Александр Музальков: «Главное в архитекруте — городу не навредить»

Главный архитектор Брянска в ответе за лицо города. За красоту его внешнего облика. Так принято считать. Александр Музальков берёт выше. Он говорит, что главный архитектор и его команда определяют перспективное развитие всего «городского организма».

— Александр Сергеевич, вы приехали в Брянск из Татарстана. Будучи ещё студентом Казанской архитектурно)строительной академии, разрабатывали архитектурные проекты для родного города. А как попали в Брянск? Каковы были первые впечатления от города?

—Я попал в Брянск по распределению. Хотелось повидать мир. Когда предложили, долго не раздумывал и согласился. Мы приехали сюда вместе с теперь уже главным дизайнером Брянска Александром Ярановым. Это было в 1990-м году.

Город сразу понравился—чистый, зелёный, совершенно неиспорченный и самобытный. Много старины, оригинальный ландшафт — река, большие пойменные территории, огромные овраги…

Я полюбил Брянск. Понял, что тут есть чем заняться дизайнерам и архитекторам, но главное —не испортить город, не навредить его самобытности и неповторимости.

Все улицы Брянска я обошёл пешком в первые два года: смотрел, изучал, анализировал… Где проложить дороги? Как сделать, чтобы к местам будущих застроек удобнобылоподъехать? Какповлияет застройка техилииных земель на общий вид города? Как красиво и грамотно обустроить зелёные насаждения? Десятки вопросов обдумывались и решались во время этих прогулок.

Девять лет я проработал архитектором в Управлении архитектуры и градостроительства города Брянска, позже стал начальником сектора. Потом захотелось уйти в творческуюработу—занялся архитектурнойпрактикой в ООО «Брянскдизайнпроект».

Совместно с коллегамиразрабатывалинтерьерные и архитектурные решенияжилыхиобщественных зданий. Принимал участие в архитектурных конкурсах. Спроектировал торгово+офисное здание на Ульянова, 103, индивидуальный жилой дом по пер. Осавиахима, 40, базу отдыха «Лесная забава» в Щеголовском лесничестве Навлинского района и ещё многое другое. В соавторстве создал памятники военным журналистам и жертвам Чернобыля. СкверПролетарский— это моя концепция.

Конкретными проектами занимался шесть лет. А в 2006-м снова стал архитектором-чиновником. Заместителем главного архитектора, а потом и, собственно, главным. Вернулся на новом витке своего развития. Прошло время и я почувствовал себя не просто архитектором, а в какой-то степени градостроителем. Понял, как живёт и дышит город, как помочь ему развиваться правильно, сделать так, чтобы ему не навредить. Ответственность уже была мне по силам. Впрочем, чтобы вникнуть во все тонкости градостроительного дела обычно требуется лет 15—20…

—Так город представляется вам целостным живым организмом?

—Если это постоянно не держать в голове, можно наделать ошибок. Вот город Брянск. Его скелет — особенности ландшафта, леса, изгибы реки, география оврагов.

Городские артерии — железные и автомобильные дороги, коммуникации — водопровод, канализация, электрические, телефонные, газовые сети. Всё остальное —мышцы, кожа, нервы… Одежда —фасады зданий. Чем богаче город, тем красивее его одежда.

Уровни власти — от федеральной до муниципальной, банки, ведомства — работают как внутренние органы—сердце, печень, лёгкие. Мозг —это, я считаю, наше управление, архитектурное. От слаженности работы этих органов зависит жизнь и правильное развитие всего городского организма.

Впрочем, слаженности и продуманности нам кое-где не хватает. Простой пример: в Белгороде ежегодно сдаётся 380 тысяч квадратных метров жилья, у нас — 150 тысяч, из которых 50 тысяч «квадратов» — частная застройка. Почему? Потому что у нас процент по ипотеке — 15, а, например, в Орле — 7. В иных регионах — и 3%.

От чего бы банкам не снизить процент и на кредиты для местных производителей стройматериалов и застройщиков? Ведь из-за того, что сейчас этот процент
высок, наши заводы по производству стройматериалов загружены только на 20%. Финансовые вливания, я уверен, позволили бы брянскому предприятию «Техпром» развивать качество продукции. И его тротуарная плитка уже не становилась бы «шелухой» через год после того, как её положат. Брянский силикатный завод не даёт нормальную геометрию кирпича — и это, тоже, увы, во многом зависит от финансовых трудностей. Отсутствие реальной поддержки местного производителя на политическом, законодательном уровне заставляет застройщиков покупать «всё для стройки» издалека и задорого, вкладываться в транспортные расходы. А следствие — непрерывное удорожание жилья, социальная напряжённость.

