Пик Брянский

Теперь у Брянска есть не только «собственная» подлодка, но и своя гора. Пик Брянский — это скала высотой 3509 метров по адресу: Кабардино3Балкария, район Безенги, отрог Главного Кавказского хребта северного массива. Брянские альпинисты покорили вершину в августе. Имя скалы государственные органы зарегистрировали в сентябре. Руководитель экспедиции, заслуженный спасатель, врач 1-й городской больницы, член Российского Союза рукопашного боя Виктор Дубина рассказал нашему корреспонденту и всем читателям «Брянской ТЕМЫ» о том, что заставляет людей осваивать неизведанные территории, покорять опасные вершины и давать им родные имена. Итак, монолог от первого лица…

… Теперь говорят «У Брянска есть гора! Круто!» Горы — это безусловно круто, да. Остальное относительно. Вы чай пейте, не удивляйтесь, что я пол чашки налил. В Душанбе меня так научили — я там работал пять лет в альплагере. Чем больше уважаешь гостя, тем меньше наливаешь чаю. За спиной самого уважаемого стоит мальчик с чайником, подливает…

…На Кавказе 8 пятитысячников. Эльбрус и Казбек по краям, остальные шесть — в Безенгах: Шхара, КоштанTау, Дых- Tау, Ми жир ги, Джан ге кош, Джан ги-Тау и Пик Пушкина. Мы бы влезли на пятитысячник и назвали бы его «Брянский», да сами видите — они все уже названы! И мы выбрали самую симпатичную гору поменьше и с интересным маршрутом.

3509 метров над уровнем моря — это хорошая высота, скальный маршрут, четвёртая категория сложности. Вершина находится недалеко от базового лагеря. А значит, маршрут будет востребованный и имя пик Брянский будет звучать. Когда оборудуют хороший спуск, прохо дить можно будет за полтора дня. Там трава по пояс, снежные пещеры… — красиво!

Интересно быть первопроходимцем. Наш пик мы видели только в бинокль. Потому и выжидали в лагере 4 дня, по-ка уйдёт ту ман и кон чит ся мел кий дождь. Если уже ходили до тебя, то на руках готовая карта: крутизна, рельеф… тут —внутренний угол, там — гребень, кулуар, осыпная полка. Тебе про пишут уровни сложности лазания, удобные места страховки, её виды, где мож но использовать искусственные точки опоры. Этого всего у нас не было. Но 38 сезонов есть 38 сезонов — мы справились!

Задача наша была взойти и застолбить. Взошли, сложили тур из каменей, положили туда баночку с запиской, что, мол, такие$то совершили первовосхождение и вот так назвали. Те перь всё зарегистрировано. Большое спасибо Российскому Союзу боевых искусств. Идею покорить в честь Брянска гор ную вер ши ну и наз вать её име нем города поддержал лично президент РСБИ и представитель президента РФ Николай Владимирович Бурбыга.

А придумал я это ещё в декабре прошлого года. Говорил сначала с нашим Дмитрием Ивановичем Ивановым, главой Брянской Федерации рукопашного боя (я там уже пятнадцать лет). С Саратовым, начальником альплагеря в Безенгах посоветовался. Он сказал: «Вы 25 лет отработали в районе, вас все знают, все у вас лечились, а значит, и к Брянску отношение тёплое. Это будет хорошо воспринято. Люди есть, идея есть и гора есть…»

На пресс-конференции у губернатора нас спрашивали, за чем куда-то ехать и лезть, когда и тут неплохо, на берегу Десны. А я вот считаю, что рубежи надо укреплять. Россия большая, и очень хорошо, чтобы на рубежах были наши имена и названия. И дружбу народов никто не отменял. Нужно ездить, дружить, плавать друг к другу. Нужно знать друг друга, свою страну, а иначе как? И ещё одно: вы думаете горные войска с неба падают? После того как мы сходили на пик 
Брянский, нас привлекли к подготовке офицеров, которые потом будут учить молодых бойцов внутренних и пограничных войск воевать в горах, если придётся… Это очень важная наука. До сих пор наизусть помню письмо, опубликованное в центральной прессе в 80-х годах: «Если б я знал, что я буду воевать в Афгане, я бы альпинизмом занимался бы с детства».

