Забудем о бедах в преддверии победы

«Я солдат. Рядовой. Автоматчик. Никаких геройских подвигов не совершал. Как любой солдат воевал — защищал свою Родину», — сказал в интервью корреспонденту «Брянской ТЕМЫ» Сергей Алексеевич Панков — фронтовик, кавалер Ордена Ленина, председатель Брянского областного совета ветеранов, в прошлом — партийный работник… Можно долго перечислять награды, звания и должности Сергея Алексеевича, только, по его же собственному признанию, судить о человеке следует прежде всего по его поступкам, добрым делам, а потом уже — по пунктам послужного списка. Вот и сейчас, говоря опять же его словами, никаких геройских подвигов он не совершает, а делает всё возможное, чтобы жизнь брянских ветеранов стала лучше. О своей общественной работе в Совете ветеранов войны, труда, вооружённых сил и правоохранительных органов Сергей Алексеевич рассказал читателям нашего журнала.

— Наша ветеранская организация — самая большая в области. Она охватывает около четырёхсот пятидесяти тысяч человек. Это почти треть взрослого населения Брянщины: начиная от рядового сталевара, вышедшего на заслуженный отдых, и кончая председателем суда, прокурора, тоже пенсионера. К тому же советы ветеранов имеются во всех тридцати пяти районах области — городские и районные. И, конечно же, немаловажную роль играют первичные ветеранские организации на предприятиях промышленности, транспорта, строительства, связи, сельского хозяйства в каждом районе. Всего же у нас в области около семисот таких первичных организаций.

От протека ющей крыши — до лекарственного обеспечения

— Совет ветеранов — это уже достаточно немолодая организация. Скажите, для чего она была образована и на что нацелена ваша деятельность на сегодняшний день?

— У нас есть официально зарегистрированный устав, в котором чётко прописаны все сферы нашей деятельности. Прежде всего, это совместное с законодательными и исполнительными органами области решение вопросов обеспечения социального обслуживания ветеранов, улучшение условий жизни этой категории граждан. С этой целью мы постоянно организуем рейды, исследуем быт ветеранов. С учетом того, в чём нуждается конкретный человек, на месте решаем проблему.

— И какие же проблемы возникают?

— Разные. Бытовые, например: крыша потекла, забор надо починить, картошку некому убрать… У нас в каждой ветеранской организации есть члены президиума, руководители «первичек»… Вот эти товарищи вместе с органами социального обеспечения ходят по квартирам ветеранов, беседуют с ними открыто, записывают все просьбы и жалобы, карточку на каждого заводят, где чётко написано, кто как живёт и в чём нуждается. Подобные обследования проводятся ежегодно в обязательном порядке. Хотя на совещаниях я не раз говорил о том, что стоило бы проведывать ветеранов не только по праздникам — 9 мая и 17 сентября, а хотя бы раз в квартал. Потому что проблем накопилось немало и все они требуют решения. Особенно у нас сейчас тяжелое положение с лекарственным обеспечением — очереди огромные в поликлинике, в аптеке. Придёт ветеран в поликлинику, отсидит свою очередь, получит рецепт и направляется в аптеку. А там ему говорят, что его лекарства нет и надо подождать. Ждёт. Приходит снова, а ему в ответ: рецепты устарели. И так по кругу. Поэтому люди и отказываются от получения льготных лекарств. Уже процентов восемьдесят наших льготников отказались от соцпакета.

Вторая серьёзная проблема — высокие тарифы ЖКХ. И особенно больно они бьют по кошелькам тружеников тыла — это наименее защищенная в социальном плане категория граждан. Судите сами, фронтовиков в Брянской области осталось чуть более семи тысяч человек, а тружеников тыла — около сорока тысяч. Вот они и живут бедно, незаслуженно забытые люди. Я даже подчеркну: без этих людей о победе не было бы и речи. Недаром есть такое выражение — за бой и труд из одного металла медали льют. Только, получается, фронтовики пользуются льготами, а труженики тыла живут на пять тысяч рублей в месяц.

— А как обстоят дела с решением квартирного вопроса?

