Венский Бал глазами брянской гостьи

Читатели «Брянской ТЕМЫ» хорошо знакомы с нашим постоянным автором, экспертом-искусствоведом Ириной Злотниковой. В декабрьском номере вы могли прочитать её статью об истории ёлочных украшений — неизменных атрибутов новогодней сказки. А в конце января Ирина сама попала в сказку. Её, первую из Брянска, пригласили принять участие в Русском бале, который в третий раз прошёл в бальной столице — Вене. Впечатления нашей золушки перед вами.

Однажды… Да, именно с этого должны начинаться все восхитительно-волнующие события в жизни. Так вот, однажды я открыла свой электронный почтовый ящик и с удивлением обнаружила приглашение на моё имя. Название и место назначения уже кружили голову — Русский бал в Вене! Итак, я еду на бал. Билеты куплены, гостиница забронирована, шикарное бальное платье сшито (в приглашении оговаривался строгий дресс код), туфельки заготовлены…

В день моего отлёта Москву накрыл густой туман. Свет фонарей на взлётной полосе жёлтым маслом растекался в воздухе. В иллюминаторе тускло светилось крыло, с которого сбивали ледяную корку. Через два с половиной часа полёта аэробус приземлился в ночной столице Австрии. А дальше обычная суета: такси, гостиница, оформление… Скорее бы в номер и хорошенько выспаться перед балом…

«Кусочек Штрауса» на память

Утро было восхитительным. Четыре градуса тепла, по-весеннему ярко голубое небо и воркующие голуби. Я должна была успеть посмотреть город, выпить венского кофе и, конечно же, не опоздать на бал. Мой отель Radisson SAS находится на исторической Ringstrasse, на противоположной стороне которой расположен вход в Городской парк. Из-под елового лапника, лежавшего на газонах, выглядывали нежно-лиловые анютки. Благообразные австрийские дамы (как-то язык не поворачивается назвать их бабушками) чинно прогуливались с миниатюрными мопсами возле мраморных памятников учёным, композиторам и писателям. Какой-то прохожий длинной палкой вылавливал из воды прошлогодние листья, и перламутровые селезни грелись на солнышке, стоя на кромке льда в центре пруда.

Над всем этим царством покоя и умиротворения парил золотой Штраус в окружении мраморных русалок. Именно эта золотая фигура является объектом необъяснимого притяжения для туристов. Каждый из них непрерывно щёлкает затвором и норовит привезти на Родину кусочек Штрауса. Так продолжалось до тех пор, пока однажды бедняга не покрылся чёрными пятнами. А золотить статую заново пришлось японскому посольству, поскольку полицией за сим злодеянием был застигнут турист именно из Японии.

Венский пьянчужка Августин

Старая Вена очаровывает и восхищает. Величественная имперская архитектура мирно уживается с бунтарским авангардом. Стены древней романской церкви можно увидеть за стеклом на станции метро, а отражения шпилей готического собора — в зеркальных стёклах современного Haas Haus. Для истинного ценителя Вена — настоящий праздник. Всё в ней: от древних церквей до сокровищницы Габсбургов, от Венской оперы до Павильона бабочек, от шедевров художественно-исторического музея и Albertina до музея липицких лошадей — живет духом добрых традиций и старины.

Каждая достопримечательность непременно сопровождается старинной легендой. например, главный венский собор Святого Стефана (Stephansdom). Строитель его второй башни обратился за помощью к нечистой силе, но не выдержал условия договора — не называть имя Богородицы в течение года. Он нарушил его, окрикнув по имени свою невесту Марию, в итоге башня так и осталась недостроенной, а собор приобрел красивую историю.

Возле собора мне довелось стать свидетелем торжества, на которое в Stephansdom съехались представители австрийских земель. мужчины и женщины — и юные, и пожилые — были одеты в национальные костюмы. Они совершенно не были похожи на ряженых и не чувствовали себя таковыми. В каждом взгляде, каждом шаге ощущалась гордость за свою землю, свой город. К слову сказать, самым модным и элегантным вечерним дамским туалетом в Вене считается национальный костюм. Чем не прекрасный повод для размышления…

Кстати, отличительной чертой характера венцев является оптимистическое отношение как к жизни, так и к смерти. Один из любимых жизнеутверждающих городских героев — знаменитый Августин, тот самый «Ах, мой милый Августин, Августин, Августин», венский пьянчужка. Во время эпидемии чумы его, лежавшего на улице мертвецки пьяным, приняли за жертву и отвезли в общую могилу. Очнувшись утром в столь холодной в прямом смысле слова компании, он от ужаса начал играть на волынке, вместе с которой его и похоронили. Услышав трубный глас из-под земли, испуганные жители откопали Августина, вернули его на свет Божий и сочинили песенку. А сам Августин всё же умер. Через пятнадцать лет. От пьянства.