Сохранить историю…

—Александр Сергеевич, а как приходится корректировать инициативы арендаторов-застройщиков?

— Сейчас многие инвесторы, арендаторы земель взялись активно застраивать город. Но как? Взять лакомый кусок — центр, пойменные территории. Застроить всё типовыми «небоскрёбами» — вплоть до 20+ти этажей. С коммерческой точки зрения это понятно: земля дорогая, хочется выжать с неё максимум. Самое простое — повысить этажность.

А что это значит для города? Ломка исторической панорамы. Изменение облика — не в лучшую сторону. Среда для обитания должна быть сомасштабной, чтобы человек чувствовал себя комфортно, а не задыхался в каменном мешке.

Вот, например, не так давно настойчиво звучали предпроектные предоложения одной из строительных компаний по реконструкции жилой застройки Набережной от фонтана до Чёрного моста, что ведёт на Брянск II. Сейчас оттуда видна церковь, Покровская гора. И если поставить там 16-этажные дома, всё историко-культурное наследие города превратится в ничто. Я боролся с этим полгода. Удалось понизить этажность, внести в предложение такие изменения, чтобы новую застройку грамотно включить в городской архитектурный контекст.

— Горожане волнуются: что останется от исторических зданий после комплексной застройки бывшей территории завода «Арсенал»? Не испортят улицу Калинина, Набережную?

— Да, там много памятников старинной архитектуры. С инвестором договорились: исторические здания отреставрируют.

Если и будут надстройки и пристройки, то только в едином архитектурном ключе — «под старину». Славянская площадь изменится, но ключевые элементы останутся — и фонтан, и «потёмкинская лестница».

— А сейчас с чем приходится бороться, что доказывать и что отстаивать?

— …Что очень чревата застройка пойменных территорий. Да, это лакомый кусочек — ведь это пока ещё свободные от застройки территории. Но! При подсыпке этих территорий надо делать грандиозные проекты по гидрологии всей территории рек Десны, Снежки, Болвы. Неизвестно, где может произойти подтопление. Если начать подсыпать и строить безграмотно — будет беда.

Исходить надо из того, что есть. Красивые у нас озёра — четыре Орлика. Там бьют ключи. Туркомплекс бы там сделать, пляжные зоны обустроить, построить коттеджики для отдыха. Расширить и углубить русло Десны. Правильно надо направлять деньги. Вкладывать в то, что есть, что само просится на обустройство. Чтобы всё это понимать, надо одновременно быть и художником, и архитектором, философом, экономистом… И любить свой город.

Вот визитная наша карточка—овраги плюс пойменные территории. Пересечённая местность. Есть они и в других городах. Но многие не удержались — плотно застроили их гаражами и дачами — никакой красоты там уже не построишь. У нас же оврагами можно и нужно заниматься — делать там парковые зоны. Много было споров на эту тему в Думе. Говорили: «… и будут там сплошные убийства и изнасилования».

Но ведь можно сделать их прозрачными, проредить растительность. Сделать освещение, террасирование, обрезку нижних ветвей, поставить скамейки.

Бровки оврагов в будущем можно будет освоить капитальными зданиями, объектами соцкультбыта. Но вниз застройка опускаться не должна.

«Городской организм» развивается нормально!

—Как будетразвиваться коммунальная инфраструктура города?

— Надо очистить овраги от садов-огородов, индивидуального жилья. Это не только оврагов касается, но и всего городского центра. Везде уже принята практика: частное жильё строить на городских окраинах. Отдыхать и жить лучше на удалении от центра.

У нас непозволительно много коттеждей в центре каждого из районов. Во время войны масса зданий была разрушена и люди спешно возводили временное жильё и селились в одно-, двухэтажных бараках. Сейчас срочно надо решать вопрос о сносе этих зданий. Это решит многие городские проблемы.

Практика показывает, что центры районов города должны быть плотно застроены — ведь там происходит вся деловая жизнь. Только надо грамотно регулировать плотность и этажность застройки. За счёт этого мы упорядочим и реконструируем коммуникации. А не будем бездумно тянуть сети неизвестно куда. Высвободятся средства для того, чтобы не экономить на их качестве. Я это сейчас активно доказываю.

