Дважды герой нашего времени

Есть в нашем Брянске удивительные люди, жизнь свою посвятившие спасению других. В городском поисково+спасательном отряде трудится всего пятнадцать человек и слово «герой» применимо к каждому. Но и среди них есть профессионалы, на которых принято равняться. Спасатель первого класса Дмитрий Зайцев — именно такой человек.

Утро. Обыкновенный рабочий день. Старая пожарная часть на улице Калинина, в которой располагается городской поисковоспасательный отряд… Мы вместе с фотокором ждём. Встреча назначена на 10 часов. Но нашего героя — Дмитрия Зайцева — всё ещё нет. Он на вызове и, значит, комуто нужна его помощь. Дима — спасатель и слова «запланировано», «назначено» теряют свой смысл, когда на пульт поступает сигнал: «Человек в беде!»

Коротая время, внимательно рассматриваю помещение — небольшую комнатку, явно предназначенную для отдыха. Слева — самодельный стол и телевизор с неумолкающими дикторами круглосуточного канала новостей, справа — шкаф до потолка и простенький диван, напротив — кровать и дверь. Такое спартанское убранство сразу даёт понять, что подолгу брянским спасателям отдыхать не приходится. Хотя, что тут удивительного, для поисковоспасательного отряда численностью в пятнадцать человек работы в городе с практически полумиллионным населением предостаточно. Спасатели работают по графику «сутки через трое». Нетрудно посчитать, что на дежурство в каждую смену выходит только три человека. Маловато для областного центра, но что поделать…

СЛУЖБА ДНИ И НОЧИ

«А вот и они!» — предупредил дежуривший на базе начальник связи. Наконецто! Ворота огромного гаража, некогда предназначенного для целого парка пожарных машин, со скрипом открылись. Но вместо супероборудованной спасательной машины, которые так часто показывают по телевизору в программах типа «Чрезвычайное происшествие» или «Час пик», в гараж въезжает старенький УАЗик, в народе именуемый «буханка». А из него выходят трое мужчин в синих рабочих комбинезонах. Вот такие они современные героиспасатели в современных «чрезвычайных» условиях.

— А что вы сейчас делали на вызове? Кого спасали? — спрашиваю Дмитрия, еле сдерживая любопытство.

— Работали, как обычно. Только заступили на смену, и сразу вызов: заклинило замок в двери и в квартире оказались запертыми три человека — бабушка и двое маленьких внуков. Сидели в заточении уже больше суток. Поняли, что своими силами не справятся, позвонили 01 (это единый телефон службы спасения и пожарной охраны), затем сигнал сразу же поступил к нам в отряд. Мы выехали — открыли дверь. Только их дедушка всё переживал, что мы дверь «болгаркой» будем резать и от неё только щепки останутся. Но в итоге и дверь, и внуки, и бабушка остались целы. На этом вызов для нас закончился, пора возвращаться на базу. И когда мы были уже совсем близко, поступил сигнал о новом вызове. Здесь недалеко, по проспекту Ленина, живёт семья инвалидов: муж и жена. Так получилось, что женщина упала с дивана. Самостоятельно она подняться не может, а муж с дочкой тоже не в состоянии втащить её на диван. Они попробовали вызвать скорую помощь, но им отказали, сославшись на то, что это не входит в перечень их обязанностей. Вот они и вызвали нас. А мы отказывать не привыкли, когда человеку действительно нужна помощь.

— Подождите, получается, что за два часа своего дежурства вы уже побывали на двух выездах. А сколько всего за день сигналов о помощи поступает в ваш отряд?

— Раз на раз не приходится. Однажды было восемнадцать вызовов. Но в среднем от пяти до двенадцати. Бывает, что не успеваем даже на базу вернуться: едем с одного вызова, поступает сигнал о следующем… Раньше я в областном поисковоспасательном отряде работал, там было полегче: тричетыре выезда за сутки.

— А как проходит обычный рабочий день городской спасательной бригады?

— Служба у нас, сами понимаете, ответственная, так что есть определённые правила, которые надо соблюдать: приём дежурства, подготовка инструмента, проверка материальной базы, физическая и профессиональная подготовка. А дальше всё зависит от количест ва и сложности вызовов.

— Неужели каждая ваша рабочая смена включает и теоретические занятия?

— Конечно! Спасатель должен оттачивать свои навыки и на практике, и благодаря теоретическим занятиям. С нашим отрядом работают специалистымедики и психологи. Так же командир отряда Леонид Николаевич Будников проводит ежедневные занятия по той или иной дисциплине. Например, обществен ногосударственное право — информация о том, что происходит в нашем регионе и в стране в целом. Или противопожарная подготовка, ведь спасатель должен знать всё о пожарной технике, уметь ею пользоваться, уметь оценить категорию сложности пожара. Кроме того, это горная, водная, радиационная, химическая подготовка. Мы готовы к любой ситуации и находимся в состоянии постоянной «боевой» готовности.

