158 см отваги

«А по ней и не скажешь…» — ловишь себя на мысли при виде кандидата в мастера спорта по парашютному спорту Марины Кащавцевой. Небольшой рост, длинные русые волосы, плавные линии фигуры… Очень женственная, мягкая, даже домашняя… И только задорные искорки в небесно-голубых глазах выдают запрятанные эмоции отважной и волевой натуры… Ей удалось то, чем немногие из нас могут похвастаться, — осуществить свою мечту!

Марина — спортсменка в самом опасном виде парашютного спорта — купольной акробатике, единственная в России девушка-воздушный оператор и на её счету 631 прыжок. Так и хочется воскликнуть заезженную телефразу «А вам слабо?»

— Я с детства хотела прыгнуть с парашютом. Посмотрела наш фильм «Парашютисты» с Еленой Яковлевой и Борисом Невзоровым и заболела… А однажды на Дне города видела как на Набережную приземлялись «на точность» парашютисты Брянского аэроклуба. Меня так это поразило! Когда училась на пятом курсе строительного факультета БТИ, услышала по радио объявление, в котором всех желающих приглашали прыгнуть с парашютом. Записала телефон, позвонила, собрала все необходимые медицинские справки, прошла обучение и…меня не пустили!

— Почему?

— Основные причины — не очень хорошее зрение и лишний вес. Боялись, что при приземлении связки на ногах порву. Я уже чуть не плакала, и тогда наш медик Антонина Николаевна за руку привела меня к начальнику аэроклуба. Он стал расспрашивать меня: зачем я хочу прыгать, где учусь… И когда узнал, что у меня специальность «строительство дорог и аэродромов», дал «добро».

— Ну и как первый прыжок?

— Знаете, есть такой анекдот: если у вас не получается с первого раза, парашютный спорт не для вас. Почти про меня. Первые прыжки выполняются на парашютах с принудительным открытием. Их в народе называют «дубами». А на груди закреплён запасной парашют, который автоматически срабатывает на раскрытие при высоте от земли 350–400 метров. Его надо не забыть расчековать, чтобы он не раскрылся. Я забыла. Засмотрелась по сторонам, лечу, эмоций море… И вдруг «тр-р-р-р, хлоп…», перед носом запаска открылась. Ужас! Нас же сто раз предупреждали!!!

Приземлилась всей своей массой, как тунгусский метеорит. Стою такая в облаках из бязи, шлем набок съехал, по сторонам оглядываюсь… А у нас в клубе есть один такой парашютист Валерий Кожухов, очень скептически настроенный в отношении новичков. Когда я к прыжку готовилась, он подошёл и говорит: «Ну, зачем ты прыгаешь, ты же заболеешь…» Я вся в волнении как-то  к его словам не особо прислушалась. А тут вижу, смотрит на меня, взъерошенную, ошалелую, и констатирует: «Всё, заболела!»

— А родители как отреагировали на твой поступок?

— А они не знали. Я всё скрывала и маме рассказала обо всём уже после третьего прыжка. Она, зная мою увлекающуюся натуру, всерьёз не восприняла: так очередная дочкина блажь… Папа мой живёт в Украине и он тоже долгое время не мог поверить, что его дочь стала всерьёз заниматься парашютным спортом. И сейчас, как приеду, родственники охают да ахают… Хотя я с детства была, хм, активным ребёнком. В начальных классах у меня к дневнику прилагалась специальная тетрадочка для замечаний. Мама в школу, как на работу, ходила. Помню, я лет в шесть спросила её, почему у меня нет братика или сестрички, на что мама, закатив глаза, ответила: «Ты мне одна десятерых заменяешь!»

Под крылом парашюта…

— После первого прыжка когда последовало продолжение?

— Через неделю прыгнула в один день два раза. Получила третий разряд. А потом начался диплом в институте, устройство на работу… Я — военнослужащая пограничного управления. Было не до прыжков, но мысленно я всегда на аэродром возвращалась…

В тот год я прыгнула ещё пять раз и в общем-то была, как у нас говорят, «парашютист выходного дня». А потом после долгого перерыва вернулась. Первым моим инструктором был Александр Владимирович Елтышев. Я его просто достала своими расспросами, что да как, да сколько раз надо прыгнуть на «дубе», чтоб дали «крыло». Тогда о серьёзных занятиях не думала, решила, что буду прыгать для удовольствия, а там как получится. Главное для меня было находиться в удивительной атмосфере аэроклуба. Здесь же всё построено на взаимном доверии. Ты доверяешь человеку, который укладывает твой парашют, технику, который готовит к вылету самолёт, лётчику, который должен «выбросить» тебя именно там, где нужно. Отношение к начинающим очень дружелюбное. Все готовы помочь, объяснить, поддержать…

— Сколько прыжков нужно было выполнить, чтобы тебе разрешили прыгать затяжной прыжок на управляемом парашюте?