Легенды и статистика

Реальная опасность в горах всегда есть. Иначе за чем бы тренироваться? Но наши страшные истории остаются при нас. Не надо близких волновать. А всем прочим людям нужно, чтобы они пришли в горы и увидели красоту.

Полвека назад молодых альпинистов пугали Чёрным альпинистом или Белой Эльбрусской девой. Ну а теперь есть просто статистика. В сезон в Безенгах 500 горовосхожений и два погибших человека, ещё шесть-восемь ломаных. Некоторые сезоны, правда, были вообще без потерь. Тогда начальник контрольно-спасательной службы Юрий Саратов запускал салют из ракетницы. А были сезоны, что «здравствуй, ужас». В этом году четверо, в позапрошлом — шестеро…

Но я утверждаю: нет более безопасного вида спорта, чем альпинизм. И нет более карающего за безалаберность и безответственность. Даже удары молнией, землетрясения, вызвывающие снегопады и камнепады, лавины, альпинист должен уметь предугадывать. Для этого есть голова и опыт. И надо вовремя сказать: «Ребята, сегодня туда ходить не надо».

Но бывает… Всё бывает… Вот, например, случай: человека ударило молнией, Он остался жив, сам себя спас. Все учебники по медицине говорят, что после удара током человек должен лежать, чтобы во время деполяризации не остановилось сердце. А как можно быть в покое на высоте пять тысяч метров, если нужно идти вниз? И спасатели не пронесут его, потому что гребень узкий как нож. А человек собрал свою маленькую волю в слабенький кулачок и ножками пошёл. Ударенный молнией. И выжил и до сих пор живёт. Это реальная история. Это легенда Безенги.

А у нас ещё есть Жофрей, который падал с дюльфера. Дюльфер, чтоб вы знали, это такой метод спуска — съезжать по закреплённой верёвке. Камень вывалился и он летел по ледяной скале 80 метров. Два дня лежал на леднике с поломанной ногой, пришли спасатели, отвезли, собрали врачи ему ногу. Одна стала короче другой, но он до сих пор ходит в горы, инструктором работает.

Друга в горы бери…

Альпинизм часто считают таким специальным занятием, чтобы дружбу проверять. Видимо, это кинофильмы и песни «виноваты». Не то! В горах просто надо делать то, что надо делать. Помогать другу надо. Иначе сам погибнешь и всех погубишь. Всё просто, без пафоса. Вот кадр из фильма: товарищ висит над пропастью, и тот, что с ним в связке, перед страшным выбором: перезать верёвку или нет. А в жизни никто ножиком по верёвке не чикает. Иначе как потом спустится оставшийся в живых? И вообще, а страхов-ка на что?!

Другой случай: «двойка» возвращался в лагерь вечером. Группа тех, кто уже вернулся, сидит в пещере. Кому-то нужно выйти навстречу, привести их. Если это не
сделать, то «двойке» грозит холодная ночёвка на высоте 7000, а это часто заканчивается плачевно… Все лежат в пещере и рассуждают, что надо бы выйти. Ус тали. Один человек наливает чай, пуховку запазуху и пошёл… Через четыре с половиной часа товарищей привёл. Это дружба? Или так, погулять вышли?

Все спрашивают: почему да зачем. Потому что. Это засасывает. Но свести всё к адреналину — это сильно сузить воп рос. По прав-де ска зать, мы хо дим в го ры, по тому что они есть.

Будучи ещё студентом, я пришёл в секцию, потренировался с год и поехал в Теберду (Домбай) — Мекку горных лыж. Потом был в Карпатах, в Крыму, лазил на
Тянь-Шань, центральный Памир, Фанские горы.

Двадцать пять лет подряд я осенью, зимой и летом работаю лор-врачом в 1-й брянской больнице, а летом езжу в отпуск в Безенги работать спасателем, врачом и
инструктором контрольно-спасательной службы. Если внизу есть кому подстраховать, то тогда я сам с друзьями отправляюсь в экспедицию. Свои маршруты ходим.

