по шесть тысяч долларов.

Для простых селян из российской глубинки сумма огорчительная. А мелеховский рецепт производства ветряной мельницы за 500 рублей уже устарел. Лет десять назад он облазил все местные кладбища машин и комбайнов, приволок во двор разнокалиберные запчасти от списанной колхозной техники… И вот пригодилось. А сейчас нет только что развалившихся колхозов. Кто обанкротился — давно уж бурьяном поросли, а те, что выжили, — железом не разбрасываются.

Последняя, запоздалая «реакция» пришла недавно от подвыпившего старичка:

—Мелех, а Мелех!. Наши придут — ваших перестреляют!

— Каких ваших?

— А вот таких чубайсов!

Заподозрен был создатель ветряка в буржуйских наклонностях. Безжалостно, мол, эксплуатирует ветер. Но ведь и по%другому можно взглянуть: энергия ветра и энергия Мелеха —хорошие компаньоны. И Чубайс пока не обижается…

Елена ВОРОБЬЁВА.

Фото Алексея ЖУЧКОВА.

Просмотров: 788