Леонид Мозговой: «Я мог бы сыграть Тютчева»

5 декабря исполнилось 205 лет со дня рождения Фёдора Ивановича Тютчева. На праздничном вечере в Театре юного зрителя перед любителями поэзии выступил известный актёр из Санкт-Петербурга, заслуженный артист России Леонид Мозговой. Широкой публике он известен по ролям Гитлера и Ленина в фильмах Александра Сокурова «Молох» и «Телец». Дебютом в кино для Мозгового стала роль Чехова в фильме того же Сокурова. Оказывается, в галерее знаменитых образов, созданных актёром на экране, мог быть и Тютчев. Подробнее читателям «Брянской ТЕМЫ» рассказал сам Леонид Павлович.

— С Тютчевым у меня давний роман. Сокуров собирался ставить фильм о Тютчеве, у него даже есть сценарий. Но очень много денег нужно было, и эта идея так и «висит» уже лет пятнадцать.

Естественно, я много читал о Тютчеве. Мы выступали вместе с петербургским композитором Сергеем Осколковым, он написал музыку, я читал стихотворения Фёдора Ивановича. Надо сказать, у меня довольно много поэтических и прозаических текстов в голове, я как-то подсчитал: 26 часов. В моём репертуаре 15 моноспектаклей. Самая прокатываемая композиция, я её более двух тысяч раз исполнил, — «Монолог об Окуджаве». В программе, которую я представил брянской публике, русская поэзия, начиная с Пушкина, затем Тютчев, Блок, Есенин и до наших современников. Название взял из Пастернака «Когда строку диктует чувство». Это один из моих любимейших поэтов.

К сожалению, жанр, в котором я работаю 40 с лишним лет, умирает. Он расцветал в 30—40-е годы прошлого века. А сейчас процветают так называемые «аншлаги». Это массовая культура, она не требует больших духовных затрат ни от артистов, ни от слушателей. Есть другая культура. Известный режиссёр Алексей Герман назвал творчество Александра Сокурова «филармоническим кинематографом», это искусство для людей, которые читают толстые книжки, ходят в музеи, на концерты классической музыки. Кстати, я совсем недавно виделся с Сокуровым, сказал, что еду в Брянск, он заметил: «Жаль, Тютчев у нас не получился». Сейчас Александр Николаевич работает над «Фаустом» Гёте, в следующем году начнёт снимать фильм. Не знаю, пригласит ли меня, признаться, хотелось бы. Сокуров — великий художник, которому нельзя диктовать и даже просить его не стоит. Мне и так уже повезло: сыграл Чехова, Гитлера, Ленина! Встреча с Сокуровым для меня — важный поворот судьбы. Да и вообще не стыдно: хорошие получились роли, честно говоря.

Радость полёта

— А ведь вы, Леонид Павлович, собирались стать лётчиком.

— Судьба ведёт по жизни, случаются неожиданные повороты. Признаться, после окончания школы я побоялся идти в театральный институт и поступил в лётное училище. Там я организовал художественную самодеятельность, читал, пел. И однажды один педагог-лётчик сказал мне: «Как ты любишь сцену, нужно любить самолёт». Он помог мне понять, в чём моё предназначение. Из лётного я ушёл.

— Но радость полёта вы испытали в профессии актёра. И в ней ведь тоже есть риск, множество трудностей.

—Трудности огромные, конечно. Но что важно: работая с Сокуровым, чувствуешь себя за ним, как за каменной стеной. Это человек высокого интеллектуального и художественного уровня, он не делает поделок, он создаёт действительно настоящие произведения искусства. У него почти 50 фильмов, включая документальные, все высокохудожественные. И я, можно сказать, уже заражён этим кинематографом. На роль Чехова меня пригласил второй режиссёр фильма. Два часа мы разговаривали с Сокуровым о театре, о жизни, о кино. Но, что интересно, через пять минут после начала разговора я понял: он меня берёт! Я ведь всю жизнь мечтал сниматься в кино, но никогда не хотел быть просто цветовым пятном.

— Первая работа в кино и сразу «в дамки»?!

