Иван Поручиков: «В любом возрасте надо жить не останавливаясь»

Не устаёшь поражаться, что может успевать человек в свои восемьдесят лет: писать картины, играть на фортепиано (самостоятельно научившись, между прочим), снимать и монтировать на компьютере документальные фильмы о своей семье, прошедшем времени, бывшей работе и друзьях, общаться с близкими и знакомыми, любить детей и внуков, написать и выпустить книгу… Иван Яковлевич Поручиков – фигура в Брянске более чем известная. Кто же не помнит знаменитого председателя Брянского облисполкома, человека, о котором все, кого ни спроси, говорят только хорошее?! Сегодня Иван Яковлевич – гость «Брянской ТЕМЫ».

— Иван Яковлевич! Ваше определение счастья?

— С годами оно приобрело вид законченной формулы: здоровье плюс хорошая семья, плюс любимая работа – такая, какая у меня была на Брянском заводе полупроводни ковых приборов, который я возглавлял семнадцать лет.

— Вы очень долго руководили закрытым заводом. Тяжело ли вам было работать или всё+таки больше позитивных воспоминаний?

— Только позитивных. Это счастливейшее время. Мы работали на оборонку, выполняли сложнейшие заказы. Уровнем подготовки наших специалистов гордилась бы любая секретная лаборатория. Нельзя забывать о том, что развитие отечественной электроники прохо дило в условиях жёсткой информационной блокады со стороны США и западных стран, и поэтому практически полностью опиралось на разработки наших советских ученых, специалистов отраслевых НИИ, ОКБ и серийных заводов – «почтовых ящиков». Мы почти никогда не получали новейших иностранных компонентов для изучения. Помню только один эпизод, когда через наше министерство завод получил несколько новых кремниевых приборов с лепестковыми электродами производства США. Это были транзисторы, извлечённые из бортовой аппаратуры американских истребителей «Фантом», сбитых во Вьетнаме. Наши инженеры из ОКБ быстро разобрались с их конструкцией и электрическими параметрами. В короткое время создали свою технологию и воспроизвели это изделие с лучшими, чем у американцев, качествами.

Могу еще вспомнить, что серьёзным испытанием на зрелость коллектива ОКБ и заводских специалистов была работа по теме «Модуль», «Магистраль» в 1979 году. В результате этой работы была получена сложная интерфейсная микросхема, позволявшая умножать 32 разрядные двоичные числа и получать 64разрядное произведение. Её применение в вычислительной технике значительно увеличивало возможности ЭВМ, в которых остро нуждалась вся страна.

В 1994 году производство после кризиса быстро набрало темпы. Завод ежемесячно выпускал свыше пяти миллионов микросхем – стабилизаторов напряжения, а иногда их выпуск достигал восьми миллионов штук! БЗПП тогда поставлял 80% своих изделий на экспорт, или 12% всего экспорта России!

Наша продукция применялась не только в оборонной, но и в космической отрасли. Мы создавали приборы для луноходов, спутников, для другой ракетнокосмической техники. Завод и сейчас это делает.

А вот пример другого рода, но он всем будет интересен. Однажды нам в руки попал электронный орган Муромского радиозавода. Мы послушали, его звучание всем понравилось. Когда забрались в его внутренности, то оказалось, что в нем содержалось много транзис торов, в том числе и нашего завода. Тогда я и предложил сделать подобный инструмент самим, но с большими возможностями. Мы долго работали, и так на свет появилась знаменитая на всю Россию «Электроника». В руках хорошего музыканта этот инструмент мог заменить эстрадный ансамбль из шести исполнителей, он мог звучать как рояль, орган, скрипка и виолончель, петь голосами рожка, флейты, саксофона и фагота и других инструментов.

Когда «Электронику» услышал известный композитор Давид Тухманов, то долго выражал свой восторг. Одобрили его и многие музыканты, в том числе руководитель ансамбля электромузыкальных инструментов Всесоюзного радио и телевидения Вячеслав Мещерин. Кстати, брянский композитор и поэт Александр Кальянов выбрал для своей дальнейшей работы именно «Электронику». Кстати, мало кто знает, что Кальянов не которое время работал на нашем заводе.