— У нас в области порядка ста двадцати человек фронтовиков нуждаются в квартирах. А по стране в целом пятьдесят тысяч ветеранов Великой Отечественной войны не имеют собственного жилья. Да, правительство постановило, что к юбилейному 9 мая 2010 года каждый фронтовик должен быть обеспечен жильём. Другой вопрос, на каких условиях предлагаются ветеранские квартиры. У нас в стране фронтовику положено двадцать два квадратных метра, а квартиры строятся только по тридцать три и более. За лишние «квадраты» приходится платить. А где взять столько денег пожилому человеку? Так и ждут по 65 лет фронтовики своих бесплатных квартир…

«Президентский» вопрос

— Сергей Алексеевич, наверняка у вас есть какие-либо пути решения столь разнородных проблем?

— Социальные службы подключаем, школьников, администрации разного уровня при решении конкретных вопросов. Каждый случай уникален и требует индивидуального подхода. Есть возможность решить проблему, как говорится, на месте — хорошо. Нет такой возможности — выходим на районные администрации, городское руководство подключаем. Если и здесь не получаем положительного ответа — выходим на областных руководителей. Я сам иду к губернатору Николаю Васильевичу Денину, доказываю, что в таком-то районе человеку надо оказать помощь, выделить деньги. Хотя есть такие вопросы, которые и губернатор решить не может, тогда обращаемся в правительство и лично к президенту.

— А что и такое бывало?

— Конечно! Два года тому назад я вышел на президента. Тогда была организована первая «прямая линия» с Владимиром Путиным. На площади Партизан стояли передвижные камеры федеральных каналов, и я задал такой вопрос: «Можно ли прожить на пенсию в 3–4 тысячи рублей?» Владимир Путин признал, что у пенсионеров очень низкие доходы, даже «обидно называть такие цифры» и добавил: «те, кто непосредственно воевал, лез под пули, должны всё-таки получать побольше тех, кто находился в тылу». Вопрос обещали решить, только и по сей день всё остаётся на прежнем уровне. Но ведь именно труженики тыла нас одевали, обували, кормили сами полуголодные. Без них, ещё раз подчеркиваю, не было бы победы!

— А дальше, в какие инстанции будете обращаться, если проблема так и осталась нерешённой?

— Попробую ещё раз поднять этот вопрос на заседании всероссийского совета ветеранов. Может быть, в этот раз что-нибудь  получится. Или, например, приезжал к нам недавно товарищ Ковалёв — председатель комитета по делам ветеранов государственной Думы. В ответ на мой вопрос о повышении пенсий труженикам тыла он стал объяснять, что в России представителей данной категории граждан ещё очень много, что денег не хватает у государства, что пришлось пойти по такому пути: пусть каждый регион — область, край, республика — решает данный вопрос самостоятельно. Тридцать регионов вопрос с прибавками решили — добавили к пенсиям участников войны по сто, двести или триста рублей. Всего регионов более восьмидесяти. Считайте сами, решена ли эта проблема в масштабах всей страны? Нет!

— Сергей Алексеевич, понятно, что одна из сфер деятельности Совета — социальная помощь участникам войны, фронтовикам, ветеранам труда. А чем ещё занимается организация, которой вы руководите?

— А второй вопрос, решением которого мы занимаемся, — это патриотическое и морально-нравственное воспитание молодёжи. Об этом я могу до утра рассказывать! Вот хотя бы такой пример. Три товарища: капитан второго ранга Сидоренко, подполковник Урядников, генерал Козлов — все фронтовики, поехали в Суземку на неделю и посетили за это время все средние школы района. Не представляете, какое впечатление осталось у молодёжи после этих визитов! Мне после этого полтора года наверное звонили руководители районных администраций, просили ещё раз ветеранов прислать для общения со школьниками.

Или вот ещё вариант работы с молодёжью, предложенный Евдокией Николаевной Анищенко — председателем Совета ветеранов Советского района города Брянска. Она пошла по другому пути — их организация формирует десант из 10–15 человек, едут в одну из школ Советского района, ветераны расходятся по классам с первого по одиннадцатый, проводят нравственно-патриотические беседы, а потом все вместе собираются в актовом зале на концерт, подготовленный самими школьниками. Был случай однажды — под занавес концерта в одной из школ на сцену вышла маленькая девочка и нежным тихим голосом прочитала:
«Чтоб не болели ваши раны, мы повторяем много раз, живите дольше, ветераны, ведь вас так мало среди нас!» Очень растрогала эта маленькая девочка наш фронтовой десант…

— Скажите, а какая она, на ваш взгляд, современная молодёжь?

