Ольга Тимощенко: «Не будь я манекенщицей, стала бырок-звездой!»

Брянская 18-летняя модель Ольга Тимощенко сейчас живёт в Нью-Йорке, постоянно вылетая для съёмок и показов в Лондон, Париж, Милан, Токио… Она первая брянская манекенщица, которая дефилировала в этом году на Парижской Неделе моды — самом крупном fashion)событии сезона. За кулисами многочисленных Недель мод, на которых она работает, все называют её Timoxa (Тимокса), хотя на русский манер так и хочется сказать Тимоха. Сейчас она живёт перелётами между Нью-Йорком, Лондоном, Парижем, Миланом, Токио, изредка выбираясь навестить родной Брянск. Последний раз гостила у мамы полгода назад. Выбираться чаще не получается — каждый день дефиле, съёмки, кастинги.

Когда я договаривалась с Ольгой об интервью по электронной почте, она первым деломпопросила: «Только никаких преувеличений! Я ещё не звезда. Пока».

О прелестях и трудностях жизни модели, закулисье мира моды и его многочисленных мифах Оля писала порциями, в коротких перерывах между работой. 

В модельный бизнес — из-за школьной парты

В 15 лет воспитанница брянского театра моды «Образ» Ольга Тимощенко выиграла в местном конкурсе профессиональных манекенщиц «Лицо будущего». Тогда этот выбор жюри был понятен не всем зрителям — девушка с первого взгляда казалась далеко не самой эффектной среди остальных конкурсанток! Хотя целеустремлённость читалась в глазах Оли уже тогда. На конкурсе девушку сразу же заметил Павел Зотов—директор одного из ведущих столичных модельных агентств IQModels. Да, её лицо не являло собой образец классической красоты и не попадало под популярный тогда кукольный типаж. Но то был чистый «холст», который так ценится дизайнерами. Тот самый чистый «холст», который можно «разрисовать» как угодно. Олю пригласили на фототесты в Москву, порекомендовали немного похудеть, заметили в девушке умение импровизировать и бешеное желание работать. И вот уже скоро первый контракт на работу за границей, в Гонконге, был в руках Ольги.

— Когда мне предложили лететь в Гонконг, я заканчивала девятый класс. Сомнений, стоит или не стоит пробовать, не было. Во+первых, я полностью доверяла и доверяю своему родному агентству IQModels, во-вторых, когда представляется такойшанс, то за него нужно хвататься двумя руками! Кстати, в Гонгонг я влюбилась с первого взгляда, а первая любовь, как говорится, самая сильная. Когда я прилетела туда, подписала контракт на два месяца. Многие думают, что таким образом модель автоматически получает работу и деньги. Это не так. Агентство просто закрепляет право предоставлять меня для работы в этой стране. Например, в России я могу работать только от IQModels, больше ни с кем. Каждую неделю в Гонконге я получала 80 долларов, которые потом вычитали из моего заработка. Агентство даёт модели возможность посещать кастинги, обеспечивает тебе встречу с потенциальным заказчиком. Но учтите, что помимо тебя на смотр приходят все модели города, а работу получает только одна, или несколько девочек. Гарантий нет никаких, ты всегда можешь уйти ни с чем. Да, агентство поначалу вкладывает в тебя деньги — оплачивает визу, проживание, даёт на недельные расходы, но потом ты всё это должна ему вернуть.

В Гонконге я жила еще с пятьюдевочками, такимиже начинающими моделями-иностранками. Что-то вроде студенческой общаги — кто жил, тот поймёт! С одной стороны весело, но бывало, открываешь холодильник, а кто-то  выпил твоё молоко… Но это всё мелочи, бывало и похуже. Например, я как-то  жила там в квартире без окон, без дверей, без чайника… Считай, ничего у меня не было! Я, извините, душ принимала, сидя на унитазе! Прожила так два месяца, и ничего, жива. Хочешь чего-то  добиться — придётся потерпеть трудности.

 — Оля, ты первая из брянских моделей участвовала в этом году в Парижской Неделе моды. Чем она отличается от других, что особенно запомнилось?