НАГРАДЫ И ПРИЗНАНИЕ

— Свои государственные награды вы получили, будучи директором БЗПП?

— Мои награды не отделить от работы на заводе. Это за труд, который я, не жалея себя, отдавал производству. Орден Ленина, Орден Октябрьской Революции, два Ордена Трудового Красного Знамени и медали. Горжусь этим. В 1981 году наш завод был награжден Орденом Октябрьской Революции. Это была последняя государственная награда завода в советский период.

— А на каком уровне вас утверждали на должность председателя облисполкома?

— Меня вызвали в Москву, где со мной лично несколько часов беседовали секретари ЦК КПСС Капитонов и Кириленко.

— Иван Яковлевич, правда, что вы имеете самое непосредственное отношение к созданию Брянского телевидения?

— Это так. Мы долго бились над тем, чтобы и в Брянск пришло телевидение, создали сами маленькую студию. Собрали необходимое оборудование собственными руками. Первая передача вышла 6 и 7 ноября 1958 года. Тогда выступил секретарь обкома КПСС Владимир Константинович Соколов. Гостелерадио долгое время не хотело признавать нашу студию, не выделяло для неё штатных единиц и финансирования, однако московские чиновники всё же не решились вступить в открытое противостояние с нашим обкомом, тем более, что первым секретарём стал М.К.Крахмалёв, бывший тогда членом ЦК КПСС. И только в январе 1960 года студия была наконец-то узаконена.

— Что удалось сделать для Брянщины в культурном плане во время вашей работы?

— Мы восстановили и создали два важнейших музея наших земляков – Фёдора Тютчева и Алексея Толстого. Талант Толстого признавали многие крупнейшие композиторы того времени, слагавшие свои произведения на его стихи. Только Пётр Ильич Чайковский написал 20 романсов на стихи А.К.Толстого.

— С кем из известных людей вам приходилось встречаться?

— Их было немало. В Брянск любили приезжать знаменитости. Это были и деловые поездки, и творческие встречи. Космонавт Георгий Гречко, поэт Николай Грибачёв, председатель Правительства РСФСР М.С.Соломенцев, министр машиностроения СССР В.В. Бахирев, певцы Геннадий Каменный, Валентина Толкунова. Мы даже с ней немного поговорили, она очень скромный человек. Была тёплая встреча с Нонной Мордюковой, а с Михаилом Ножкиным мы вместе отдыхали в Сочи в санатории «Россия». Когда приезжал Юрий Гагарин, то я вместе с друзьями ходил на стадион, чтобы хотя бы посмотреть на эту живую легенду.

ЛЮБОВЬ И ВЕРНОСТЬ

— Иван Яковлевич, вы хоть раз опаздывали на работу?

— Ни разу. Этого же требовал от остальных. Если и происходили какие-то недоработки в коллективе, то я обходился только приличной лексикой, без мата. Это вам любой скажет. Вполне хватает русского языка, что бы выразить любые чувства, правда же?

— У вас, получается, вообще нет вредных привычек?

— Была одна. Курил с 13 до 32 лет. Научили ребята во дворе, курили тогда «Приму» и «Беломор».

— Что же случилось в тридцать два года?

— Да просто я женился! Это отдельная история. Мой отец серьёзно озаботился тем, что младший сын уже женат, а я, старший, всё в поиске… Но случилось так, что я действительно долго не мог встретить человека, близкого мне по духу, а как раз это я считаю главным в отношениях. Мне становилось скучно с теми, с кем я знакомился. А у отца на работе была одна сотрудница из технического состава, к ней часто забегала помочь убрать кабинеты дочь Ниночка. Наверное, моему отцу понравилось, как просто и естественно Нина себя вела.

Однажды на октябрьские праздники, которые тогда отмечали все, мама с дочкой зашли к нам. Я пообщался с Ниной и уже не смог с ней расстаться. Она также много читала, её интересовало искусство, она могла поддержать любую тему, близкую мне.