— А зачем брянскому спасателю умение работать в горах или тушить пожары? Ведь у нас нет гор, а ликвидацией пожаров занимаются специалисты+пожарники.

— Это необходимо затем, чтобы быть готовым к любой ситуации. Помните, несколько лет назад на территории области горели торфяники, и отряды спасателей— областной и городской — работали там наравне с пожарными бригадами. Вот для чего необходимы по добные навыки. Или ещё пример: подтопление Радицы—Крыловки. Всё затопило, люди не могли самосто ятельно попасть ни в магазин, ни на вокзал (а, значит, и на работу). Тогда мы целый месяц жили в этом бедствующем населенном пункте, «гондольерами» работали (улыбается Дима). Плывёшь на лодке, а ктонибудь кричит: «В магазин отвезёшь?» Отвечаю: «Ну, садись!» и поплыли… Признаюсь, нелегко было — за ночь вода поднималась до четырёх метров, а потом уходила и так несколько раз. Такие глобальные затопления и пожары получают статус чрезвычайной ситуации — в течение двух часов все силы должны прибыть на место аварии, в смену выходим «сутки через сутки», работа продолжается до тех пор пока ситуация не будет локализована.

— Часто ли в нашем городе вводятся чрезвычайные ситуации?

— Последние дватри года, к счастью, крупных чрез вычайных ситуаций вообще не было.

— А прибавку к зарплате получаете за ЧС?

— Да, за ЧС доплачивают в полтора раза… Если у городских властей имеются свободные средства. Ведь финансирование нашего поисковоспасательного отряда идет из городского бюджета.

— А так вообще зарплаты хватает на жизнь?

— Зарплата у спасателей небольшая, чуть больше десяти тысяч рублей. А если на жизнь не хватает, то при ходится подрабатывать.

К слову, брянские спасатели — молодые ребята (потому что работа такая — в сорок лет на девятом этаже на веревках не повисишь и в форточку не впрыгнешь), у многих семьи и маленькие дети. Хочется хорошо одеться, жену нарядить, машину купить, в отпуск к морю съездить… Да, много чего хочется. А доходы не позволяют. Вот так и получается, что устраивается человек в поисковоспасательный отряд и работает там только до тех пор пока другую работу не найдёт, более «хлеб ную». Но даже и деньги в этой профессии не главное.

Подработать, как признается Дима, всегда можно. Спасатель сутки работает, трое отдыхает, поэтому один — машины в свободное время ремонтирует, другой — компьютеры чинит, третий — ремонтом дома занимается. Наш герой, например, вместе с командиром отряда промышленным альпинизмом подрабатывает в свободное время: деревья старые пилят, рекламу вешают. Дима признается: «Я мог бы и крышу крыть, и другое что-то делать. Характер у меня такой: если решил что-то сделать, то обязательно сделаю. Или устроился бы в
охранное предприятие, благо, их сейчас много в Брянске: график такой же, только целый день не по вызоваммотаешься, а спокойно сидишь на одном месте».

И всё становится понятно, когда на мой вопрос: «А работа спасателя вам нравится?» Дима, не задумываясь, отвечает: «Если бы не нравилась, то десять лет не прора ботал бы!» А командир отряда Леонид Будников не без гордости добавляет: «Наша профессия таких, как Дмитрий Владимирович, любит. Вопервых, природа его наградила — физические данные у него очень хорошие. Вовторых, спортсмен: так, как Дима, у нас в отряде никто не бегает! Втретьих, работу свою отлично знает, а таких людей, поверьте, очень мало. Я сам учился у него, когда ещё в том областном отряде начинал служить, — и командир поисковоспасательного отряда продолжал загибать пальцы. Вчетвёртых, человек он такой: приезжаем на сложный, рискованный вызов — другой ктото скажет: «Я не полезу. Я не могу», а для Димы слова «не могу» нет. Он пойдёт и спасёт. Это я вам точно говорю. Выполняет свою работу не задумываясь — настоящий профессионал!»

ОТ МЛАДЕНЦЕВ ДО ЛОШАДЕЙ

Слова командира ввели от природы скромного Дмитрия в ещё большее смущение, но выручила кошка Туся — любимый питомец всего поисковоспасательного отряда. Пушистый зверёк через открытое окно заскочилв комнату и тут же устроился на коленях у нашего героя, который тут же принялся его поглаживать. Несколько месяцев назад Тусю приютили спасатели, и теперь она стала настоящей хозяйкой этой старой пожарной части. А наш разговор продолжился:

— Дмитрий, ваш командир говорит о вас как о спасателе со стажем. Скажите, а с чего все начиналось?

