Подводные рифы всемирной торговли

Соседка Украина без пяти минут в ВТО — с ней это случится в августе.Россия — следующая в очереди. Брянским политикам и промышленникам Украину… жалко. Да и применительно к себе счастье равноправного члена мировой торговли отсюда, из Брянска, видится большой условностью.

К высочайшим правительственным решениям в приграничных брянских лесах испокон веку приспосабливались легко и просто. Именно потому, что все сто лет родные и знакомые. И хорошо ориентируются на местности. Начальство Погара частенько и с удовольствием ездит пообедать в дешёвый украинский ресторанчик. Всего-то 90 километров. Новозыбковцы по выходным отправляются затовариваться дешёвыми продуктами и одеждой в белорусский Гомель.

Возникают новые правила, скачут таможенные пошлины, обостряются всяческие торговые войны — реагирование стремительное. Сахар дешевле у нас — и вот он уже едет на Украину, у них дешевле — везут к нам! Решило правительство объявить войну иностранцам на рынках — товар, правда, подорожавший, никуда не делся, только больше нанятых русских лиц. Да, впрочем, и «иные» особо не исчезают, только с гордостью предъявляют проверяющим паспорта со словом «русский». Что называется, без пафоса.

Ты — мне, я — тебе

С Украиной у Брянщины не просто кровные узы — совместное, можно сказать, хозяйство. Она — первое и главное государство, с которым официально торгует регион. Здесь ровно половина всего объёма внешнеторговых отношений. 20 процентов отправляем туда, 60 процентов — берём оттуда.

С нашей стороны тенденция пошла такая: перестаём покупать за границей то, что проедаем. А берём то, с помощью чего можем сами производить. В Украине мы закупаемся черметом, мебелью, фруктами, сахаром, «кондитеркой», продуктами сельхозпереработки. Продаём — машины и механизмы, оборудование и запчасти, древесину и продукты деревообработки, продтовары и сырьё для их производства.

Крупнейшие брянские заводы ЗАО «УК БМЗ» и АО «Бежицкий сталелитейный завод» давно и тесно сотрудничают с партнёрами на Украине — Мариупольским
«Азовобщемашем», Крюковским вагоностроительным заводом в Кременчуге, Николаевским судостроительным заводом, Черноморским судостроительным, заводами в Харькове, Херсоне, Днепродзержинске.

С регионами Украины — более 20-ти соглашений о торгово-экономическом и прочем сотрудничестве. Новейший наш партнёр и товарищ — приграничная Сумская область. С Сумами договорились торговать совсем недавно — в конце февраля. Акционерные общества «Брянскспиртпром» и «Мелькрукк» закупают у сумчан рожь для переработки. Покупать же нам у них стало выгодно из продуктов — сыр и сухое молоко, из прочего — кирпич, лаки и краски, запчасти для автомобилей.

В Брянскую область идут и частные украинские инвестиции. Вкладываются братья-украинцы в производство пиломатериалов, в стройку, торгово-закупочную деятельность и организацию международных автоперевозок.

На уровне региональной экономики и отношений между предприятиями-партнёрами действует простая логика рынка. Недорого и качественно — берём! Что-то не устраивает — торгуем с другими.

Недавний пример: сбросил Евросоюз 30-процентную дотацию на сухое молоко европейским производителям — они соответственно подняли цену. Белорусы среагировали стремительно и цену подняли также — хуже людей что ли? До того брянские молоко и сырзаводы как раз в Белоруссии порошок и закупали. А когда покупатель возмутился, сыр залежался и власть перед выборами велела заморозить цены — внимательно огляделись по сторонам. В это же время правильно отреагировала как раз Украина: небольшой демпинг с их стороны, и вот брянские заводы мало#помалу стали брать сухое молоко у украинских поставщиков.

В Брянске появился сыр от 180 рублей, чего три месяца назад не наблюдалось вовсе — 250, не ниже!

Зато Белоруссия сегодня повышает качество машин и механизмов. И Брянск увеличил оттуда импорт. А экспорт туда — так вообще в разы.