—Парижская Неделя моды в принципе не отличается от Нью-Йоркской или Лондонской. Туда съезжаются в среднем 500—600 моделей, в каждом из показов участвуют приблизительно пятьдесят девочек. Но ты, ещё раз повторяю, никогда не можешь быть уверенным в том, что получишь работу. Требования такие же, как и везде—всем нужны высокие, стройные девочки, а дальше выбор стоит уже за дизайнером, у каждого свои вкусы, разумеется. Парижская Неделя моды самая запоминающаяся, наверное, потому, что это последнее крупное fashion-событие сезона— заканчивается месячная гонка крупных показов, становится даже немножко грустно… Самым яркимшоу, лично для, стал показ коллекций Dior, потому что Гальяно, главный дизайнер и вдохновитель этого Дома, всегда устраивает из своего дефиле настоящее представление. Быть действующим лицом этого — большое удовольствие.

— Участвуя в мировых Неделях моды и снимаясь для ведущих глянцевых журналов мира, ты всё равно говоришь «я пока не звезда». А что в твоём представлении нужно сделать, чтобы тебя можно было назвать звездой?

—Звёздами в модельном бизнесе становятся по-разному. Кому для этого нужно несколько лет, а кому+то только один сезон. Здесь всё должно сойтись — правильный менеджмент, то самое место и время, случай, везение… При всем при этом ты всегда должна быть в отличной профессиональной форме — физической и моральной.

«В детстве в куклы никогда не играла»

—Всетвои нынешниефото со съёмок и показов подписаны—Timoxa. Этотвой псевдоним, новое имя? Или ты чуть переделала свою настоящуюфамилию, чтобы лучше запоминали, для имиджа?

—Да, Timoxa—это теперьмое второе имя. Вам, наверное, кажется, чтоэто звучит какТимоха, в Россиименя так называют, нона самомделе этопроизносится как Тимокса. Когда я захожу в студиюи громкоспрашиваю»Howare you?», с пока ещё выраженным русским акцентом, то все сразу понимают, что пришла Timoxa, то есть я!

На самом деле я ничего не придумывала, по сути, это моё имя из детства. Когда была маленькой, с девчонками в куклы никогда не играла, дружила только с мальчишками. Вот они-то и прозвали меня Тимохой, то есть я для них всегда была своей в доску! Ничего девичьего во мне тогда действительно не было: коротко стриженые волосы, драные джинсы и кеды.

—На всех обложках, фотосъёмках ты очень разная! Смотришь и струдомверишь, что везде однаитаже девушка! Авспомнисвоюпервуюсъёмку, сильноволновалась?

—Конечно! Даже сейчас порой идёшь на встречу к какому-нибудь  известному дизайнеру, фотографу и порядком волнуешься. Но модель не должна показывать своего страха, люди ведь всегда это чувствуют! На первой фотосъёмке — это было для российского журнала Сosmopolitan — всё было совсем плохо: я не понимала, чего от меня хотят! Не знала, куда руки деть, как спину держать… Со временем поняла, что главное — найти контакт с фотографом и не бояться импровизировать. А учиться приходилось быстро. Но теперь я без ложной скромности могу назвать себя профессионалом в этом деле, я люблю свою работу и знаю, как её качественно выполнять. На днях даже небольшой fashion —фильм снимали о закулисье мира моды, так я там и плакала, и смеялась! Съемки продолжались 19 часов! Кстати, моделям за это не заплатили, считается, что участие в подобных проектах само по себе очень престижно. Вот ещё похвалюсь, этот фильм будут показывать на каком+то американском кинофестивале скоро! Но актрисой я становиться не собираюсь, не думайте. 

