Любовь, как строительный материал

Ещё в юности Маргарита Евгеньевна Полехина решила, что родит столько детей, сколько ей даст Бог. Он подарил ей талантливого сына и двух очаровательных дочек. Много это или мало? Много, если нет сил и средств, чтобы воспитать даже одного, и мало, если у вас такое же большое и доброе сердце, как у нашей героини. Год назад в доме Маргариты Евгеньевны и Александра Леонидовича появилось ещё двое деток. Итак, история семьи Полехиных со слов Маргариты Евгеньевны.

— Родилась я в Брянске и выросла вот в этом самом частном доме, где мы сейчас с вами сидим и беседуем. Семья была небольшая. Сестра Ольга младше меня на восемь лет. Сказать, что воспитывали нас с ней не в строгости, не могу, но в тоже время всё было как-то  разумно. В первую очередь, прививалось почитание родителей и особенно отца. Я так его любила, что делала всё, чтобы не расстраивать. И понимала его, как говорится, с полуслова. Не помню чтобы нас физически наказывали: ставили в угол или били ремнём. Нет. Авторитет отца был очень высок, и я просто боялась его огорчить. Мама иногда разговаривала со мной на разные темы. Это было редко, но то, что я слышала, сильно западало мне в душу. Конечно, хотелось большего в плане общения, но, наверное, раньше было не принято так уж откровенничать со своими детьми. Теперь я сама, став матерью, стараюсь как можно больше тем обсуждать с сыновьями и дочками. Особенно с девочками чуть ли не каждый день беседуем по разным поводам.

— А о какой семье вы мечтали в детстве?

— У моих родителей, конечно, не всегда было всё гладко. И многому я училась на ошибках мамы и папы. И когда видела последствия тех или иных конфликтов, говорила себе: «Я так делать не буду». Даже помню такой вот случай: я была маленькой, родители ссорились и употребляли не совсем «те» выражения. Бабушка говорила: «Рита, не запоминай, это — плохое слово». И, вы знаете, как будто отрезало! Вспомнила об этом вот только сейчас, с вами разговаривая… И по жизни у меня уже выработался рефлекс — отрезать всё плохое, оставлять только хорошее.

Наши люди на такси в ЗАГС не ездят!

— Маргарита Евгеньевна, расскажите, пожалуйста, как вы познакомились со своим мужем Александром?

— Через его сестру Наташу, с которой я, в свою очередь, познакомилась в туристической поездке по Карпатам. После этого путешествия мы подружились. А на 7 ноября, как вы знаете, это был большой праздник, Наташа предложила с девчонками собраться у неё дома. И кто-то  тогда сказал: «Наташ, у тебя же брат есть, вот пускай друзей своих пригласит!» Вечером все вместе пошли в кино. А на обратном пути я предложила прогуляться и несколько остановок пройти пешком. Из всей компании поддержал меня только Саша. Вот так у нас появилась первая возможность получше узнать друг друга…

— И долго вы присматривались?

— Нет. Не прошло даже двух недель, как мы подали заявление в загс. Ой, с этим тоже такая история интересная была! Я в то время уже работала воспитателем в детском саду. Как-то днём Саша зашёл ко мне в «садик» и предложил прогуляться во время обеденного перерыва. Когда мы вышли на улицу, он поймал такси. Водитель спросил: «Куда едем?» И вы даже не представляете, насколько я была удивлена, услышав ответ: «В загс». Оказывается, Саша ко всему приготовился: заранее туда позвонил, всё узнал, даже паспорт мой ухитрился на работе с тумбочки взять. А ещё через месяц, в феврале, мы сыграли свадьбу.

— Маргарита Евгеньевна, а сколько детей вы хотели иметь?