У Брянщины с Украиной, кстати, последние пять лет такой устойчивый рост отношений, что только за три последних месяца взаимный товарооборот составил 100 миллионов долларов. Значит, всё у нас в порядке. И при вопросе: «а вот когда они вступят в ВТО…?» областные чиновники особо не волнуются:

«С Украиной мы торгуем как с любым другим государством зарубежным, — сообщает Владимир Татаринов, начальник управления обладминистрации по внешнеэкономической и инвестиционной деятельности. — Нет нам разницы, Украина это или Германия, в ВТО они или нет. Такие же действуют пошлины. Это же заграница! И всё, что идёт с Запада транзитом через Украину, так же растамаживается на границе. Региональной экономике вступление в ВТО Украины трудностей не создаст. Чтобы хоть как-то  «давить» на нас, надо чтобы и Россия была в ВТО. А мы ещё только собираемся. Все мы там будем, наверно. Но мне кажется, лучше бы взять паузу лет этак на пять. На Западе, конечно, все были бы в шоке. Сыграл бы эффект «лисы и винограда». Да и объективно нам, как и Украине, туда пока рано. Плюсов от членства в ВТО нашим странам будет, пожалуй, меньше, чем минусов.

Украина — самостоятельное государство, и её судьба — это выбор украинского народа. Но то, что их экономика ориентирована на Россию и страны СНГ, это факт, известный всему бизнесу Украины. Если они вступают в ВТО, это их проблема, сами пусть с ней разбираются. Для нашей страны и экономики это не значит ровным счётом ничего. Мы не зависим от импорта из Украины, импортозамещающая продукция у нас в наличии.

Это они зависят от нашего рынка потребления. На Запад и в мировую экономику они свою продукцию не «всунут». Там и так всё плотно забито. Конкуренция, с учётом экспансии Китая, жесточайшая. Произойдёт замещение украинской отечественной продукции дешёвым импортом. Ни один собственник в убыток себе работать не будет — и на Украине остановятся последние заводы. Так что если не будет торговых связей с Россией, украинская экономика окончательно развалится — это аксиома. Производственники на Украине это знают, поэтому промышленные регионы тяготеют к России.

А западные территории Украины, которые всегда жили за счёт индустриальных, изначально исторически были польскими, к ней и тяготеют. В истории всегда они предавали и царя, которому присягали, и свой народ, отдавая его на разграбление и уничтожение ляхам — читайте Гоголя «Тарас Бульба». Сегодня ничего не меняется. Вывод: Россия без Украины даже не почувствует перемен, Украина без России обречена на полную нищету».

«Главное — нам не вляпаться!»

Крупных брянских промышленников больше волнует, как бы наше родное государство не вступило в ВТО раньше времени. Нет на Брянщине предприятий типа
«Норильского никеля», которым было бы это выгодно. Только пошли в экономический рост, стали третьими в ЦФО по росту промпроизводства, увеличили почти в
два раза производство и реализацию мяса, а тут такая «угроза с Запада»! И волнует их как-то больше не украинские проблемы ( «в международную политику предпочитаем не вмешиваться»), а наши собственные — в связи, разумеется, с ВТО.

Вопрос, по их мнению, стоит так: как бы нам самим протянуть со вступлением во «всемирную торговлю» как можно дольше. Чтобы экономику российской глубинки не подрезать на взлёте.

Вот, например, директор одного из крупных мясоперерабатывающих предприятий региона по нацпроекту «АПК» взял в Россельхозбанке» кредит в 300 миллионов рублей на развитие свинокомплекса. «Взял» — это значит оформил все документы, получил решение кредитного комитета. Это случилось в июне 2007-го, а денег у заёмщика до сих пор нет. «Нету денег» — говорят ему в банке, куда он еженедельно наведывается, пытясь «выбить хоть сколько-нибудь».

Тем временем свиньи растут, их скоро забивать. Бойню строить не на что, как и построить вторую линию. А надо ещё и корма закупать, рабочим платить…

Флагман мясопереработки, участник нацпроекта, не сильно радуется перспективам именно российского членства в ВТО. Объяснение простое: как тогда возможно конкурировать с производителем западным, который заявление в банк пишет и к концу дня уходит с деньгами?

Кредит берёт не на восемь лет под 13 процентов годовых, а на 25 лет под два процента, и при этом получает приличную дотацию от государства? В равных условиях будет он с «западником»? У кого дешевле получится продукция? И что за участь ждёт брянское предприятие, если дешёвую свинину повезут с Запада?