«Времена капризных манекенщиц давно прошли»

— Ты общалась с известными нашими моделями — Водяновой, Пивоваровой, Вербовой? Сейчас особенно много говорят о Наталье Водяновой, а что лично ты думаешь о ней как о манекенщице и о человеке? Многие ведь считают, что ей просто несказанно повезло…

—Может, вы удивитесь, но известные модели ничем не отличаются от всех остальных. Времена капризных див вроде Наоми Кемпбелл давно прошли! Если тебе что-то  не нравится, можешь идти, здесь никто никого не держит… Поэтому Водянова, Пивоварова, Вербова просто качественно выполняют свою работу — никакого звёздного пафоса в них не заметишь. Например, в России звезда№1 сейчас из моделей—это Наташа Водянова. Все пишут про её мега-контракты с ведущими фирмами, огромные гонорары, мужа-аристократа. Но это всё пришло к ней далеко не сразу! Она упорно шла к своему звёздному часу три года. В Париже жила на 80 евро в неделю, половину из которых отсылала матери в Нижний Новгород, ела одни макароны «Доширак». Она каждый день ходила на всевозможные кастинги, но её упорно не замечали. Говорили, что нужно похудеть, подправить форму носа… Просто было не её время, а потом она дождалась своего момента, не упустила его и действительно стала звездой. В общении Наташа очень светлыйипозитивный человек! Даша Вербова начинала свою карьеру в 14 лет, но её долгое время даже агентство никакое не хотело принимать к себе! И только спустя пять лет она стала звездой. Перед этим сменила нескольких агентов, похудела. Я уверена, что прежде всего она изменилась внутренне, повзрослела и в результате удача улыбнулась ей. Успеха может добиться каждая модель — главное поймать свой момент, дождаться своего времени. А для этого нужно запастись терпением и всегда верить в себя! Это мой главный совет всем девочкам, которые мечтают стать манекенщицами.

— Ты в детстве считала себя красивой? Что посоветуешь девушкам, покупающим глянцевые журналы и чувствующими себя «толстыми и некрасивыми» на фоне манекенщиц?

— В детстве я никогда не считала себя красивой и сейчас таковой не считаю. У меня не бывает такого, чтобы я смотрела на себя в зеркало и говорила: «Какая я всё же красивая!» Скажу так, красота тоже приедается… Вот вокруг меня одни только высокие стройные, симпатичные девушки! Они все по-своему хороши, все красивы, ну и что? Я не скажу ничего нового, но для меня человек красив только тогда, когда у него глаза горят, когда чувствуется индивидуальность — харизма, одним словом. Красота в отсутствии ума очень быстро наскучивает.

«Клаудиу Шиффер заставили бы худеть килограммов на 15»

— Сейчас очень много говорят об анорексии. Тебе приходилось сильно худеть ради съёмок или дефиле? Правда ли, что после всех громогласных заявлений дизайнеров на подиумы стали выпускать девушек с более пышными формами или это только на словах?

—Тема анорексии у всех на устах… Я вас уверяю, насильно здесь никто никого худеть не заставляет. Анорексия — это психическое заболевание! Вы знаете, что после рака груди это самое распространенное заболевание среди женщин! Покопайтесь в Интернет-поисковиках. И эта болезнь появилась задолго до появления манекенщиц… Любая девушка должна любить себя такой, какая она есть! Модели такие же, как и все, со своими достоинствами и недостатками. Конечно, мне приходится следить за своим питанием, но я не голодаю, могу позволить себе маленькие слабости, иногда. Вы же сами видите, в модном бизнесе девушки очень худенькие от природы. Им сложно прибавить в весе. Наоборот, многие манекенщицы хотят чуть поправиться, да не могут! На подиумах не появилось моделей с формами, уверяю. В Нью+Йорке, Париже, Лондоне, Милане, как и прежде, дизайнеры выбирают для работы девочек без намёка на внешние половые признаки. Это грустно, но правда. Я сама против такого, но сейчас такие стандарты, такая мода. Сейчас бы КлаудиуШиффер заставили похудеть в среднем килограммов на 15. Новые времена — новые идеалы и требования.

— Есть люди, которые до сих пор стойко уверены в том, что сделать карьеру модели можно только через постель. Что ты можешь на это сказать?

