Дембельский альбом

Генералы и полковники тоже когда-то  были рядовыми. Повод вспомнить об этом — 23 февраля. Журнал «Брянская ТЕМА» помог руководителям милицейского ведомства вернуться на тридцать лет назад.

Начальник УВД по Брянской области Михаил КЛИМОВ: «Армия нау чила слову „НАДО“

Дорога длиной в два года — так назвал свой дембельский альбом гвардии рядовой Михаил Климов.

— Служить было настолько почётно, что у девчат не пользовались успехом ребята, которые не были в армии, — вспоминает начальник УВД по Брянской области Михаил КЛИМОВ. — Но, конечно, не по этой причине я пошел в армию. Выбор был сознательным. После окончания Трубчевского политехнического техникума была перспектива пойти учиться в институт, я уже и документы подал. Но потом передумал. Документы забрал, пришёл в военкомат и ушёл в армию вместе со своим призывом. Решение принял самостоятельно, родные к этому не были готовы. Был призван в Московский военный округ. После прохождения медкомиссии на пригодность к службе в сухих и жарких районах я готовился в качестве инструктора на Ближний Восток. Но политическая ситуация изменилась, и нас, выпускников двух специальных рот, готовившихся служить на Ближнем Востоке, разбросали по всему бывшему Союзу. Поэтому дальнейшая служба проходила во Владимирской области, где я был водителем колесных машин. Стал водителем-профессионалом, много приходилось ездить, бывать на учениях, в критических ситуациях. Я бы так сказал, это колоссальная школа, которую должен пройти каждый молодой человек.

— Признайтесь, солдатом мечтали стать генералом?

— Для меня в то время майор, капитан — уже были величина. А когда в первый раз увидел настоящего генерала, дух захватило. Думал: вот это да! Живой генерал! Есть пословица: «Каждый солдат мечтает стать генералом». Так получилось, что я им стал, пусть не военным, а милицейским. Но основы закладывались именно тогда. Моими наставниками были командир батальона и командир полка полковник Исаев — участники Великой Отечественной войны. Последнего офицеры называли папой. Эти люди учили не только Родину защищать, но и как жить, общаться, что такое честь и достоинство.

— Сейчас в армию не идут в основном из-за дедовщины…

— Мне кажется, это понятие несколько преувеличенное. Молодые солдаты и старослужащие должны находиться в определенных взаимоотношениях. Я служил в отборной гвардейской части. Хотя и в моё время бывали перекосы. Признаюсь, приходилось защищать, в том числе и физически, себя и своих друзей. Но явного беззакония и оскорблений не было.

— А в самоволку бегали?

— Если скажу, что ни разу не был в самоволке, вы мне не поверите. Но серьёзных нарушений дисциплины никогда не было. А вот увольнение надо было заслужить. Кажется, банальные вещи — физическая подготовка. Я пришёл в армию здоровым молодым парнем. Но надо ведь сдавать ещё и военно-спортивный комплекс. Был у нас командир батальона подполковник Литвиненко — настоящий батяня-комбат. Но когда подходили выходные, он говорил солдатам: «Надо же подумать и об увольнении. Увольнение только через перекладину». Это значило, что комплекс ВСК ты должен выполнить не ниже первого разряда. Выход силой, подъём-переворот, поднос ног к перекладине. Норма — три, шесть и девять раз соответственно. Выполнишь классически, без всяких недочётов, — тогда получишь разрешение идти в увольнение. Нет — командир говорит: «Сынок, тебе надо потренироваться. Как же я тебя могу отпустить? Встретишься ты с девушками, они тебе скажут: ну-ка покажи, солдат, на что ты способен. А ты даже этого сделать не сможешь, так что тренируйся, дорогой мой». Поэтому, чтобы попасть в увольнение, первым делом надо было сдать ВСК. В первые полгода я стал хорошим спортсменом и на перекладине всё делал прекрасно. Стимул своего рода.

— Михаил Васильевич, чему вас научила армия?

— Армия учит основному и главному. Тому, что есть слово НАДО. Надо делать иной раз даже то, что не совсем нравится. Надо выполнять приказы и, если потребуется, пожертвовать собой ради защиты Отечества. Серьезнее, чем эти понятия, не бывает для гражданина и для мужчины вообще.

Я считаю, что каждый мужчина должен пройти службу в вооруженных силах.

Основная «профессия» мужчины — это солдат. И только потом он может быть строителем, инженером или генералом. Но прежде всего он — солдат, который защищает Родину.