На бал кони ходят?

Венский ветерок постоянно доносит запахи кофе и лошадей. Упоительный аромат свежезаваренного венского кофе (не путать с «кофе по-венски»!) исходит из множества маленьких кондитерских магазинчиков и кафе. Аппетитные пирожные, торты и сладости выставлены в стеклянных витринах, маня прохожих отведать хоть маленький кусочек. В кондитерской Demel, где на ваших глазах за стеклом кудесники-кондитеры создают очередной сладкий шедевр, можно попробовать засахаренные лепестки розы и фиалки. Самый знаменитый венский торт Sacher, названный в честь его создателя, подают в уютном кафе одноименного отеля. Кофе непременно предложат запивать холодной водой, которая так прекрасно оттеняет каждый ароматный глоток. Кстати, о воде, её можно пить прямо из-под крана. Хитроумные венцы восстановили древний римский акведук (слава великому Марку Аврелию!), и в город поступает чистейшая горная вода.

А лошади, лошади в Вене повсюду. Именно здесь находится знаменитая школа верховой езды, где дрессируют лошадей липицкой породы (из города Липицы, а не из Липецка). Они рождаются чёрными, к трём годам становятся серыми в яблоко, а к семи — белоснежными. И дрессируют только жеребцов, так как кобылы не поддаются никаким уговорам.

Карета, запряжённая лошадью, — это привычный для города вид транспорта. Вдоль соборов и дворцов стоят вереницы лошадей, покрытых попонами и запряжённых в открытые фиакры и закрытые кареты, а возле них деловито суетятся извозчики, одетые по погоде, но непременно в старинных котелках на головах. И если бы не забота о предстоящем бале, я не удержалась и прокатилась бы с ветерком.

Несмотря на множество ярких впечатлений, Вена ни на минуту не давала мне забыть о предстоящем бале. Город кружится в вихре вальса, давая триста балов в год! Императорский бал в Хофбурге, бал в Венской Опере, бал в Курсалоне, Московский бал, Бал дебютанток, Бал юристов, офицеров, врачей, Красного Креста, различных землячеств и множество других.

Танцы, трюфели, вино …

Русский бал в Вене, на который я была приглашена, проводился в третий раз. Первый состоялся в январе 2007 года и сразу громко заявил о себе, заняв шестое место в рейтинге венских балов. Идея проведения Русского бала принадлежит Наталье Хольцмюллер, коренной жительнице Санкт-Петербурга, выпускнице Ленинградской консерватории, создателю и редактору журнала «Музыка в СССР», которая решила возродить традицию русских театральных балов. Идею поддержал маэстро Валерий Гергиев. Вот уже третий бал проходит под его покровительством и при непосредственном участии.

Место, выбранное для его проведения, является настоящим олицетворением истории — это резиденция австрийских императоров династии Габсбургов дворец Хофбург (Hofburg). Архитектурный ансамбль, состоящий из большого числа величественных зданий разных эпох и стилей, ослепляет своей красотой. Здесь когда-то Наполеон сделал предложение дочери австрийского императора, в Хофбурге танцевал Венский конгресс и здесь же принимали всех сильных мира сего, если они приезжали в Вену.

Наконец-то все приготовления закончены, теперь пора и на бал! Гости начали собираться в назначенное время — в 20.00. Кто-то приходил пешком, кто-то приезжал на такси, а иные — в каретах: дамы были в длинных вечерних платьях, мужчины в тёмных фраках. На парадной лестнице гостей встречали и провожали рыцари, пажи, дамы в пышных кринолинах. Постепенно анфилады, предшествовавшие Тронному залу Хофбурга, заполнялись гостями. Струнный квинтет играл мелодии из старых советских фильмов, сновали ловкие официанты в красных жилетках и белых париках с косичкой, разнося меж гостей шампанское (исключительно Брют превосходного качества), фуа-гра и икру. Желающие могли осмотреть ювелирные украшения Mazbani, выставленные в нескольких витринах, на стены проецировались сцены из балетов Мариинского театра.