— Я вынуждена разочаровать этих людей. Карьеру модели здесь через постель сделать невозможно хотя бы потому, что в нашем бизнесе большинство мужчин, почти все, нетрадиционной ориентации. (Смеётся). Их не интересуют девочки, понимаете? Может быть, лет двадцать назад в модельном бизнесе было что-то  подобное, но меня тогда здесь не было! А сейчас подобная схема не работает, этого нет.

— Опиши свой обычный рабочий день.

— День на день не приходится, но свободного временинет точно! Когда я работаюнаНеделяхмоды, то на ногах с шести утра, а возвращаюсь домой часа в два ночи. В среднем в день выходит пять шоу, шесть кастингов, к каждому выходу тебе должныещё сделать мейк-ап, укладку,— этовсё занимает тожемассу времени. Сейчас, послеокончания Недель моды, я живу в чуть более спокойном ритме: в день пять-семь кастингов и журнальные съёмки.

«В Нью-Йорке никого не волнует, сколько у тебя денег»

— Ты работала во многих городах мира, но живёшь сейчас именно в Нью-Йорке. Чем этот город отличается от всех других?

—Да, сейчас моё место жительство Нью-Йорк, или, правильней сказать, перевалочный пункт? Я ведь постоянно куда-то вылетаю на работу. Многие модели предпочитают обосноваться именно в Нью-Йорке, потому как здесь сосредоточеныофисыведущихмодныхкорпораций, здесь живут и работают известные дизайнеры, фотографы, — здесь нужно делать карьеру. Я работала в Гонконге, Шанхае, Токио, Сингапуре, Мадриде, Милане, Париже, Лондоне, но именно Нью-Йорк для меня — центр всего мира! Здесь ты можешь найти всё, что угодно, стать, кем хочешь, все дороги открыты перед тобой. Здесь никакого не волнует, есть ли у тебя счёт в банке и сколькона нёмденег. Если ты действительно талантлив, у тебя есть мозги, ты найдёшь имприменение. Может быть, кому-то  мои слова покажутся наивными, но я в этом уверена, потому что живу здесь ивижу это. У нас в России, еслиу тебянет денег, то тыникто, на тебя совсем по-другому смотрят… А главный девиз Нью-Йорка—хочешь, значит, можешь и добьёшься!

— Всем интересно, сколько же на самом деле зарабатывают модели за границей. Недавно читала, что за одно дефиле на Парижской Неделе моды девушки получают от 1 000 евро, это так?

— Огромные гонорары манекенщиц — ещё один миф! В Нью+Йорке огромное количество шоу, на которых модели работают бесплатно. Потому что это престижно — этим ты зарабатываешь себе имя. Например, Calvin Klein не платит своим моделям за дефиле, контракты на рекламу его продукции— совсем другое дело. Но перед егошоу тебе ещё предстоит выдержать шестичасовой кастинг, чтобы тебя посмотрел кастинг-директор. Если ты ему понравишься, пойдёшь показываться дизайнеру. Кстати, часть модельеров платит моделям одеждой. Наши гонорары растут вместе со статусом. Сначала нужно сделать себе имя.

В Милане, Париже начальная ставка моделей, участвующих в ведущих показах, 600—800 евро. Но теперь подсчитаем расходы. Я должна оплатить проживание в отеле и услуги водителя (в Милане, Лондоне и Париже манекенщицам предоставляют водителя с машиной, потому что мы не знаем города, в Нью-Йорке я езжу чаще на метро), его ставка — 30 евро за час. В день водитель мотается со мной по городу с 8 утра до полуночи, а то и дольше. То есть на водителя и отель в среднем уходит 80 евро в день, умножьте эту цифру на семь. Плюс нужно купить билет назад домой, до Нью-Йорка. Поэтому почти всё заработанное в Европе уходит на недельное проживание.

В основном, деньги зарабатываются моделями на рекламе, съёмках в каталогах. Кстати, если кто не знает, за работу для журнальных съёмок моделям никогда не платят! Вот когда ты заключишь контракт с каким-либо модным домом, косметической корпорацией—другое дело. Или ещё пример: D&G платят моделям 1500 долларов за шоу, но после вычета процентов агентству у тебя остаётся на руках 800. Многомиллионные компании — это Lancome, L’Oreal, Maybelline, но они приглашают только уже сделавших себе карьеру девушек-моделей. Например, Даша Вербова, заключив контракт с Lancome, практически ушла с подиума, появляется только на некоторых дефиле.