— Честно говоря, куда забрали быстрее, туда и пошел. Я подавал свои документы одновременно в три организации — пожарную охрану, СИЗО и МЧС. Так и попал в службу спасения.

— А испытания какие+нибудь были для желающих работать в службе спасения?

— Конечно, были! Прежде всего, человек должен быть физически и психологически здоров. Но с этим у меня проблем не было. Что касается физической подготовки, то к тому времени я уже окончил физкультурный техникум, с альпинизмом был на «короткой ноге», имел первый разряд по плаванию. Все нормативы сдал на «отлично». Кроме того, надо было уметь грамотно оказать первую медицинскую помощь пострадавшим, выявить причины изменения состояния здоровья (отравление газом, травма, внутреннее кровотечение и т.д.), водить машину, обладать хорошей реакцией. Служба в армии тоже приветствовалась.

— Не кажется ли вам, Дмитрий, что эта профессия сама вас выбрала?

— Может быть, и так!

— Понимаю, что давно это было, но постарайтесь вспомнить, чем испытывала вас профессия в первые дни вашей работы?

— Всё было очень просто — никаких страшных аварий с большими жертвами не было.

Как только пришёл в отряд, стали готовиться к зимним региональным соревнованиям МЧС. За неделю познакомился со всем оборудованием, снаряжением. А тренировки были в составе смен — выезжали в парк на Курган Бессмертия, вязали веревки, делали «волокуши» — приспособление для транспортировки пострадавшего. Некогда было работы бояться, а потом втянулся. Работа она всегда одинаковая — ДТП, вскрытие квартирных дверей, сейфов; самоубийц спасаем, кошек из труб достаём. Разные случаи бывают…

— Расскажите о самом необычном случае в вашей практике.

— Был однажды вызов: девочка в диване застряла. Грудной ребёнок. Приехали. Дверь открывает мужик с топором. Мы сразу: «Ну, что там? Как она застряла? Где ваша девочка?» А он: «Заходи заходи!» и ведёт нас в какую-то комнату. Смотрим, диван весь изрублен: щепки, пружины, обивка по всей комнате. «А где девочка?» — спрашиваю. Мужик и говорит: «Ну что ты не видишь?! Вон она!!!» Тут мы всё поняли, разворачиваемся: «Сейчас, сейчас, только за инструментом спустимся». Понимаете, не было там никакой девочки, а у мужика было психическое расстройство какое-то или белая горячка. Пришлось специалистов по этой части вызывать.

— Получается, работа спасателя очень опасная. Мужчина все таки с топором был…

— Да, опасная. И случаи всякие бывают. Спускаешься, например, с девятого этажа на верёвках, чтобы дверь в квартире открыть, а какой-нибудь смекалистый соседушка верёвку тебе подпиливает. Думает, что грабитель. И срываемся иногда. И вместе с милицией на задержания ездим — двери вскрывать. Всякое бывает. Но это и привлекает меня в работе спасателя. Адреналина каждый день в избытке!

— А ещё какие нестандартные случаи бывают в вашей работе?

— Случаи? Ну, вот ещё один — отец уехал в Чечню, оставил наручники. А у него двое сыновей: одному три, а другой года на два постарше. Дети баловались, и один другого случайно пристегнул к батарее. Время — час ночи. Мать в панике. Не знает, что делать. Вызвала спасателей. Мы приехали — открыли наручники. А на прощание ктото пошутил: «Пусть папа ещё привозит, приедем — отстегнём». Иногда кольца надевают, палец распухает. Медики не могут снять. Для них это только ампутация. А мы почти ювелирным инструментом колечки эти разрезаем. Животных разных спасаем: собак, кошек, ворон, даже сов и лошадей. Бездомных потом в Общество защиты животных «Эгида» пристраиваем…

НЕ ГЕРОЙСТВА РАДИ…

— Вы говорили о соревнованиях спасателей. Часто вам приходилось принимать в них участие?

— Когда в областном спасательном отряде работал, каждый год ездил. Такие соревнования проводятся ежегодно в разных городах: Подольск, Кострома, Калуга, Елец… И всегда одинаковые. Включают в себя три вида: природный этап, техногенный и водолазание. Например, природный этап: протяженность дистанции приблизительно десять километров, необходимо чётко ориентироваться по местности, найти пострадавших — «заблудившихся» в лесу — соорудить носилки из подручных средств, отнести пострадавшего в безопасное место, оказать первую медицинскую помощь. А ещё бегаем по скалам, горкам, болотам с пятидесятикилограммовым снаряжением.