Когда в 21.00 вдруг распахнулись двери и звуки прекрасной и торжественной музыки наполнили пространство, перед взором приглашённых открылся сияющий великолепием Тронный зал: роскошные люстры — подарок Русского Императорского Дома австрийскому императору, стройные коринфские колонны цвета «кофе с молоком», сказочная лепнина под потолком…

Традиционная программа балов включает в себя полонез дебютантов и «танцы до упаду». В этом Русский бал отличен от множества других балов. Помимо танцев, гостям был предложен лёгкий изысканный ужин, который включал: «Биф тартар» (штирийская говядина с перепелиными яйцами и чёрными трюфелями), шербет Crimson Sweet Melon с «Царской» водкой и жасмином, молочную телятину с чечевицей, тыквой и соусом мокко, крем-брюле с шоколадом и черникой, шампан. Буклет и миниатюрные пуанты — в память о бале ское Laurent Perrier и вина Lenz Moser.

Праздник для меломанов

Однако главным событием Русского бала, ради которого сюда стремятся гости из России, Франции, Германии, Великобритании, США и Австрии, являются не танцы и ужин по рецептам царской кухни. Настоящее эстетическое пиршество этого вечера — концерт артистов Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева. Сюрпризом стало совместное выступление австрийского оркестра «Амбассад» и «Мариинского Брасса». Приехал на бал и знаменитый скрипач Максим Венгеров, который сменял Валерия Гергиева за дирижёрским пультом.

Концерт открылся торжественным полонезом из оперы «Евгений Онегин», был продолжен «Гимном Великому городу» Р. Глиера и «Шествием князей» из оперы «Млада» Н. Римского-Корсакова.

Символом третьего Русского бала в Вене была выбрана Жар-птица. Специально для бала в Хофбурге известный русский художник Иван Глазунов разработал её эскиз, старейшая австрийская фирма «Лобмайер» изготовила памятный хрустальный кубок «Жар-птица» , который был вручён прославленному маэстро Валерию Гергиеву после торжественного шествия участников концерта в начале бальной церемонии.

Если Валерий Абисалович не стоял за дирижёрским пультом, то находился в непрерывном общении: подходили русские бизнесмены, представители Осетии со словами благодарности за поддержку и за Бесланский концерт, пресса и телевидение, которые рады любой возможности взять интервью у Гергиева, просто почитатели и ценители таланта великого дирижёра. Благодаря участию и поддержке Валерия Гергиева появилась возможность проведения такого прекрасного праздника русского искусства в Вене. И возникало ощущение, что люди пришли в гости к маэстро Гергиеву и что именно он даёт бал.

Гости бала смогли насладиться прекрасной музыкой Г. Свиридова, Д. Шостаковича, И. Брамса, П. Чайковского, С. Прокофьева и, конечно же, И. Штрауса. «Болеро» М. Равеля, исполненное «Мариинским Брассом», звенело каждой нотой, отражалось от хрустальных подвесок люстр и рассыпалось по залу драгоценными жемчужинами. Балет Мариинского театра исполнил Испанский и Польский танцы из балета П.И. Чайковского «Лебединое озеро», а завершили выступление солисты Мариинского балета В. Терешкина и А. Сергеев взрывом страсти в «Танго» А. Пьяццолы.

Атмосфера праздника не оставила никого равнодушным. Первый вальс бала «Метель» Свиридова был исполнен галантными преподавателями танцевальных клубов GallaDance. Гости танцевали польки, полонезы и кружились в вальсе. С удовольствием участвовали, не взирая на возраст, в самых любимых бальных развлечениях — в «Вальсе знакомств», «Летке-енке», «Ручейке» и «Кукушке», забавно наряжаясь в парики, латы и какие-то немыслимые костюмы.

Бал предоставил гостям возможность наслаждаться не только музыкой, но и изысканным общением. Мои соседи за столиком, супружеская чета Тамара и Леон Островские, оказались известными австрийскими собирателями русской иконы, и беседа от музыки плавно перетекла к иконописи, ее красоте, символичности и значении для русского человека.

***

Бал завершился в четыре часа утра. Гости покидали Хофбург. Я не спешила поскорее добраться до отеля. Ночная Вена прекрасна. Открыты небольшие ресторанчики, дамы в накинутых на плечи шубках, держа под руку своих кавалеров, возвращаются с балов, постукивая каблучками и шелестя шелком; мерцают огни иллюминаций, слышна музыка.

Возвращаясь с бала, мне казалось, что сегодня ожили персонажи древних легенд и старинных картин, став почти реальностью, заставив хоть на мгновение забыть о повседневных заботах и почувствовать себя героиней старинной сказки. А напоминанием о том, что волшебный бал в Вене был всё же наяву, мне будут служить маленькие пуанты — презент от устроителей бала. Ведь свои туфельки я стоптала на балу…

Ирина ЗЛОТНИКОВА.
Фото автора.

Просмотров: 1142