— Молодёжь у нас хорошая, вот честное слово! Недавно отдыхал в жуковском санатории, а там ребята «на откорме», веса им не хватает, чтобы в армию идти служить. Вот один парень подходит ко мне и говорит: «Сергей Алексеевич, я знаю, что вы председатель Совета ветеранов, вот подскажите, пожалуйста. У меня мать — библиотекарь, отец — учитель. Живём в деревне. Работы нет. Я через несколько месяцев пойду в армию, дадут мне оружие. Я что, должен защищать Абрамовича? Живём мы бедно, поэтому я сейчас здесь и нахожусь. Ваши фронтовики провожают меня, говорят, что родину надо защищать. А какую родину? Абрамовича? Сергей Алексеевич, подскажите?» Тут и начинаешь ему объяснять, что Абрамович — это точка нашего государства, а не всё государство. А родину свою надо защищать! Это очень тонкие, щепетильные, требующие индивидуального подхода вопросы. Понимаете, расслоение общества у нас. Фронтовики это болезненно воспринимают. Ведь не за это мы воевали, чтобы десять процентов были миллионеры и миллиардеры, а фронтовики, труженики тыла и пенсионеры жили бедно.

Элитные войска

— Сергей Алексеевич, расскажите, пожалуйста, о своей фронтовой судьбе. Чтобы нашим читателям сразу стало понятно, что проблемы, о которых вы сейчас говорите, близки и понятны вам.

— Я родился в Дятьково, в семье рабочих. И дед и отец были хрустальщиками. Мать — домохозяйка. В семье было трое детей. Все мужики, два моих старших брата и я, — фронтовики. Потом считали, сколько у кого наград. До войны я окончил первый курс дятьковского техникума. Когда война началась, я вместе с техникумом был эвакуирован в Саратовскую область, в город Войск. Окончил техникум, но по призыву в армию не сумел защитить диплом. Семнадцатилетним мальчиком ушёл на фронт…

— А где начинали воевать?

— На Калининском фронте. Я служил в воздушно-десантных войсках. Может, поэтому и жив остался. Воздушно-десантные войска во время войны были элитными. Их ещё между собой называли «сталинский диверсант». Берегли нас, не давали врагу. Потом, в 1944 году, нас отправили пехотой в Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию. Вот там уже воевали. Когда 9 мая война для многих уже закончилась, нам ещё три дня пришлось повоевать. Большая группировка немцев не хотела сдаваться под Прагой. И нам три дня пришлось 800 тысяч человек окружать и блокировать. По существу не 9 мая, а двенадцатого мы свои автоматы разряжали до последнего патрона в честь победы.

Всего я прослужил в советской армии семь с половиной лет простым солдатом. Правда, дослужился до высшего сержантского звания — старшина. Служил после войны ещё пять лет. Был участником авиационного парада в Москве в 1948 году. Мы заканчивали парад — шестьсот человек на разноцветных парашютах. Так что Иосиф Виссарионович на нас смотрел!

— Прыжки свои с парашютом считали? Сколько их у вас?

— Я имею порядка 113 прыжков за плечами за время службы в десантных войсках.

— А после того, как закончили свою службу в армии, доводилось прыгать с парашютом?

— После службы, нет. Зато внуки мои, мальчикидвойняшки, пришли как-то  и говорят: «Дед, мы хотим повторить твои подвиги, которые ты совершил как десантник». Пришли и прыгнули!

Богатый дед

— У вас много внуков?

— Я богатый дед. Очень богатый! У меня двое детей. Сын окончил авиационный институт, работает в Москве, в аэропорту Шереметьево. Он хотел быть летчиком, но стал инженером по эксплуатации самолетов. А дочка — врач.

