Александр Филимонцев: от мастера из народа — до народного мастера

28 ноября в Брянском областном краеведческом музее открылась выставка уникальных работ Народного мастера Брянской области Александра Филимонцева. Многочисленные посетители громко выражали своё восхищение произведениями искусства, добрыми словами вспоминали мастера, который успел подготовить выставку, но не смог её открыть. Сердце… Сердце, которое продолжает жить в рукотворном чуде. Об Александре Афанасьевиче Филимонцеве читателям «Брянской ТЕМЫ» рассказывает специалист управления культуры Брянской области Елена Себекина.

В истории культуры Брянщины этот человек занимает особое место. Думаю, что его талант, я бы сказала, талант особой пробы, ещё не оценён по достоинству. Первым в созвездии мастеров, владеющих редкими ремёслами, присвоено ему почётное звание «Народный мастер Брянской области». Об Александре Афанасьевиче Филимонцеве написано, к сожалению, совсем мало. Попытаюсь коротко рассказать об этой замечательной личности.

Родился Александр Филимонцев в городе Ветки Гомельской области, известном своими вековыми традициями иконописи и украшением храмов. По профессии инженер-механик, а по призванию — удивительный художник, увлёкшийся в начале 70-х годов прошлого столетия необычным ремеслом — изготовлением объемных предметов с нанесением чеканных орнаментов (торевтика).

Можно сказать, что это увлечение стало для него подарком судьбы и сыграло колоссальную роль в его дальнейшей жизни. Технике плоской чеканки Александр Афанасьевич выучился у художника Дориана Тихоновича Сулоева в городе Новозыбкове. Хорошо освоив чеканку на плоских листах, инженер обнаружил, что это лишь начало, подступы к настоящему мастерству.

Неожиданно для себя открыв красоту чеканных предметов, Александр Афанасьевич почувствовал, что дремавшая в нём энергия творчества вдруг нашла свой выход и томимая доселе душа творца обрела свой путь, как птица крылья для полета. Его талант обрёл ясную цель. И как обычно это бывает с творцами, он с головой окунается в ремесло. Ищет исторические корни, изучает по оставшимся в книгах фрагментам технологию… С этого времени мастер стремится сделать достоянием мира неизвестное ему искусство.

Забытое искусство

Техника чеканщика известна разным народам с незапамятных времен, однако овладеть этим искусством удаётся редким мастерам. На Русь искусство чеканки пришло из Византии одновременно с Христианством. Видимо поэтому основными заказчиками стали храмы и монастыри. Чеканные изделия из серебра и золота ценились необычайно дорого. До наших дней из глубины веков дошли в основном литые массивные вещи, а так как для чеканки применялся тонкий лист металла толщиной всего 0,5—2 мм, изделия из меди, бронзы и латуни окислялись и полностью разрушались от времени.

Бесконечные войны, междоусобицы князей, нашествия иноземных завоевателей нанесли огромный ущерб художественным ремеслам на Руси. Гибли и попадали в плен ремесленники, их сыновья, были разграблены и уничтожены бесценные по красоте предметы из сокровищниц князей и царей.

В коллекции Оружейной палаты Кремля — самой крупной в мире — сохранились бесценные художественные раритеты немецких, голландских и английских мастеров, которые поступали в царскую сокровищницу в виде посольских даров и носили представительский характер.

Со времени открытия месторождений медной руды при Петре I (начиная с 1729 года) на казённом заводе в Екатеринбурге и почти одновременно на многих уральских заводах было освоено производство чеканной посуды. Рукомои, кубки, табакерки и шкатулки стали широко распространяться в быту. Но изделия эти делались в основном гладкими, без орнамента. Чеканные предметы были редкими, стоили дорого и входили в обиход богатой дворянской, а позднее и купеческой среды. Древние предметы утвари бытового назначения — братины, ендовы, чаши, ковши и чарки — уступили место кубкам и кружкам.

Объёмная чеканка стала приоритетной, но из-за чрезвычайной трудоёмкости, сложности изготовления отдельных предметов, состоящих из большого количества частей, таких, например, как кружка с крышкой или чайник, они были редкостью, их осталось в коллекциях и запасниках музеев считанное количество экземпляров.

В конце XVIII века во многих городах России ещё работали мастерские по изготовлению объёмных чеканных изделий из меди, латуни, серебра, но всё чаще они оставались гладкими, то есть без орнамента. Первая мировая, Гражданская и Отечественная войны унесли жизни трёх поколений мастеров. Это привело к разрыву культурных традиций, и ремесло объёмной чеканки практически было утрачено.