Дискуссия продолжается — сейчас ещё город к таким изменениям не готов. Чтобы грамотно освоить овраги, увести частное жильё из центра, должны пройти, может быть, десятки лет. В соответствии с правилами застройки, которые сейчас принимаются, мы будем резервировать эти территории для государственных и муниципальных нужд.

—Как пойдёт в ближайшем будущем развитие городских автодорог?

—Это, действительно, затянувшаяся и острая проблема. Долго в городской казне не было денег—запустили и дороги, и инженерные сети. А автотранспорта тем временем стало в три раза больше — город задыхается, захлёбывается в пробках. Сейчас в трёхлетний бюджет Брянской области включено строительство и реконструкция дорог-дублёров. Обязательно откроем Черметовский автомобильный мост, который продолжит пр-т. Ст. Димитрова и выведет на улицу Дуки. Получится дублёр проспекта Ленина.

Решаем вопрос по дублёру улицы Калинина — это дорога «Брянск I-Брянск II». Она будет пролегать от железнодорожного вокзала Брянск I до проспекта Московского. Соорудим капитальный мост через Десну вместо понтонной переправы. Через новый мост пойдёт дорога, которая станет частью ещё одной связующей линии от ул. Горького до автодороги Брянск I —БрянскII. Средства на проектирование этих дорог заложены. Часть денег уже поступила из Минрегионразвития.

Хочу отметить, что эти дороги будут построены не только за счёт бюджетных денег, но и за счёт средств софинансирования инвесторов. В планах строительства микрорайона Мичуринский прорабатывается вариант транспортных связей между этим районом, 10-м микрорайоном, Городищенской горкой, въездом в Бежицу.Предстоит расшить и улицу Камозина.

Также необходимо будет ограничить въезд в центр города. По этому вопросу готовится специальная программа в администрации города Брянска.

С развитием городских дорог связан и вопрос комплексного хранения личных автомашин. Мы разрабатываем мероприятия по размещению подземных гаражей, многоуровневых стоянок.

— Говорят, город будет расти и вширь?

— И вширь, и вглубь. Город будет постепенновключатьвсебяприлегающие территории. Тот же микрорайон Мичуринский, который застраивается по проекту «Доступное и комфортное жильё». На сотне гектаров бывших сельхозземель будет построено 400 тысяч квадратных метров жилья для 6-ти тысяч семей. Будет 3 детсада, школа, станция скорой помощи, поликлиника, магазины.

Надеемся, что застройка территории Старого аэропорта тоже украсит наш город. Конкурс на застройку выиграло региональное управление Газпрома. В ближайшее время будут определены красные линии всей территории — проезжие части, улицы, границы кварталов, в пределах которых должно развиваться строительство. Пройдёт межевание, будут намечены этапы освоения земель. По условиям контракта до 2015 года здесь должно вырасти жильё для 41+й тысячи горожан со всей социальной инфраструктурой — школами, детскими садами, поликлиникой, театром, стадионом.

— В последнее время отреставрировали, кажется, все парки и скверы Брянска. Что)то ещё осталось преобразовывать?

— В 2008-м году предстоит капремонт Покровской горы. На это в бюджете Брянска заложено 6 миллионов рублей. На Покровке заменят тротуарную плитку, обновят стелу, фигуры Пересвета и Бояна, пушки, отлитые на «Брянском Арсенале». Парапет «оденут» в базальт вместо гранита. Горку украсят светильники+торшеры, изменится подсветка памятника. На аллеях появятся новые кустарники, на склонах подсадят кусты боярышника, в центре сквера появится клумба… А вообще, курс взят на придание городу «парадного вида».

— Александр Сергеевич, можно ли сказать, что «городской организм» развивается правильно?

— В принципе, да. Пошли деньги, дело сдвинулось с мёртвойточки. Ато, чтоприходится убеждать, доказывать, настаивать, «приводить в разум» застройщиков и разные ведомства — это нормальные рабочие моменты. Вот москвичи разрабатывают для нас сейчас правила застройки и землепользования. Мнение специалистов — город не отклоняется от генплана, который был принят в 1994 году и рассчитан до 2015 года. Грубых ошибок и отклонений в развитии не обнаружено.

—И всё-таки естьто, чего Брянску для полного счастья не хватает?

—При величине города и темпах его развития, к нашим трём десяткам архитекторов добавить бы ещё… человек пятьсот.

Беседовала Елена ВОРОБЬЁВА.

Фото Геннадия САМОХВАЛОВА и из архива управления архитектуры и градостроительства Брянской городской администрации.

Просмотров: 1801