— На то время 50 прыжков и из них 35 прыжков в течение одного года. У меня появилась цель — «крыло». Поехала с нашими спортсменами Сергеем Кривавичем и Дмитрием Половцевым в Коломну на «буги». Это когда парашютисты съезжаются со всей страны и даже из-за рубежа и в течение нескольких дней совершают серию прыжков. К тому времени я излазила весь Интернет в поисках информации о парашютном спорте. Изучала модели парашютов, спортивные дисциплины… Поскольку самостоятельно прыгать на крыле я ещё не могла, мечтала о «тандеме». В Коломне есть спортсмен, победитель многих международных соревнований Василий Родин, который к тому же один из лучших тандем-мастеров. Два метра роста, пареньбогатырь… Ну, думаю, такой меня точно выдержит, не разобьюсь… Прыгнули. 4 000 метров, с вертолёта, ответственности никакой, лети, наслаждайся!

Приземлились и я поняла: хочу «крыло»! Стала набирать прыжки, знакомые ребята выписали для меня из Америки подержанный парашют, сшила новый комбинезон… Я долго металась, определяясь, каким видом парашютного спорта хотела бы заниматься. Как та обезьяна в анекдоте «и к умным, и к красивым». Пробовала и фрифлай — объёмные фигуры в свободном падении, и групповую акробатику — построение фигур «на пузе»)… А потом у нас в Брянске образовалась команда купольщиков…

 — Это кто такие!

— Ой, самые что ни на есть «отморозки»! Купольная акробатика — самый рискованный вид парашютного спорта. Это когда спортсмены, выпрыгивая из самолёта, практически сразу раскрывают парашюты и начинают строить различные фигуры. Со стороны кажется, что они сидят друг у друга на куполах. Это очень опасно! Надо следить, чтобы парашюты на задели друг-друга, стропы не перепутались и при этом нет страхующих приборов. Существует два вида купольной акробатики: перестроение (собирание фигур) и ротация, когда спортсмены перестраиваются в воздухе сверху вниз. Я однажды с земли сняла нашу «четвёрку» купольщиков — Александра Козленка, Алексея Поваренко, Павла Борбачёва и Павла Антоненкова.
Показала фотографии. Ребятам понравилось и они предложили мне прыгать с ними в команде в качестве воздушного оператора. Попробовала. Понравилось. Прыгаю до сих пор.

— А в чём состоит твоя, как оператора, задача?

— Я выпрыгиваю крайней. Снимаю ноги всех выходящих, чтобы никто раньше времени не вышел, слежу за построением фигур, считаю перестроения, летаю сзади и всё снимаю. Прошлым летом в Коломне на чемпионате России мы заняли четвёртое место в ротации и получили звания «кандидат в мастера спорта». Там же я узнала, что на сегодняшний день являюсь единственной в стране женщиной-воздушным оператором, снимающим купольную акробатику. Вот! А ещё наша команда установила своеобразный рекорд Брянской области по купольной акробатике — фигура из пяти человек. Пятая я. И это учитывая, что у нас в области вообще 15 лет не было команды парашютистов, как таковой. Наши инструкторы были в восторге!

Парашютотерапия

— Марина, два года назад ты едва не попрощалась с парашютным спортом?

— Было дело. Утром проснулась и не смогла двинуться с кровати. То ли застудила спину, то ли потянула — не знаю. Загремела в госпиталь, еле ходила, а о прыжках не могло быть и речи! Нашла покупателей на всё своё парашютное барахло. Но друзья из Коломны посоветовали не горячиться, а приехать к ним, взять парашют большей площади, чем мой (чтобы открывался мягче и приземляться не так жёстко), одеть корсет и прыгнуть. А потом решить, что делать дальше. Представляю, что сказал бы мой врач, если бы я свои планы ему озвучила! Но я последовала совету друзей и… прыгаю до сих пор.

— Расскажи о самых запоминающихся прыжках.

— На самом деле их много. В прошлом году прыгали показательные выступления над стадионом в Белых Берегах. Тогда, честно признаюсь, было мне страшновато. Вылетали с аэродрома — небо ясное, а прилетели на место — всё затянуто облаками. Причём довольно низкими — 400–450 метров. То есть после выхода из слоя облачности времени сориентироваться на точное приземление в обрез. А с самолёта, естественно, стадион не был виден вообще. Спасибо нашему лётчику Михаилу Трофимовичу Лебеденко. Он — настоящий профессионал и сумел выбросить нас прямо над местом приземления.

Прыгали с вытяжным парашютом «медузой» уже держа его в руке. Причём тонкость этого прыжка заключалась в том, что «медузу» надо было выкидывать сразу после отделения от самолёта, чтобы он раскрылся в потоке воздуха от винта самолёта. Потому что в облаках ветра-то нет. Я не сразу решилась, но когда прыгнула, ощущения испытала необыкновенные. Сюрреализм: летишь в тумане — непонятно где небо, где земля… И вдруг облака расходятся, перед тобой переполненные трибуны стадиона, и всё смотрят снизу вверх, как ты красиво приземляешься на заданную точку… Аплодисменты!