— Ой, я как-то  не задумывалась. Но вот только у меня, даже не знаю, откуда, всегда был страх аборта. В то время мы об этом практически ничего не знали, чем это чревато и как опасно. Но была какая-то внутренняя боязнь этого. И когда вышла замуж, то сразу супругу сказала: «Я рожу столько раз, сколько забеременею». Родила троих. Когда, уже более 20 лет назад, носила под сердцем первенца и не знала пол ребёнка, мы с мужем сразу решили, что в любом случае назовём малыша или малышку Женей, в честь моего отца. Родился мальчик, а через шесть лет — Машенька. Я не отличалась отменным здоровьем, к тому же было плохое зрение. Оба раза мне делали кесарево сечение, поэтому сильно удивилась, когда в возрасте 33 лет забеременела в третий раз. Это был 1994 год, довольно трудное время, перестройка. Многие люди не понимали, зачем я сохранила ребёнка. Некоторые даже спрашивали: «А почему вы рожаете, у вас что ребёнок умер?» — «Нет, — отвечаю, — слава Богу, все живы!» — «Тогда, наверное, дети однополые?» — «Нет, мальчик и девочка». Люди только в недоумении пожимали плечами…»

Профессия? Призвание!

— Как давно вы работаете в Бежицком приюте?

— С момента его открытия. До 2000 года я работала методистом в детском саду и параллельно в свободное время, когда приют ещё не был открыт, ходила туда, помогала убирать, что-то  оформлять… Потом само собой сложилось так, что ближе к открытию я рассчиталась в саду, и мне предложили место воспитателя в приюте. Почти сразу назначили заместителем приёмно-диагностического отделения, но и этот пост я занимала не долго. Серьёзно заболела моя младшая дочь, и я вынуждена была уволиться. Четыре года посвятила уходу за Викой. Когда она пошла на поправку, я снова возвратилась на работу, но уже в качестве обычного воспитателя. Знаете, у нас очень хороший коллектив. Невозможно работать в таком месте и быть равнодушными. Случайные люди надолго не задерживаются. Ведь детей нельзя обмануть, они всё чувствуют. Я проработала где-то  года полтора, и мне предложили должность заместителя директора.

— Женя, Маша, Вика… Когда вы почувствовали, что хотите ещё детей?

— А это даже не я почувствовала. Пять лет назад старший сын Женя поступил в академию музыки имени Гнесиных и уехал в Москву учиться. Девчонки, Маша и Вика, заскучали. Они уже сами стали взрослыми и им, видимо, хотелось о ком-нибудь заботиться. Стали меня просить, чтобы родила им сестричку или братика. И мы решили взять детей на воспитание. Так год назад в нашем доме появились брат и сестра Самир и Маша.

— А почему они оказались в приюте?

— Несколько лет назад у них серьёзно заболел и умер отец, он по национальности азербайджанец. Мама не справилась с этим горем и стала злоупотреблять спиртными напитками. Дети оказались без присмотра. В 2006 году к нам в приют поступила Машенька. Маленькая, ей ещё не исполнилось даже трёх лет, худенькая, с коротко остриженными волосами… Она почти ни с кем не разговаривала, а если и пыталась что-то  сказать, то получалось у неё это очень плохо. Сначала мы даже думали, что девочка умственно отсталая или с какими-то серьёзными психическими нарушениями. Воспитателям стоило большого труда эмоционально растормошить малышку. Зато вскоре Машуля стала любимицей не только преподавателей, но и других детей. Вскоре к нам привезли Машиного брата Самира. Его сначала забрал к себе дядя, но очень быстро понял, что не справится с воспитанием мальчика.

— Маргарита Евгеньевна, скажите, почему вы взяли именно Машу и Самира?

— Во-первых, это брат и сестра. И если мы могли и готовы были забрать сразу двоих, то кто-то  другой, например, на это не решился бы. Я боялась, что их разлучат. Потом, конечно, хотелось взять детей помладше, чтобы старшие о них заботились, ухаживали, окружили добротой и лаской. И, наконец, Самир и Маша были абсолютно домашними, они не успели отвыкнуть от семьи.

Вы не представляете насколько тяжело отправлять детей из приюта в детские дома! Особенно, когда видишь, что есть малыши настолько домашние, что им просто необходима родительская любовь, тепло домашнего очага. Конечно, любому ребенку нужна семья. Но, честно говоря, есть такие дети, которым лучше воспитываться в детском доме. Они не хотят воспринимать семью. И, возможно, они чего-то  большего достигнут будучи именно в интернате. Он их лучше воспитает, потому что такие дети, с одной стороны, лидеры, а, с другой, — эгоисты. Им надо подчинять себе других, а в семье такого не может быть. И подобному ребёнку трудно, он может даже взбунтоваться или замкнуться.