Заместитель начальника УВД по экономической безопасности Пётр Стройло: «Узнал цену себе и другим»

— После окончания школы в 1974 году в высшее учебное заведение поступать не стал, — рассказывает Пётр Максимович. — Не знаю, но наше поколение было более романтичным, чем нынешние выпускники, стремящиеся в вузы. Хотя я понимаю современных юношей и девушек, их здоровый прагматизм и стремление как можно раньше стать на ноги, определиться в жизни. В наше время было принято всё начать с нуля, попробовать своими силами. Год я работал слесарем на БМЗ. При этом усиленно занимался спортом. Лёгкая атлетика и парашютный спорт — вот основные занятия моего свободного времяпрепровождения.

Идти или не идти в армию — такой вопрос вообще не стоял. От службы никто не «косил». Это считалось дико и позорно. На вопрос военкома, где хотел бы служить, отвечал: только в воздушно-десантных войсках. К ним себя усиленно готовил, и так оно произошло.

Осенью 1975 года я оказался в учебке воздушнодесантных войск под Каунасом. Несмотря на свою неплохую подготовку, приходилось трудно. Случалось, на марш-бросках некоторые теряли сознание, и мы тащили на себе всю их амуницию. Школу младших командиров я окончил с отличием, и мне в виде исключения было присвоено звание на ступень выше — сержант. Но, несмотря на успех, фортуна вдруг повернулась ко мне спиной. Я случайно не заметил командира части и не поприветствовал его. Вот так, что называется, я попал под его горячую руку. Он отдал приказ отправить меня для дальнейшего прохождения службы в Фергану. Это считалось у нас, мягко говоря, не самым лучшим местом. Но мой ротный по-человечески отнесся ко мне, и остальные полтора года я служил в Белоруссии в витебской дивизии ВДВ.

Пресловутая «дедовщина» была и тогда. Но она заключалась лишь в том, что старослужащие натаскивали молодых, отстающих в боевой и физической подготовке. Мордобоя и издевательств не было. Сомнения в необходимости наставничества отпали сами по себе, когда наш ротный провёл эксперимент. Он организовал два взвода. В один собрал молодых, а в другой — старослужащих. Помню, зима была, мороз лютый. Нас ночью подняли по тревоге и отправили в поле. Была поставлена задача: окопаться для учебного боя. Промёрзшая земля оказалась твёрже камня. К утру взвод старослужащих задачу выполнил на «отлично», а молодые врылись в землю всего на несколько сантиметров. В реальном бою это означало бы гибель.

О службе в вооруженных силах не только не жалею, наоборот, очень благодарен ей. И даже не столько за физическую закалку, сколько за ту уверенность, которая помогает мне идти по жизни. Благодаря армии узнал цену себе и другим. Научился принимать сложные, порой судьбоносные решения, отвечать за своих подчинённых. Сейчас, по прошествии тридцати лет после службы, стараюсь держать себя в форме. Люблю лыжи, пробежки.

Несомненно, 23 февраля — всенародный праздник. Мы все в разной степени являемся защитниками Отечества. Поздравляю коллег с Днём Защитника Отечества!

Заместитель начальника УВД по Брянской области — начальник штаба Игорь ЗУЕВИЧ: «Учёба в военном училище пригодилась в Шатое»

— В детстве я много читал о военных, поэтому служить, носить погоны мечтал с 10–11 лет, — говорит Игорь Александрович. — Признаться, я просто бредил службой, да и пример перед глазами был: старший брат в 1981 году окончил Галицинское пограничное училище. Я же как раз в этот год окончил школу и поступил в Свердловское высшее военно-политическое танково-артиллерийское училище.

В 17 лет стал курсантом, а в 21 уже получил погоны лейтенанта. Поначалу было тяжело. Первый год — это привыкание к армейским будням, потом это становится твоей жизнью. Но ни один юноша, который приходит в военное училище, по большому счёту не готов к той дисциплине, которая требуется здесь. Поэтому, конечно, были наряды вне очереди. И за разговоры в строю, и за нарушение распорядка дня. Представьте, 180 человек в одной казарме. Подъём в 7 утра. На 180 человек одна умывальная комната. Все должны умыться, побриться, одеться. На всё про всё — полчаса. Встать в строй надо одетым с иголочки, сапоги и бляха на ремне должны сиять.

Четыре года учебы — это лекции, семинары, полевые занятия. И теории, и физической подготовке отводилось значительное время. Физподготовка у нас была поставлена на самый высочайший уровень. Училище славилось лыжной и кроссовой подготовкой. Так как я оканчивал артиллерийский факультет, выезжали на полигон на боевые стрельбы.