Возраждение традиций

Уникальную технологию работы с металлом Александру Афанасьевичу Филимонцеву приходилось постигать что называется методом проб и ошибок: мастеров, владеющих подобной техникой, ему встретить так и не довелось. Настоящие шедевры из металла создавались во многом благодаря интуиции мастера, опиравшегося на единичные разрозненные сведения из разных источников.

Со стороны трудно судить, насколько сам Александр Афанасьевич понимал неоценимое значение своего труда, изготовив первые предметы. Ведь у него не было оборудованной мастерской, в качестве которой выступал неотапливаемый гараж, и даже необходимый инструмент существовал в единственном экземпляре. Мы можем только догадываться, каково ему было в одиночку пройти путь познания и возрождения ремеслачетырёхвековой давности и воплотить в реальность сложнейшую задачу — воспроизвести, сохранив все особенности и всю прелесть только ему понятных приёмов и богатство узоров. Приходилось шаг за шагом двигаться вперёд, постигая загадки и сложности ремесла. Это был большой кропотливый труд. Это было настоящее испытание на выносливость для влюблённого в своё дело мастера.

ПРИЗНАНИЕ

Начиная изучать и постигать забытое ремесло, мастер не мог предположить, какого результата он достигнет, однако эта неизвестность не остановила его. Если бы Александр Афанасьевич возрождал ремесло с намерением в дальнейшем на нём только подзаработать, то сложности, с которыми он столкнулся, заставили бы его отказаться от задуманного. Но Филимонцев, несомненно, был наделён ярким талантом мастера и учителя. К нашему счастью, осталась авторская программа обучения детей с нарушениями слуха и речи, разработанная Александром Афанасьевичем, и более трёх десятков работ, изготовленных по возрождённым им рецептам древних мастеров.

Приобщение детей с нарушениями слуха и речи к художественной обработке металла — это вообще отдельная тема для разговора. Создание специального класса в Новозыбковской художественной школе стало реальностью именно благодаря настойчивости Филимонцева. Единственный метод обучения для таких детей, дающий результат, — практический показ, т.к. отсутствие слуха и речи исключает диалог между учителем и учеником. Общались путём записок. Но ещё сложнее оказалось то, что ученики не обладали большим словарным запасом и были слабо подготовлены по физике и химии. Не знали они и латинского алфавита. Были и другие трудности, которые педагог успешно преодолел.

Когда Александр Афанасьевич воссоздавал приёмы ремесла, изготавливал изделия, я уверена, он вовсе не думал, не помышлял о гонораре, о вознаграждении за свой большой труд. Это было для него потребностью души, служением культуре своего народа. Это в высшей степени поступок порядочного человека, влюбленного в искусство.

Творчество художника по достоинству оценили многие посетители различных выставок, где были представлены его работы: в Брянске, Москве, Ростове, Гомеле (Белоруссия), Гроссумштадте (Германия), Оттаве (Канада). В Великобритании и Франции его работы находятся в частных коллекциях. Детали Царских врат и предметы церковного обихода, созданные А.А.Филимонцевым, украшают многие храмы России.

Предметы, исполненные мастером, имеют потрясающую энергетику. Выставленные в витрине, притягивают взгляд и заставляют внимательно рассматривать узоры растительного орнамента, геральдические надписи, нанесённые художником на изделия. Вот сосуд, близкий по форме к русскому горшку. На одном из двух орнаментов церковно-славянским шрифтом надпись «Господи! Спаси и сохрани Россию». Гроздья винограда на кубках, дубовые листья и цветы на стопках, надпись «Пей, да в меру, а лучше — совсем не пей», двуглавый орёл и надпись «Встань и возвышайся» на кружках. Во всём традиция, знание истории, любовь к Отечеству.

Благодаря уникальной работе Александра Афанасьевича искусство объёмной чеканки стало достоянием современности, доставляя радость и эстетическое наслаждение зрителям и знатокам. Его работа высоко оценена и признана. В 2001 году он получил государственное свидетельство №1 «О возрождении художественного народного ремесла объёмной чеканки» и в этом же году мастер стал членом Международного художественного фонда при ЮНЭСКО.

В прошлом году Александр Афанасьевич получил премию Центрального федерального округа в области литературы и искусства. Диплом в номинации «За развитие и сохранение народного творчества» за сериюработ по металлопластике Филимонцеву вручил Зураб Церетели, который был восхищён работами мастера из Новозыбкова.

Не все секреты мастерства постиг Александр Афанасьевич, осталось место поиску и совершенствованию. Уверена, пройдёт время и найдутся увлечённые люди, которые сохранят и продолжат ремесло, и не разорвётся нить, связывающая нас с нашими предками.

Елена СЕБЕКИНА.
Фото из архива семьи ФИЛИМОНЦЕВЫХ.

Просмотров: 954