Тем же, кто только начинает в модном бизнесе, денег хватает лишь на оплату жилья в Нью+Йорке. Таких как я много. Мы все ещё только начинаем, и большие гонорары, надеюсь, впереди.

—Ольга, твоя мама рассказала, чтоты ещё сошколы большая модница! В чём любишь ходить в повседневной жизни? Можешь потратить крупную сумму денег на понравившееся платье или туфли?

—В одежде для меня главное комфорт, ведь я постоянно в разъездах. Но в то же время я всегда должна хорошо выглядеть: одежда —это часть моего образа. Например, платья у меня нет ни одного, я себя в них некомфортно чувствую. Пожалуй, не стань я моделью, из меня бы получилась рок-звезда! В моём гардеробе вы всегда найдётемножество кожаных курток, драных джинсов и винтажных маек. В то же время мне нравится классика, а если точнее, брючные костюмы а-ля Марлен Дитрих — эта женщина для меня кумир во всём! У меня даже мужской фрак настоящий есть, но когда я появлялась в нём изредка в Брянске, люди смотрели косо и это меня расстраивало. В Нью-Йорке, Европе я могу носить всё что душе угодно, хоть в балетной пачке по улице иди — здесь никого ничем не удивишь.

Туфли на каблуках я ношу редко. Но уж если выбираю шпильку, то не ниже 13 сантиметров! И всегда со мной любимая маленькая сумочка Chanel, без неё я никуда. Да, я могу сильно потратиться на понравившуюся вещь, но это действительно должно быть что-то  выдающееся.

«Хочу перевезти своих пять кошек и собаку из Брянска в Нью-Йорк!»

 — Чем тебе пришлось пожертвовать ради модельной карьеры? У тебя, например, пока ведь нет возможности получить высшее образование?

— После школы я заочно поступила в один из московских вузов на экономиста, но сейчас взяла академический отпуск. Работа отнимает у меня всё время. Хотела поступить в нью-йоркский университет на факультет дизайна, но там только очное обучение, опять же никак не получится совмещать.

Ещё приходится жертвовать общением с семьей, друзьями, личными отношениями… Здесь ты постоянно с кем-то  знакомишься, общаешься, но это всё не друзья, а просто знакомые. У меня, например, только одна настоящая подруга Лерка, с котороймыпознакомились ещё в брянском «Образе»…

Я всегда безумно скучаю по маме и своим пяти кошкам и собаке, которые у меня в Брянске живут, но как только появится возможность, я их обязательно заберу в Нью-Йорк! В нашем бизнесе ты постоянно находишься в ожидании звонка, кастинга, работы. Я как-то  паковала чемоданы, собираясь в Брянск, а мне позвонили и сказали, что через несколько часов нужно срочно в Лондон вылетать!

Кстати, я всегда любила рисовать и хотела серьёзно этим заниматься. В Нью-Йорке я нашла учительницу, которая даёт мне уроки живописи, подстраиваясь под мой невероятный рабочий график. Занимаюсь с ней по два часа пять дней в неделю. Сейчас у меня на это уходят практически все заработанные деньги, но я всё равно очень рада, что теперь рисую!

— Что самое приятное в твоей работе?

— Во-первых, я всегда нахожусь в среде творческих людей. Все фотографы, стилисты, дизайнеры — очень креативные люди, я себя чувствую в этой среде, как рыба в воде! Это для меня главное. Конечно, любая модель скажет вам, что наша работа даёт возможность путешествовать. В детстве и подумать не могла, что побываю во стольких местах!

Другое дело, что далеко не всегда ты успеваешь познакомиться с городом! Часто, кроме аэропорта, вида из такси и окна студии ты ничего не видишь. Я прилетаю, отрабатываю съемку и в этот же день улетаю в другой город. Я бы даже сравнила образ жизни моделей с цыганским — всё время на чемоданах, в ожидании очередного переезда. Конечно, попутно ты учишь языки, узнаёшь местную культуру, менталитет людей, учишься просто выживать!