— Да! Причём этот фильм, я считаю его шедевром, жаль его мало показывали. У меня сохранился дневник с впечатлениями от съёмок. Помню, я просил Сокурова: «Александр Николаевич, давайте попробуем». Он отвечал: «Да вы знаете, у меня умных мыслей мало, я перед камерой всё скажу». Но перед камерой он почти ничего не говорил. Как он просил, я похудел почти на тринадцать килограммов. Чтобы это не навредило здоровью, Александр Николаевич приставил ко мне врача. Делали серьёзный грим. Получился внешне очень похож на Чехова. В общем, я был счастлив, понимал, что работа получилась, и полагал, что уже больше ничего не будет. Но однажды Сокуров побывал на моём спектакле по Достоевскому «Сон смешного человека» и через полгода предложил мне роль Гитлера. Я думаю, он увидел не типаж, а что-то другое. Я удивился, на Гитлера-то я не похож. Пришёл домой и на своей фотографии пририсовал усики, чёлку. Подумал: «А почему „нет“?». Ну, и началась удивительная работа. И когда мы уже заканчивали «Молох», я узнал, что у Сокурова есть сценарий фильма о Ленине. Я предполагал, что он предложит мне роль Дзержинского или Троцкого, если отталкиваться от фактуры. И вдруг он мне предлагает роль Ленина. Я, конечно, обалдел! Трудностей было много. Начать с того, что ежедневно меня гримировали по пять часов. А Маше Кузнецовой, которая играла Крупскую, «делали» базедову болезнь, у неё всё время болели глаза. Таковы издержки актёрской профессии. Зато всё получилось. А потом ведь был фильм «Солнце» о японском императоре Хирохито. И я тоже пробовался на главную роль. Но, во-первых, я на 20 лет старше этого персонажа и плотнее. Сокуров сомневался: «Если я вас утвержу на эту роль, мне придётся отправить вас на полгода в буддийский монастырь, я боюсь за вашу психику».

— Он не шутил?

— Нет. Он очень серьёзно относится к работе. Таков этот Мастер. И мы пришли к общему мнению, что в «Солнце» сниматься мне не стоит. Все роли в фильме играли японцы, картина получилась очень хорошая, понравилась в Японии. Сокурова в Стране Восходящего Солнца очень любят.

— А немцы приняли Гитлера в вашем исполнении?

— Да, им понравилось. Говорили даже, что меня можно было не дублировать. Я неплохо говорил по-немецки. Хотя роль, конечно, неоднозначная, вернее сказать, личность эта — исчадие ада, тем более для русских. Поэтому наши кинокритики очень осторожно подходили к оценке этой работы. Я получил «Золотого Овена», но поделил его с Михаилом Ульяновым, а ему дали эту награду за главную роль в «Ворошиловском стрелке». Такой вот контраст получился. А из десяти премий «Ника» творческая группа «Тельца» увезла семь, в том числе за лучшую режиссуру, лучшие мужскую и женскую роли, были отмечены также работы художника и оператора фильма.

«Пока ещё нужен!»

— Леонид Павлович, вас прославило интеллектуальное кино. А можно ли увидеть Мозгового в сериалах?

— Вообще-то я в сериалах не снимался, но вот поступило предложение от очень хороших режиссёров. И сейчас я снимаюсь в двух сериалах. У Андрея Эшпая в «Иване Грозном» играю Глинского, а у Сергея Урсуляка в многосерийном телефильме про молодого Штирлица «Бриллианты для диктатуры пролетариата» играю того, кто ворует эти бриллианты. Роль хорошо выписана, мне повезло. Да ещё у финнов я снялся в небольшой роли в фильме «Граница. 1918 год». 17 декабря в Москве состоится премьера. Картина жёсткая, хорошо снята. Работал в ней я с удовольствием. Так что пока ещё нужен!

— Разговор начали с Тютчева, давайте и завершим им. Вам ведь удалось побывать в Овстуге, каковы впечатления?

— Впервые я побывал в Овстуге ещё до 200-летия поэта. Сейчас, конечно, усадьба преобразилась. Прекрасно поработали! Видно, что там есть хозяин. В Овстуге я встретился с замечательными людьми, они, как и все музейные работники, подвижники, не работают, а служат культуре. Очень надеюсь, что вернусь туда. И даю обещание, что в июне следующего года, когда у вас проходит Всероссийский день поэзии, приеду в Брянск с Тютчевской программой.

Ирина АЗАРОВА.
Фото Алексея ЖУЧКОВА.

Просмотров: 960