Но не каждый год, потому что сходить в экспедицию сейчас стоит 150—200 тысяч рублей. И вертолёт часто нужен, что дорого. Под пиком Победы, например, есть
посёлок Майадыр и погранзастава. От «Мойдодыра», как мы его зовём, до базового лагеря пешком восемь суток. А на вертолёте 40 ми нут…

А ходить надо. Потому что альпинизм сейчас это не чистая романтика, как в 60-х—70-х. Это, скорее, спорт, там есть свой прагматизм.

Вертикали и параллели

Уровень хороших спортсменов сейчас очень высок. В своё время категория «5А» — это было очень почётно, «5Б» — практически вершина. А в 70-е ввели «6А». А
потом и «6Б». Потому что появилась новая техника, новые ботинки, снаряжение, а значит, новые возможности. И стали зимой ходить страшные стены — по полтора-два километра отвесов со средней крутизной маршрута 87 градусов…

Всё ста но вит ся жёст че. В своё вре мя мы хо ди ли в Гималайском стиле. Приезжала большая экспедиция. И медленно, печально мы ставили лагеря на пути к объекту восхождения. Взлезем немного, вернёмся — поставим лагерь, повыше заберёмся, изучим маршрут, поставим лагерь… И так до самой вершины, до штурмового лагеря.

А сейчас ходят в альпийском стиле — методом скоростного набора высоты. Когда поставили базовый лагерь — и максимально вверх. Ходят люди с хорошей подготовкой, акклиматизированные, готовые к высоте.

Вот базовый лагерь находится на 4200 под пиком Победы. И ес ли ты при е хал «ну ле вой», те бе не-де лю хо дить необходимо, к высоте привыкать. А через неделю, между тем, уже вертолёт назад заказывать надо…

Почему из ста начинающих заниматься до первого разряда остаётся один человек? Потому что это пять-шесть лет непрерывной, целенаправленной и удачной работы. Раньше до второго разряда ты вообще мог ходить только с инструктором. И что бы ходить без инструктора, ты должен иметь право руководить данной категорей сложности. Для этого тебе нужна группа. А каждый из группы тоже хочет поработать инструктором, тоже хочет разряд.

Вот так и ходишь до бесконечности. Группа — четыре человека. Пока до шёл до категории «5 Б» — во-о-о-т такой список маршрутов находил — то для себя, то друзьям
надо. А ещё спасработы, а ещё ты доктор! Так что только и шнуруешь сапоги…

Люди, которые остаются в альпинизме, мыслят в одном направлении. Многие меняют что-то  важное на что-то  более важное. Знаю нескольких товарищей, кото рые бросали работу и уходили в альпинизм и горные лыжи инструкторами, в контрольно-спасательные группы.

Горы меняют человека. Мы меряем жизнь «сезонами» и с высоты прожитых сезонов переосмысливаем то, что было и есть «внизу». Но об этом говорят не каждый раз и только в очень узком кругу…

Записала Елена ВОРОБЬЁВА.
Фо то из ар хи ва Виктора ДУБИНЫ.

В тему!

9 ав гус та в 16.00 флаг Брянс-ка был ус та нов ле ны на вершине горы, получившей название «пик Брянский».

Уникальность покорения вершины состоит в том, что в восхождении приняли участи не только альпинисты-профессионалы, но и представители филиала Российского Союза боевых искусств Брянской области. Имена членов команды: руководитель группы Виктор Дубина, Артем Кузин, Алексей Койдолов и Владимир Доцак. Своё восхождение они посвятили 65-й годовщине освобождения Брянска и Брянской области от немецко-фашистских захватчиков.

Подготовка и восхождение совершались при поддержке Аппарата полномочного представителя Президента в ЦФО, администрации Брянской области, Брянской городской администрации, движения «Поддержки Российского флота», федерации альпинизма Брянской области и фонда развития боевых искусств Брянской области.

9 сентября заместитель председателя горсовета Владимир Селькин вместе с исполняющим обязанности главы горадминистрации Брянска Михаилом Кобозевым вручили спортсменам благодарности и дарственные часы с гербом Брянска. В ответ спортсмены и Главный Федеральный инспектор по Брянской области Николай Бурбыга преподнесли представителям городской власти фотографии с пика Брянский.

Просмотров: 964