Ухаживания наши продолжались три месяца. Как-то мы с ней возвращались со свадьбы друзей пешком с улицы Карачижской в центр города. Была зима, падал снег, мы замёрзли, вошли в маленький домик, где жила Нина с мамой, сели греться к печке, и я сделал Нине предложение. Она к тому моменту заведовала маленькой больницей в Брянском районе, Нина ведь доктор — педиатр. Вот, кстати, только недавно ушла с работы совсем, теперь я у неё под полным контролем. Под контролем у заслуженного врача, между прочим!

Мы прожили с Ниной Александровной вместе много лет, и я могу сказать уверенно и счастливо, что ни папа, ни я не ошиблись в выборе… Но ведь и Нина хотела выйти замуж за хорошего серьёзного человека. Это как раз был я…

— Говорят, что с возрастом супруги становятся похожи друг на друга. У вас так?

— Одно правило моей жены стало и моим. Люби людей такими, какие они есть. Их не переделаешь.

ПРИВЫЧКИ И УВЛЕЧЕНИЯ

— Иван Яковлевич, знаете ли вы иностранные языки?

— Немецкий. Конечно, всех учили и в школе, и в институте, но всётаки гораздо позже я выучил язык сам. Нужно было готовиться к поездке в Германию на Лейпцигскую выставку. Пришлось проходить курсы ускоренного изучения технических терминов, а также актив ной разговорной лексики. Когда приехали, я постоянно переводил и сам получал от этого удовольствие. В Австрии в деловой поездке были три недели, там тоже мои знания всем пригодились, я выступал в посольстве с речью. Сейчас, если надо будет говорить понемецки, то справлюсь, думаю.

— Азартный ли вы человек?

— Нет. Карты, шашки, домино… — пустое времяпрепровождение, на мой взгляд. Жалею только о том, что в шахматы не научился играть хорошо.

— А чему научились?

— Играть на фортепиано, до этого — на аккордеоне, скрипке. Самостоятельно, без музыкальной школы. Так уж получилось. Умею разобрать ноты, подобрать мелодию… Конечно, это всё не сложные фортепианные произведения. Что-то серьёзное для меня всё таки тяжело.

— Иван Яковлевич, я знаю, что вы ещё и корабельных дел мастер. Расскажите, пожалуйста, о вашей работе на собственных верфях.

— Наверное, вы имеете в виду постройку мной двух моторных лодок. Да, это действительно было. В 1975 году мы с друзьями отправились в поход по Десне, в составе нашего водного каравана были два моих детища.

— Как же вы их построили? Ведь для этого нужно обладать какими-то теоретическими знаниями, навыками…

— Я купил журнал «Катера и яхты», он был довольно большим по объему, изучил его, ну и дальше дело техники: заказал материал, собрал стапеля у отца во дворе и начал работу — за сезон построил первую лодку. Получилась хорошая мощная лодка с рулевым управлением. Уменьшив шаг винта на моторе, я добился того, что она развивала скорость в 60 км в час — это весьма прилично для воды. Вскоре построил вторую лодку, более комфортную.

— Невероятно! И что с ними стало потом?

— Их украли (смеется). Начались 90е годы, ну и всё… Лодки были хорошие, жалко, конечно.

— Есть ли у вас собственные литературные опыты?

— Недавно вышла моя книга. Я назвал её «Жизнь как она есть».

Вот читатели пусть и скажут, что у меня получилось. Писал практически автобиографическую вещь, стараясь не забыть никого из тех людей, которые составляли гордость и основу нашего города и области. У нас ведь такие мощные заводы в Брянске были, они гремели
на всю страну! И, конечно, всё это работало благодаря светлым головам наших конструкторов, инженеров, солидных трудягпрактиков, учёных. Есть главы, посвящённые моей семье. Мой отец тоже мне когдато оставил несколько тетрадок воспоминаний. Я все
классифицировал и храню.

— Знаете ли вы свою родословную?