Офицер должен быть образцом для солдата. А для этого он должен уметь всё. Основное предназначение офицера — научить солдата всему тому, что необходимо на войне. Если не можешь научить, значит, ты этого не знаешь сам. Не научил — значит, солдат не знает, как действовать в критической ситуации. Не надо объяснять, что в условиях военного времени это чревато потерей личного состава. Поэтому нас учили, не делая никаких скидок. Не все дотягивали до выпуска, кого-то отчисляли, кто-то  сам рапорт писал и уходил. Но в основном люди поступали целеустремлённые, готовые терпеть эти трудности.

После училища попал по распределению в Прикарпатский военный округ. Служил в войсках на различных должностях. Но в 1993 году Вооруженные Силы Союза стали разваливаться, пришлось сделать выбор. Поскольку не представлял себя без погон, на гражданке, то пришёл на службу в органы внутренних дел. Военное прошлое помогло, когда служил командиром временного отдела шатойского ОВД.

Заместитель начальника милиции общественной безопасности, начальник отдела дознания УВД по Брянской области Игорь КУЗЬМИЧёВ: «Служил на Рублёвке «

Окончив брянский политехнический техникум, Игорь Кузьмичев поступил на вечернее отделение в БИТМ (ныне БГТУ), а 5 ноября 1970 году был призван на службу в вооруженные силы. Служил в Московской области, в войсках противоздушной обороны (ПВО).

— Приходилось охранять военные склады, спецобъекты, — рассказывает Игорь Павлович. — В том числе и правительственные дачи. Порой мы, солдаты, даже не знали, кто там проживает. Но дачу Суслова видели и охраняли. Правда, на территории не бывали, там осуществляли охрану сотрудники КГБ. А мы — только внешнее наблюдение. В караул заступало человек 10. Попросту говоря, патрулировали территорию в непосредственной близости от объекта, обходя его по периметру.

— Были критические, подозрительные ситуации на объектах?

— Да там птица не пролетит, — улыбается Игорь Павлович. — А вот наблюдать было интересно. Иногда случалось видеть, как по дороге едет правительственная машина, сопровождаемая охраной. Иногда от дачи до Рублёвки идёт пешком, потом садится на машину. Нас, солдат, уже в лицо знали и внимания не обращали.

— Рядом столица, столько соблазнов для солдата.

— Мне часто приходилось бывать в Москве, с тех пор хорошо знаю город. От Рублёво, где находилась наша часть, автобусом до Пионерска, затем в метро и ты в Москве. Тем более, что полгода выполнял роль экспедитора, ездил по московским товарным станциям получать прибывшие грузы. практически каждые выходные была возможность в увольнении съездить в Москву. Для солдат организовывались походы на концерты, экскурсии в музеи. За время службы в армии побывал в Третьяковке, музее вооруженных сил и во всех музеях Кремля.

— Служба в армии не обходится без историй…

— Всякое бывало. Во время курса молодого бойца мы жили отдельно от всего подразделения. А после КМБ мы, молодые, целый месяц ходили в караул, не смешиваясь со старослужащими. Такая была традиция. В части был так называемый «периметр» — охраняемая территория, после которой шёл городок с казармами.

Зимой солдатам в качестве доппайка давали сало. Мы прятали его в снег. И вдруг через какое-то время сало стало пропадать. Раз не нашли, в том месте, где положили. Второй раз, третий… Стали перепрятывать и положили свою пайку в зоне «периметра». Туда ведь просто так без пароля не пройдёшь. И вот один старослужащий рискнул залезть на «периметр». Не знаю, на что он надеялся. Но увидев незнакомца, мой коллега закричал: «Стой! Стрелять буду!» Полтора часа старослужащий лежал на снегу и ждал своей участи. Мы, конечно, время потянули, прежде чем доложить о ЧП куда надо. И как оказалось впоследствии, товарищ тот подхватил воспаление легких. Зато мы отучили дедов не только воровать наше сало, но и показали, что в случае чего можем за себя постоять.

— Что для вас служба в армии?

— Я окончил службу сержантом, командиром отделения. Это время, когда парень становится мужчиной, когда закаляется характер. Попадая в такой мужской коллектив, воспитываешь себя, учишься проявлять инициативу и подавлять свои слабости.

Материал подготовили Ирина ЧЕРНЯВСКАЯ, Сергей НЕПША.
Фото из личных архивов героев публикации.

Просмотров: 1370