Татьяна Кивимяги: «Не люблю себя жалеть»

«О спорт, ты — мир!» Кому из нас не знакомо это выражение, берущее своё начало с первых Олимпийских игр в древней Греции? Но спорт – это ещё взлёты и падения, успехи и разочарования, слёзы радости и поражений, боль травм и перечёркнутые надежды… Четыре года назад имя брянской спортсменки, восходящей звезды лёгкой атлетики Татьяны Кивимяги было на слуху у всех, кто интересуется спортом. Блондинка с фигурой топ-модели, кошачей пластикой, немного грустными васильковыми глазами… Она легко преодолевала законы притяжения и брала одну высоту за другой. Чемпионка Европы среди молодёжи, обладательница Кубка Европы в командных соревнованиях среди взрослых, участница Олимпийских игр и чемпионата мира… Девочка-надежда, девочка-победа… И мало кто знал, что все эти годы Татьяна выступает с тяжёлой травмой и ей необходима серьёзная операция. Журналист Александр Шишкин встретился с Таней в конце ноября, когда она вернулась в Брянск из Финляндии, где ей сделали операцию. Как выяснилось, не последнюю. О том, как спорт перевернул её жизнь, Татьяна со всей откровенностью рассказала читателям журнала «Брянская ТЕМА».

—Татьяна, в Брянск вы приехали уже сложившейся спортсменкой. А как начинался ваш путь в большой спорт?

— Я родилась на берегах Волги в Костроме. Сначала в моей жизни было плавание. В десять лет мама отвела меня в секцию, и два года я занималась водными видами спорта и за короткий промежуток времени я успела сдать на первый разряд.

— Весомое достижение для совсем юной девочки!

— Просто у меня для плавания были очень хорошие данные. Я была длинная, руки у меня были длинные. И главное, что у меня было огромное желание чего-то добиться.

— Вас наверняка ждал бы успех в будущем. Почему же вы тогда перестали плавать?

— В двенадцать лет мой характер был сильнее моего здоровья. Иммунитет у меня был понижен, а на каждой тренировке мне приходилось плавать до синих губ. И поэтому любой ветерок приносил мне болезни. А после того, когда я в очередной раз пропустила занятия, мама сказала, что плавание это не мой вид спорта и надо что-то менять. Если сейчас начну рассуждать о том, что я и в плавании могла чего-то добиться, то получается, что я себя жалею. А я этого делать не люблю.

Спортивная злость

— Таня, почему вы выбрали именно прыжки в высоту?

— После ухода из плавания я стала заниматься многоборьем. Мне приходилось толкать ядро, метать диск и копье, бегать дистанции с барьерами… А что касается прыжков в высоту, то в нашей секции вообще никакого спортивного инвентаря для этого вида спорта не было. Даже маты отсутствовали. Тренеры просто держали в руках алюминиевую планку, через которую мы прыгали. Было очень забавно и весело. Тренировки по прыжкам превращались в игру. Вот так, играючи, я и полюбила высоту.

Вскоре тренеры заметили моё увлечение и начали со мной специально заниматься. Помню, что голова моя пошла кругом, мне захотелось повышенного внимания. Я тогда думала, что если тренеры занимаются только со мной, то они видит мои какие-то способности и верят, что из меня что-то получится. Вот тогда я и остановила свой выбор на прыжках в высоту.

— Первых своих тренеров помните?

— Очень хорошо помню! Меня тренировал Валентин Павлович Куликов вместе со своей женой Галиной. В своё время Куликов являлся одним из лучших тренеров в стране. Его все уважали. Он меня ругал, как никого другого из нашей группы. Но я понимала, чего он хочет от меня добиться. Валентин Павлович в меня верил и знал, что я очень люблю высоту. Я считаю, что тренер должен уметь ругать. Если ругает по делу, то от него и уходить не хочется. Конечно, я иногда очень сильно обижалась и несколько дней не ходила на тренировки. А потом всё равно возвращалась и во время тренировок всем своим видом показывала тренеру, что это он должен просить прощения, а не я. Валентин Павлович раскусил мой характер, мою какую-то детскую, спортивную злость.

А его жена Галя также прыгала в высоту. В 13 лет по результатам я её обошла. Её лучший результат, кажется, 1,78, а я прыгала на 1,79. До норматива «Мастер спорта» мне не хватало три сантиметра. Тогда я выступала под своей девичьей фамилией Новосельцева.

— Таня, а ваша спортивная злость откуда?

— Не знаю даже… Но точно не от родителей.

— Расскажите о своём детстве?

— Я не хотела бы углубляться в эту тему… У меня было нелёгкое детство. Родители не ладили между собой, и я очень это переживала. Но никогда никому о жизни нашей семьи не рассказывала. Всё держала в себе. Мои друзья о наших проблемах узнали только тогда, когдастали уже достаточно взрослыми людьми. Думаю, что именно занятия спортом помогли мне пережить тот сложный период.