— Родословная нашей семьи прослеживается до 1812 года. Как рассказывал мне отец, мой прадед Павел был правнуком русского офицера в чине подпоручика по фамилии Заваруев, участника Отечественной войны с французами в 1812 году. После разгрома наполеоновских войск русской армией он пришёл в деревню Трубчино с молодой женой и маленьким сыном, которого он нёс за спиной в солдатском ранце. Семья обосновалась в деревне и положила начало нашему роду.

Интересная деталь. Во все времена в деревнях давали односельчанам различные прозвища. Это и сейчас так. Не избежал этой участи новый поселенец, которого стали называть Подпоручиковым, а потом, для краткости, — Поручиковым. Со временем это уличное прозвище стало нашей фамилией. Но, знаете что? Всех Поручиковых в деревне до сих пор иногда называют по фамилии далёкого предка – Заваруевыми.

— Что собой представляет ваш архив?

— Всё в компьютерном варианте. Это, кстати, великое изобретение человечества. Ну, куда теперь без компьютера?! Я таким образом собрал все фотографии, документы. Книжку тоже писал на компьютере. А ещё поместил всю галерею своих картин. Их очень много. Да же выставка областная была. Стараюсь работать за мольбертом каждый день. Время быстротечно. Начинаешь писать вид из окна, например, осенью. И в один день видишь, что на картине есть последние листья наступившей осени, а на деревьях за окном их уже практически нет. Облетели, пока работал.

Компьютерным методом делаю маленькие фильмы о жизни моей семьи, подбираю мелодии к сюжетам и озвучиваю их… В общем, каждую минуту нахожу себе занятие. В любом возрасте надо жить, нельзя останавливаться.

МЕЧТЫ И РЕАЛЬНОСТИ

— Иван Яковлевич, есть ли у вас мечта детства, которая не сбылась?

—Я мечтал стать авиатором, а не стал по очень прозаической и обидной причине. Мне ещё двух лет не бы ло, когда пьяная соседка повредила мне глаз. Она хворост несла по тёмному коридору, а тут я подвернулся… Рискни даже я поступать после десятилетки, — просто не прошёл бы медкомиссию. Но всётаки ещё школьником я пошёл в авиамодельный кружок. У меня сосед был, мальчик постарше, Митя Иванов, он запускал с горы возле наших домов авиамодели. Я это увидел и был сражён!

Вообще меня с детства интересовала любая техника, и я относился к этому очень серьёзно. Сам собрал фотоаппарат, микроскоп, радиоприемник, магнитофон… Очень рад, что участвовал во многих Всесоюзных и Все российских радиотехнических выставках и даже по беждал в них.

У меня есть дипломы, подписанные Эрнстом Кренкелем — участником знаменитой папанинской экспедиции, радистом.

А начинал я заниматься по книге Бунимовича «Сделай сам», много лет не вылезал из кружков во Дворце пионеров. Увлекался астрономией и сделал двадцатик ратный монокуляр. Лупу очень сильную купил, трубу склеил из папьемаше, не хватало только стекла. Я его вытащил из бабушкиных очков! Она это обнаружила, когда села вязать. Пришлось отдать, а стекло в плюс одну диоптрию купить в аптеке.

— Ну и как, Иван Яковлевич, пришельцев в свой телескоп не видели?

— Не видел. Зато хорошо рассмотрел созвездие Ориона и разные туманности.

— Что вы сейчас читаете? По какому принципу собирали библиотеку?

— Читаю книжку о нашем земляке Камозине. До это го прочитал всего Пикуля, книги об Иване Грозном, Андрее Громыко. Собрал серию «Жизнь замечательных людей». А самой первой моей библиотекой была, конечно, не личная, а библиотека, которая располагалась в одном из строений при храме. Храм этот давно разрушен. Зато каждого автора, которого я узнал мальчишкой, помню до сих пор.

— Посещают ли вас депрессии?

— Никогда. Они посещают только меланхоликов и ленивых, а я — оптимист.

Елена ФРУМКИНА.
Фото Димид КУЛЕБЯКИНА и из личного архива Ивана Яковлевича ПОРУЧИКОВА.

Просмотров: 1263