Я четко осознавала, что делаю и каких детей беру. Мы уже с ними успели неплохо изучить друг друга и привыкнуть. А ведь многие люди увозят домой, извините, «кота в мешке». Они не знают, какой характер у ребёнка, какие у него проблемы, зачастую работники детских домов скрывают, чем малыш болеет… И в результате довольно плачевные последствия: бесконечные конфликты в семье, побеги из дома и, наконец, возвращение детей обратно в приют, интернат и т.д. А это, поверьте мне, страшно!

— Дети сразу стали называть вас с Александром мамой и папой или им понадобилось для этого какое-то время?

— Сразу. Вообще они очень быстро адаптировались. Но это не значит, что дети забыли прошлую жизнь. Машенька, конечно, совсем была крохой и практически ничего не помнит. Она сразу приняла и впитала то, что мы ей дали и стали прививать. С Самиром сложнее. У него в памяти ещё свежи воспоминания о папе, которого он, судя по всему, очень любил. Только сейчас, спустя почти год, мальчик по-настоящему привязался ко всем членам семьи.

Наладить отношения ведь не так просто, как может показаться на первый взгляд. Самир старше Маши на шесть лет. С более взрослыми детьми всегда труднее. Ребёнку бывает тяжело, а порой даже невозможно до конца перестроиться и он продолжает жить какими-то своими проблемами и мыслями. Иногда случается так: ребята убегают из интернатов и устраиваются на работу, чтобы потом купить своей мамке, которая уже и думать про них забыла, сапоги на зиму. И когда ты забираешь такого ребёнка в дом, надо всё это учитывать. Родственники Самира и Маши, я имею в виду, их мать и бабушку с дедушкой, живут недалеко от нас. Дети иногда невольно с ними сталкиваются. Я не знаю хорошо это или плохо, но общаться с ними мы им не запрещаем. Другое дело, что дети сами этого не хотят.

Наказание на выбор

— Были ли с детьми какие-нибудь проблемы?

— С Машей — нет. А вот с Самиром пришлось провести некоторую воспитательную работу. Но это не потому, что мы взяли его из приюта. Вспомните, разве вы в детстве никогда никого не обманывали или не брали того, что не положено? И это совсем не значило, что ты плохой, а другие хорошие. Просто дети есть дети и порой им хочется быть лучше. В последнее время Самир подтянулся в учёбе. Раньше он стеснялся отвечать на уроках и замыкался в себе. Я стала за ним пристальнее
наблюдать и поняла причину. Просто дело в том, что мальчик относится к числу людей, панически боящихся неудач. Смерти подобно для него принести домой двойку. Вывод: необходимо у ребёнка повышать самооценку. Когда Самир получает плохую оценку, я говорю: «Вот и хорошо, просто прекрасно. Теперь мы будем знать, что упустили и над чем нам с тобой надо поработать». Ведь главное, чтобы у ребёнка было стремление и желание исправить ситуацию к лучшему.

— А какие методы наказания применяете?

— Разные. Все зависит как от человека, к которому применяешь, так и от конкретного случая. Вас, наверное, интересует вопрос: практикую ли я ремень? Да, но только по желанию ребёнка.

— Как это?!

— Да, да, не удивляйтесь. В нашей семье полная свобода выбора. Если кто-то  серьёзно, подчеркиваю, серьёзно провинился, мелкие шалости естественно не в счёт, он может выбрать любой вид наказания. Например: стать в угол, не смотреть какое-то время телевизор, или ремень. Если выбор пал на последнее — это полное право провинившегося.

Ещё я никогда не наказываю детей со злостью, это не правильно и только усугубляет положение. Важно разговаривать с ребёнком, чтобы он сам понял и признал свою вину. Обычно начинаю так: «Ты согласен, что поступил плохо? Значит, заслуживаешь наказания. Как ты считаешь, как я должна это сделать?» Большое внимание в нашей семье отводится духовному воспитанию. Вместе с детьми мы регулярно ходим в церковь, маленькие посещают воскресную школу.

Семь «Я»

— Маргарита Евгеньевна, наверняка у всех ваших детей разные характеры. Расскажите о каждом.