А что будет, к примеру, с бюджетом пограничного с Украиной Севского района? На его территории только-только развернулось строительство мощнейшего
свиноводческого комплекса «Раменское» на 110 тысяч племенных свиней, а предприятие «Севский маслодел» покорило всю Россию сырами торговой марки «Умалат». Производство в районе — это налоги, бюджет, нормальная жизнь людей в глубинке. И в ВТО в Севском районе как-то не стремятся…

Завод «Брянсксельмаш» за два года обеспечил пол России и СНГ знатной кормоуборочной техникой. Гендиректор Виктор Крепостнов утверждает, что его завод
может поставить на производство любую машину. Техника востребована — машинный парк настолько изношен в РФ! Да только заплатить мало кто может. И это —
проблема.

Жизнь предприятия проистекает так. Завезли комплектацию с Белоруссии. Ещё не реализовали, а налог надо заплатить. Брянску отгрузили продукцию с рассрочкой платежа на 90 дней и ждут оплаты. А налоги не ждут. В Белоруссии, к примеру, НДС платится после реализации. А у российских предприятий сильно отрывается оборот.

Крепостнов, как и все промышленники Брянска и России, ждёт от нашего правительства государственной программы в области машиностроения. Очень обрадовали его слова тогда ещё премьера Зубкова: «Надо покупать отечественную технику!» И у «Брянсксельмаша» как раз появились в последнее время шансы потес#
нить немцев с российского рынка кормоуборочной техники. А если Россия вступит вслед за Украиной в ВТО — вряд ли потеснят!

Не станет от этого лучше и нашему Брянскому машиностроительному заводу — БМЗ. Став частью крупнейшего российского предприятия «Трансмашхолдинг», за
вод потихоньку начал выходить на доперестроечный уровень производства. Восстанавливается, развивается, реорганизуется производство, обновляются изношенные фонды, поступают новые заказы. На судовые дизели и тепловозы есть спрос и потерять его не хотелось бы. Высказались брянские производители и об общей для всех неприятности — о ценах на газ и на электроэнергию. У западных промышленников она ниже, чем в России. Для них затраты на энергоносители серьёзно дотируются из госбюджетов с тем, чтобы они работали на экспорт и «душили» других производителей. Это часть западной «внятной торговой политики».

У нас же просто идёт ежегодное повышение цены на газ и электроэнергию. Плюс обременение условиями: если ты начинаешь потреблять больше энергии, то
заплати за подключение за каждый киловатт дополнительно. Такого нигде в мире нет. Так что, по словам того же Татаринова, сегодня вступление в ВТО что для
Украины, что для нас — «это выход на ринг боксёра-легковеса с Майклом Тайсоном».

Глава общественной организации предпринимателей юго-западных районов Брянщины Александр Вахмянин привёл в пример печальный опыт Польши:

— Вы посмотрите, что там произошло. Польша вступила в ВТО. В неё ввалили деньги. Она вроде бы как стала и развиваться. А потом поляки стали смотреть: «Куда ж нам наше мясо девать?» Оно вроде бы как и никому стало не надо — даже внутри страны! И производство накрылось… Я, как предприниматель, тем более приг#
раничной территории, работаю и с командой Ющенко, и с командой Януковича, и с командой Тимошенко. Общаюсь. И как-то чувствую, что правительству их безразлично, что происходит с Украиной, украинцами, сельским хозяйством их. Последствия политических игр для страны — не волнуют.

А нам не всё равно. Взять Новозыбков. Где у нас родственников больше — в Гомеле или в Чернигове — сказать трудно. Мы, брянские, в свои времена были и
Черниговской губернией, и Орловской. И вообще все мы когда-то произошли из Киевской Руси. У нас родственные связи. И сказать украинцам: «вы вступайте, куда хотите, а мы постоим тут, посмотрим» — нельзя. Потому что никакой политической волей не разделяется, не разлепляется Россия, Украина и Белоруссия.

Мой собеседник вздыхает. Украину жалко до судорог. Для нас она по#прежнему — «мы».

Елена ВОРОБЬЁВА.
Фото Владимира ГОРОВЫХ.

Просмотров: 701