— Сейчас появилось немало книг, фильмов, описывающих, как «ужасен» закулисный мир моды: наркотики на вечеринках, жёсткая конкуренция моделей. Доля истины в этом есть?

—Вечеринки, наркотики—это всё есть и за пределами fashion-индустрии. Выбывалихоть в одномбрянском ночном клубе, видели, что там делается? Наркотики есть везде… Кто-то их употребляет, а кто-то  —нет. Но, уверяю, в нашембизнесе этоне приветствуется! Если кто-то  узнает о том, что модель балуется наркотиками, никто не захочет с нейработать! Наоборот, сейчас здесь все помешанына здоровомобразежизни! Никтоинигде не тащит тебя нюхать кокаин, ты всегда сам делаешь выбор.

Теперь о конкуренции. Если ещё кто-то  верит в то, что девушки подсыпают друг другу стекло в туфли и подпиливают каблуки, то может спокойно вздохнуть. Никто ничего подобного не делает.

А если кто-то  попробует такими методами пробить себе дорогу, в этот бизнес дверь будет ему закрыта. Когда модели работают на шоу, то мы все вместе как одна
команда. За кулисами мы, конечно, тоже общаемся, проводим друг с другом время.

— Несмотря на перечисленные тобой трудности работы, многие девчонки, почитав статью, всё равно мечтательно скажут: «Она живёт в Нью-Йорке, снимается для престижных глянцевых журналов…». Что ты можешь посоветовать брянским девушкам, мечтающим о модельной карьере? Особенно за границей?

—Могу только одно сказать—нет ничего невозможного! Если не будешь в это верить, вряд ли добьёшься успеха где-то  . Но в модельном бизнесе одного желания мало, должны быть соответствующие данные, нужно постоянно крутиться, бегать по кастингам, использовать каждыйшанс показать себя, зарабатывать себе имя! И, конечно, не сдаваться в случае неудач, к ним тоже нужно быть всегда готовыми.

— Кажется, ты всё успеваешь, или может быть на что-то  всё-таки не хватает времени?

— Я мечтаю играть на пианино! Самой исполнять произведения Бетховена ( «Лунная соната» моя любимая), Шуберта, Рахманинова…Но учиться никогда не поздно, так что я собираюсь заняться еще и музыкой! А летом полечу в Гонконг, попробую себя в качестве стилиста. Мне во всём хочется себя попробовать!

Александра ИВЧЕНКО.

Фото Владимира СОРОЧКИНА и из Интернет-сайта модельного агентства IQMODELS.

В тему!

Мир не без добрых… японцев

Первая моя работа в качестве модели была в Японии. Можете себе представить, что такое для пятнадцатилетней девушки впервые попасть за границу, да ещё и в Токио. Голова буквально шла кругом! Почти все заработанные деньги я потратила на подарки маме, родственникам, подругам… Набралось два здоровенных чемодана. В аэропорту их взвесили и потребовали заплатить за перевес сто долларов. Сто долларов!!! Астрономическая для меня тогда сумма. Никакие мои мольбы и уговоры на служащего аэропорта не подействовали. Я села на чемоданы и громко разрыдалась от обиды.

Через некоторое время ко мне подошёл какой-то пожилой японец представительного вида. Его окружали люди, похожие на секьюрити. Японец по-английски спросил, что за горе у меня приключилось. «Я —русская модель… первый раз за границей… маме подарки купила… не пускают на самолёт, просят доплатить…», — глотая рыдания, на очень плохом английском стала объяснять ему причину своих слёз. Выслушав, японец подошёл к служащему аэропорта и, кивая в мою сторону, протянул ему сто долларов.

Пока я подписывала нужные бумаги, мой спаситель куда+то скрылся. Я даже не успела толком его поблагодарить. Зато теперь, наученная горьким опытом, я путешествую налегке.

Ольга ТИМОЩЕНКО.

Просмотров: 1812