— А как дела в школе обстояли?

— В пятом-шестом классах я была самая высокая среди детей. А как у нас относятся к самым высоким, самым худым или другим самым… Дети бывают очень жестоки… Потом мне врачи прописали носить очки. И за это мне от одноклассников также доставалось. Две школы пришлось поменять. Но я старалась в обиду себя не давать, научилась показывать, что я личность и у меня есть характер. Вскоре одноклассники это поняли и зауважали. Успехи в спорте тоже способствовали популярности. Из-за многочисленных соревнований школу я посещала редко, но когда переступала порог класса, все с радостью интересовались моими спортивными достижениями. Если я сейчас встречаюсь со своими одноклассниками, то они говорят мне, что всегда верили в то, что я чего-то в спорте добьюсь.

Всё за результат!

— Когда вы поняли, что для достижения больших спортивных результатов необходимо уезжать из дома?

— Мне исполнилось пятнадцать лет, я закончила девятый класс. В то время в Москве моей персоной уже заинтересовались. Перед началом учебного года, в середине августа, я поехала в столицу узнать, где буду жить и тренироваться. Вернулась в Кострому, забрала документы и сказала, что уезжаю навсегда.

— Все эти шаги вы самостоятельно предпринимали и маму не предупреждали?

— Маму предупредила лишь за неделю до своего отъезда. Я знала, что ей будет тяжело и что она меня не отпустит. Моя мама профессионально занималась спортом. У неё больное сердце. И ей прекрасно известно, что большой спорт — это каторжный труд.

— Какими видами спорта занималась ваша мама?

— Летом мама занималась греблей, а зимой — лыжами.

— А папа каким видом спорта занимался?

— Папа не знает, что такое спорт.

— И как же вам удалось уговорить маму отпустить вас в Москву?

— Я сказала, что поеду, это моё окончательное решение, и в школу я больше не вернусь. Мама поехала со мной в Москву, посмотрела, где я буду жить и тренироваться, однако согласилась не сразу. Мне помогла старшая сестра. Она убедила маму, что у меня всё получится и что я добьюсь поставленной цели.

— В Москве вы жили и тренировались пять лет. Что значил для вас этот период жизни?

— Это был период выживания. В Костроме я была в единственном числе. А в Москве таких перспективных спортсменов как я, было много. Через месяц с момента поступления в московское училище олимпийского резерва я получила тяжёлую травму — перелом правого голеностопного сустава с разрывом связок. С этой травмой я выступаю уже почти десять лет.

— Разве нельзя было тогда сделать операцию?

— Можно, конечно. Но училище не было заинтересовано в том, чтобы меня оперировали. Я должна была давать результат. Медики предложили лёгкий вариант — наложили мне гипс. Это был самый быстрый способ встать на ноги.

— Если бы операцию провели в то время, то, наверное…

— Её бы не было спустя девять лет…

— Получается, что вы ради достижения результата пожертвовали своим здоровьем?

— Можно сказать, что так. Меня поставили перед выбором: либо я ложусь на операцию и ухожу из училища, либо оперативно лечусь, даю результат, и тогда меня оставляют учиться дальше. Я осознавала, что руководство училища ставит меня перед выбором, и я обязана принять их условия. Они использовали меня как ребёнка, которому многие понятия в силу его возраста просто не доступны. Мои способности и возможности нужны были в большей степени училищу, а не мне. Моё здоровье никого не интересовало. Требовался только результат. И через что мне пришлось пройти, мало кого волновало…

Большой спорт — вещь жестокая. Тем более в настоящее время.

— Да, нелегко вам пришлось…

— Я даже не знаю, как и сказать… Тяжело ли мне было? Надо исходить из того, что и кому в дальнейшей жизни нужно. А вообще конечно тяжело. Но я старалась преодолеть любые неудобства. Человек иногда может в жизни заиграться. Если у него есть цель и детская мечта и он её не достиг, то он будет идти вперёд, преодолевая многие преграды. И мне тоже пришлось пройти через многое.

Мечты и реальности

— Вы оставили Москву и переехали в Брянск. Почему?