Ещё у меня два внука и две внучки, трое правнуков. В семье я счастлив. Конечно, 6 лет назад я потерял жену, но дети и внуки постоянно со мной, не дают скучать. Квартира у меня большая, пенсию получаю хорошую — за ветерана и Орден Ленина хорошо платят. Не жалуюсь.

А с другой стороны, работа у меня такова, что кабинет мой редко пустует без посетителей. Одни ругаться приходят, другие — жаловаться, третьи — с благодарностью. И такое бывает! Понимаете, четыреста пятьдесят тысяч ветеранов — цифра большая. У многих проблемы. Проблемы надо решать. Например, приходит ветеран ругаться. Он войну прошёл. Он в словах церемониться не будет. И что же будет, если я в ответ ему тоже проявлю несдержанность? Уходить тогда надо будет с общественной работы, даже бежать! Поэтому надо великую сдержанность иметь, великую этику, понимание, чувство, сознание. Как десантник говорю, что надо иметь тормозную систему. Когда хочешь побыстрее спускаться, подтягиваешь стропы, парашют становится меньше объемом и идет быстрее. Когда к земле подходишь и хочешь, чтобы он медленнее спускался, опускаешь стропы. Тогда и приземляешься лучше. Чуткость — это для руководителя закон.

— А чтобы вы хотели пожелать ветеранам в преддверии празднования Дня Победы?

— Мы желаем ветеранам, во-первых, здоровья крепкого и безремонтного. Желаем побольше оптимизма, несмотря на все эти кризисы, захлестнувшие нашу страну. Надо верить, что пройдут трудные времена. Знаете, ведь всем нашим ветеранам уже за 80 лет. И когда нам говорят, что в 2015 году жизнь станет сказкой, мы понимаем, что немногие из нас доживут до этой сказки. Хотя наши ветераны — народ с большой выдержкой, большим терпением, большой надеждой на хорошее будущее. Я сам счастливый внутренне человек. Никогда не думал, что пройду такую войну, когда пришлось видеть, как гибнут наши солдаты — мальчики семнадцатилетние, которые девушек ещё не целовали… Никогда не думал, что после войны мы сможем прожить еще 65 лет. Видимо, что-то  по природе заложено, что помогло прожить и сейчас помогает трудиться и радоваться жизни. Говорят, можно ещё что-то  с меня вытрясти. Есть порох в пороховницах!

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА и из личного архива С.А. ПАНКОВА.

В тему!

В 2005 году издательство «Спец-Адрес» при информационном содействии правительства Российской Федерации, федерального собрания, органов исполнительной власти, ведущих научных и общественных организаций России выпустило очередной, пятый том ежегодного издания «Лучшие люди России».

Продолжая традиции истории государства российского, эта современная энциклопедия рассказывает о самых уважаемых гражданах нашей страны начала третьего тысячелетия. Для того чтобы составить какое-то представление об этом солидном, красочно оформленном и выпущенном довольно приличным тиражом (более ста тысяч экземпляров) издании, достаточно просто перечислить его разделы: «Российская Федерация», «Лидеры российской экономики», «Надёжный бизнес-партнёр», «Мировые открытия, научные разработки, внедрения», «Цвет российской культуры», «Персона», «России славные сыны и дочери».

В разделе «России славные сыны и дочери» о Сергее Алексеевиче Панкове сказано коротко, но довольно ёмко: «Ветеран Великой Отечественной войны. Первый зам. председателя областного совета ветеранов (на момент выхода энциклопедии). 35 лет трудился на общественно-выборной работе. 17 лет был первым секретарём Унечского райкома партии. Район был награждён Государственным знаменем, вручённым на вечное хранение. Имеет двадцать правительственных наград». Так энциклопедично коротко и ясно. Но ведь за этими словами 89 лет жизни!

Правда, хвалиться Сергей Алексеевич своими наградами не любит. Ветеранский пиджак с медалями надевает не чаще двух раз в год — на День Победыи 17 сентября. Говорит, тяжёлый очень, неудобно в нём. А на вопрос о внесении его фамилии в список лучших людей России он, улыбаясь, отвечает: «Я как посмотрел! Кобзон Иосиф, президент Путин, известный доктор Леонид Рошаль…и тут же Сергей Алексеевич Панков. Право, был удивлён».

Просмотров: 1074