— Награды привозите с соревнований?

— К сожалению, победителями многоборья поисковоспасательных формирований наша команда ещё ниразу не становилась. Хотя и ниже пятого ни разу не опускались. Не хватает оборудования, снаряжения. Иногда, ходим перед отъездом по другим отрядам, верёвки про сим, карабины… Слабо это в нашей области финансируется. А ведь региональные соревнования МЧС — это определённый показатель. Сразу видна подготовка каждого регионаучастника в целом. Соседи наши орловчане одно время занимали только первые места в Центральном регионе. У них была команда спортсменов, которые занимались исключительно подготовкой к состязаниям. Они на дежурства даже не ходили. А наша брянская команда: собрались за неделю до соревнований, положения увидели, сообразили, какое снаряже ние надо собрать, кто какую «снарягу» из дома принесёт. Грубо говоря, со смен нас выдернули и отправили на две недели в поля! Нелегко, конечно, но душевно. Все знакомые, со всеми собаками надо поцеловаться!

— Можете выделить плюсы и минусы вашей профессии?

— Мы помогаем людям — это плюс. Не хватает оборудования — это минус. Автомобиль у нас всего один на целый город, инструмента не хватает, снаряжения: простых веревок и карабинов. Кинологи нам нужны, но это все требует финансирования. Правда, оборудова ние нам всётаки подкупают. В этом году приобрели дорогостоящий гидравлический инструмент. Но это капля в море. Иногда голыми руками приходится спасать.

— А как близкие относятся к вашей профессии? Не считают её слишком рискованной?

— У нас вся семья рискованная. Жена, например, в реанимации работает. Сама за свою жизнь такого нас мотрелась! А четырёхлетнего сына Егорку я часто сюда в отряд привожу. Ему здесь всё нравится, особенно машины наши спасательные. Семья — это главное в жизни любого человека. Забываешь все проблемы, связанные с работой, как только переступаешь порог родного дома.

— Для нашей области спасатель первого класса — это высокое звание. Скажите, семья ваша вами гордится?

— Думаю, да. Хотя, не было бы первого класса, всё равно бы гордились.

— А что нужно сделать, чтобы стать «первоклассным» спасателем?

— Необходим стаж работы спасателем второго класса не менее двух лет, образование, опыт участия в крупных спасательных операциях. А сама аттестация проходит в Москве в специально оборудованном учебном центре. Там я сдавал физподготовку, природный и тех ногенный этапы — разбор завалов, подъём плит, поиск и эвакуация пострадавших. Работали по двое, мне повезло — я оказался в связке со своим, брянским спасателем, и уже заранее знал, на что можно рассчитывать. Чтобы не получить штрафные очки, операцию необходимо было провести грамотно и оперативно. Самый страшный штраф — некорректное обращение с постра давшим. С носилок рука свисла — уже снимаются очки.

— Дмитрий, скажите честно, считаете ли вы себя героем?

— Нет! Что же я такого супервыдающегося сделал, чтобы считать себя героем?

— Но ведь вы спасаете людям жизнь?

— А в таком случае, весь отряд герои! И работа наша скорее не героическая, а милосердная.

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Димида КУЛЕБЯКИНА.

P.S. Когда работа над статьей уже близилась к концу, ко мне в гости зашёл один мой друг, тоже спасатель — Алексей Хорошилов. Оказалось, что он много лет про работал с Дмитрием Зайцевым в областном поисково спасательном отряде и хорошо его знает. Спросив, что он может рассказать о своём сослуживце, я поняла, что скромность, действительно, украшает человека. Многие свои достижения Дима, по своей природной деликатности, простонапросто скрыл. Как рассказал мне по секрету Алексей, наш герой, уже работая спасателем, окончил Брянский государственный университет. И это учитывая то, что Диме приходилось совмещать работу, соревнования, учёбу, а также находить время для семьи. И ещё один секрет рассказал мне мой друг. Оказывается, скалодром, построенный в МПСИ, — это дело рук Дмитрия Зайцева. Вместе со своим коллегой, Владимиром Шемяковым, спасателем и инструктором по альпинистской подготовке, они полностью сконструировали и построили это сложное спортивное сооружение. И последний секрет, в любом поисковоспасательном отряде каждый месяц присваивается звание «Лучший спасатель». Так вот, Дмитрий Владимирович много раз удостаивался звания лучшего.

Наверное, таким он и должен быть, настоящий герой нашего времени. Ведь о человеке судят не по его словам, а по поступкам.

Просмотров: 989