— Женя, самый старшин сын, спокойный, уравновешенный, рассудительный. Он, как я говорила, уже на пятом курсе академии музыки им. Гнесиных. Маша у нас с обострённым чувством справедливости, никогда не даст в обиду слабого и невиновного. Она учится в профессиональном лицее №10, постигает секреты торговли. Вообще предпринимательская жилка проявилась у девочки ещё в детстве. В младших классах она где-то  оптом покупала красивые цветные ручки, а продавала уже немного дороже. Муж сначала хотел вмешаться, но я остановила.

— Может быть, она пошла в отца? Ведь он, как раз, успешный предприниматель, состоялся в бизнесе…

— Не знаю, возможно. Главное, что ей нравится выбранная профессия и она с удовольствием учится. Вика — школьница, она эмоциональна и артистична, неплохо рисует, занимается в школе искусств им. Т.П. Николаевой, в будущем планирует стать дизайнером. Самир очень добрый, любит рисовать и тоже посещает школу искусств. Кроме того, он музыкальный мальчик, но, насколько я успела заметить, музыка его особенно не привлекает. Маленькая Маша артистична и пластична. С удовольствием играет на фортепиано, поёт в городском хоре при дворце им. Медведева и занимается в танцевальном ансамбле.

— Когда же вы успеваете со всеми справляться?

— У меня две взрослые дочери, которые серьёзно помогают по хозяйству. Самостоятельный сын, прекрасно выполняющий все поручения, и аккуратная маленькая дочурка. Ещё весь наш немаленький дом разделён для уборки на территории, закреплённые за членами семьи. Например, Самир моет пол на кухне и лесенку на второй этаж, за взрослой Машей — туалет, ванная и прихожая, Вика убирает зал и моет посуду. Малышку возим на занятия по очереди, кто когда сможет. Я с мужем убираю аквариум, Самир ухаживает за котёнком, которого сам же и принёс, выносит мусор, девчонки готовят… Я всегда говорю: «В большой семье жить непросто, но очень интересно». Главное — всё делать дружно.

— А какой у вас любимый семейный праздник?

— Новый год. Встречать его мы, конечно, стараемся все вместе, за праздничным столом, а потом дети бегут к своим друзьям в компании. Мы с мужем — не против. Стараемся не закрепощать их. Бог создал людей свободными и цель родителей — научить своих чад пользоваться ею. А свобода это не что хочу, то ворочу. Это когда ты самостоятельно и осознанно делаешь правильный выбор, а не поддавшись стадному инстинкту, тянешься за рюмкой.

— Государство оказывает вашей семье какую-то помощь?

— Да, но вы знаете, порой нужнее и важнее не финансовая поддержка, а моральная. В этом плане большое спасибо сотрудникам отдела опеки Комитета по делам молодежи, семьи, материнства и детства, демографии администрации Брянской области. Они непосредственно работают с нами и оказывают очень большую помощь: устраивают встречи приёмных семей, сплачивают нас, организовывают «круглые столы» с руководителями города, депутатами, представителями социальной защиты и медицины.

Мы постоянно видимся, дружим, сообща решаем проблемы. Знаете, даже та же самая волокита с бумагами намного облегчается, когда обращаешься за советом к человеку, который всё это уже прошёл.

Ещё с нами много времени работают специалисты Центра психолого-медико-социального сопровождения. Прежде чем людям, решившим взять ребёнка, его отдадут, необходимо пройти специальный курс обучения. Это, в первую очередь, лекции, потом всевозможные занятия, упражнения. Их цель — подготовить родителей и научить, как правильно вести себя с ребёнком, адекватно реагировать на порой не совсем понятные слова и поступки.

— Маргарита Евгеньевна, какое бы вы дали определение понятию «семья»?

— Если это слово разбить на две части, получится: семь — Я. Это, конечно, не обязательно, но у нас именно так. Женя, Самир, Вика, две Маши и я с мужем Сашей. Ровно семь!

— А что для вас счастье?

— Счастье — это любить и быть любимым. Именно во имя и посредством любви на земле случаются все чудеса: спасение, исцеление, озарение и т.д. Без любви ничего не построишь.

Елена ПОЦЕЛУЕВА.
Фото Ксении БАРЗАКОВСКОЙ.

Просмотров: 824