— Я решила пойти на риск. Познакомилась со своим будущим мужем и с ребятами, которые тренировались в группе брянского тренера Геннадия Георгиевича Морозова. Пообщалась с ними и приняла решение ехать в Брянск. Я поняла, что в Москве я уже ничего не добьюсь, и тренеру, у которого занималась, я не нужна, и он мне помочь не хочет. Терять мне было нечего. Михаил — мой будущий муж — предложил мне тренироваться вместе с ними в группе. У меня появился шанс добиться высоких результатов. Да и новое место это всегда свежие эмоции, свежие впечатления и новые надежды…

Когда я приехала в Брянск, то начала заниматься под руководством Геннадия Морозова. Геннадий Георгиевич особых перспектив мне не предлагал. Я занималась в общей группе, на общих так сказать основаниях. Мне дали комнату в общежитии, а из вещей у меня была лишь спортивная сумка, с которой спортсмены ездят на сборы. Так началась моя брянская жизнь. Условия проживания меня шокировали, я не думала, что спортсмены могут так жить. Тяжело было сначала, хотелось уехать. И я не видела, что тренер во мне заинтересован. А у меня это с детства заложено: если я не вижу, что тренер во мне заинтересован, то мне очень тяжело привыкать. Пришлось доказывать, что я не просто девочка, которая приехала в гости к Михаилу Кивимяги. Я хотела убедить всех брянских тренеров, что чего-то стою. Особую роль сыграл мой характер, и вскоре я доказала свою состоятельность. Люди увидели, что я не просто обычная девчонка — я спортсменка, у которой есть определённое имя.

— На первые крупные соревнования вы поехали, представляя Брянск?

— Моим первым крупным турниром считается выступление на олимпийских играх 2004 года в Афинах. В Грецию я поехала именно из Брянска.

— В Афины вы поехали только показаться или всё же у вас была цель показать высокий результат?

— Я хотела не только «засветиться» на Олимпиаде. Зимой перед Олимпийскими играми в Афинах выступая в Туле, неожиданно для всех я «взяла» высоту 1,95. На меня обратили внимание. У меня появился менеджер, который предоставил мне возможность выступать в коммерческих турнирах. Выступая на коммерческих соревнованиях, я доказала, что результат в Туле был не случаен. И когда на чемпионате России проводился отбор на Олимпиаду, я заняла третье место и завоевала право ехать в Афины.

— Вы были разочарованы выступлением в Греции?

— Очень. Я не хотела ехать на Олимпиаду в качестве туриста. Мне необходимо было показать результат не ниже 1,95.Успешное выступление повысило бы мой рейтинг в мире.

— Почему же не получилось хорошо выступить в Афинах?

— Проблема в том, что у меня не было волнения за результат. Я была уверена, что выступлю хорошо и без проблем пройду квалификационный отбор. Даже о травме я тогда не думала.

— А она давала о себе знать?

— Травма меня беспокоила, но я психологически оказалась не готова. После неудачи испытала большой стресс. Мне было очень обидно, что я не смогла показать тот результат, который от меня ждали. Долгое время даже не было желания тренироваться. Муж мне помог. Миша сказал, что нужно забыть обо всём, начинать с нуля и идти к новой цели. Я стала снова работать и летом 1995 года выиграла чемпионат Европы среди молодежи с результатом 1.94. А потом выиграла Кубок Европы в командных соревнованиях среди взрослых, показав результат 1,98. Но этот результат мне дался со слезами на глазах. У меня так болела нога, что после выступления мне едва удавалось сдерживать слезы.

В 2005 году я неудачно выступила на чемпионате мира. Травма всё больше о себе напоминала. Я даже ходить не могла и честно сказала тренерам, что не смогу выступить хорошо. Но меня все равно обязали ехать.

— А на каких соревнованиях вы выполнили норматив мастера спорта международного класса?

— Зимой перед Олимпийскими играми на чемпионате России. Надо было взять высоту 1,92. а я прыгнула 1,95.

— В 2006—2007 годах вы нигде не выступали, залечивали травмы?

— Залечивала старую травму и появилась новая болячка.

— Какая?

— Ахилл на левой ноге. Я ездила в Финляндию, мне сделали операцию. Скоро снова туда поеду. Надо избавляться от старых травм.

— Скажите, Таня, на коммерческие турниры попадают по результатам или же определённую роль играют внешние данные?

— Главную роль играют, конечно же, результаты выступлений. А внешние данные на втором плане. Когда выступаешь на таких турнирах, то в первую очередь смотрят, что ты за человек и можно ли с тобой найти общий язык. В нашей компании проблем и конфликтов нет. Человек может иметь приятную внешность, но общаться с ним сложно.

— Коммерческие турниры — это возможность заработать?

— Да. В Брянске через областной комитет по молодёжной политике и спорту мне предоставили субсидию в размере 500 тысяч рублей на приобретение жилья. Этих денег оказалось мало. Выступая на коммерческих турнирах, я заработала необходимую сумму, добавила, и мы с мужем купили однокомнатную квартиру. Теперь у нас есть своё жилье хоть и маленькое.

— А о детях мечтаете?

— Я ещё в детстве представляла, как это будет, когда у меня родится ребёнок. Детей пока нет. Но не беда, я трагедии не делаю. Дети у нас с Мишей обязательно будут!

Александр ШИШКИН.
Фото Алексея ЖУЧКОВА и из личного архива Татьяны КИВИМЯГИ.

Просмотров: 1362