Ночные прыжки очень интересные, на воду приходилось прыгать. День ВМФ таким образом отмечали. Приземлялись в Десну напротив бассейна РОСТО. Тут важно отцепить вовремя парашют, чтобы он тебя не утопил.

Однажды выполняли показательные прыжки на Кургане Бессмертия. Приземлялись чуть ли не в толпу народа. Тут-то я себя птицей и почувствовала: лечу и гажу, лечу и гажу… Но я-то ничего, ровнёхонько в клумбу села, а вот Мишка наш какую-то женщину «обнял».

А прошлым летом у одного брянского банкира был день рождения, и его сотрудники «заказали» парашютистов в качестве сюрприза имениннику. На хвост самолёта прикрепили длинный флаг «С днём рождения», а нам надо было приземлиться на поляну возле озера где-то  между Свенью и Брянском II, где проходил пикник, и поздравить виновника торжества. То озеро, кстати, называется Марианна, и наши ребята сказали, что я должна обязательно прыгнуть. Мы себя украсили длинными лентами, в полёте это очень красиво смотрится… Я с самолёта смотрю: поляна малюсенькая с пятак величиной. С одной стороны лес, с другой — озеро. Ну ничего, приземлились куда надо, и банкир этот был очень впечатлён таким подарком. Ну и всегда радуют «колбасные прыжки» — это мы так называем прыжки для души, а не «по работе»…

— Какие приметы есть у парашютистов?

— Перед прыжком не фотографироваться и не сниматься на камеру. В прошлом году на чемпионате Брянской области со мной произошёл случай, который эту примету подтверждает на сто процентов. Мы готовились к прыжку и нас стало снимать местное телевидение. Я — девушка, отмеченная необычайной скромностью, бросилась позировать, речи умные говорить… Взлетаем, ждём команду пилота, а тот, соответственно, ждёт команды по рации снизу… Мы должны были прыгнуть втроём, построить фигуру и приземлиться «на дальность» между флажками. Пилот даёт нам сигнал, мы прыгаем, я смотрю на землю и вижу, что наш аэродром вообще где-то  в стороне. Сергей Бурлаков сел на автобазу на «Мечте», а мы с Владимиром Жогой — в лес. До аэродрома шли три дня лесом, три дня полем… И, конечно, во всём обвинили меня. Дескать, нарушила примету. А вообще у пилота что-то  со связью случилось…

Ну и талисман у меня есть. Подвеска — золотая шпилька. Копия в натуральную величину «парашютной» шпильки. Видите, тут написано Marik. Это меня так ребята называют. Я свою шпильку никогда не снимаю.

Сила слабого пола

— Марина, вот знакомишься ты с молодым человеком, начинаешь рассказывать о себе, доходишь до прыжков и…

— Бедный, хватает ноги в руки и наутёк! А если честно, то несколько раз почти так и было. Я уже учёная, сразу всё не выкладываю. Начинаю издалека: читать люблю, вяжу, вышиваю, макраме занимаюсь, ну и там… с парашютом прыгаю. Кого-то это может и напрягает. Трудно чувствовать себя сильным мужчиной рядом с такой девушкой. Хотя у нас в клубе есть пары, когда жена — парашютистка, а муж — нет.

Между прочим, некоторые парни даже отваживались поехать со мной на аэродром и сделать прыжок. Правда, потом одни плавно испарялись и из аэроклуба, и из моей жизни, зато с другими мы стали настоящими друзьями. И они благодарны мне за то, что я их «подсадила» на прыжки.

— А какие качества для тебя привлекательны в мужчине?

— Чувство юмора должно быть обязательно. Я и сама, конечно, могу шутить. Но в одну сторону как-то  неинтересно… Подружки говорят, что я влюбчивая ворона. Я и правда каждый раз влюбляюсь и каждый раз навсегда. Мне нужно внимание, чувство того, что я нужна, а не просто для того «чтобы было». Не люблю, когда обещают и не делают. Не люблю непунктуальных. Если опаздываешь, то есть же телефон, можно позвонить и предупредить. Не люблю ждать и догонять.

— А про вязание, вышивку и макраме — это такие девичьи шуточки?

— Всё серьёзно! Вяжу давно, в школе даже на выставках побеждала. Макраме одно время увлекалась, а в прошлом году впервые взяла иголку с пяльцами. Вышиваю сейчас бисером икону с Ангелом-хранителем. Крестнику на день рождения подарю. В прошлом году участвовала в конкурсе вышивок, который проводил магазин «Дамские рукоделия» в Бежице. Вышила Нефертити и Тутанхамона. Дело было под новый год и, чтобы никого не обидеть, места не присваивали. Просто всем участницам подарили по паре наборов для вышивания. Вот уже год не слезаю с иглы! Даже в перерывах между прыжками умудряюсь прямо на поле сидеть с пяльцами под удивленными взглядами окружающих. Сейчас в мае будет ещё конкурс — тружусь над пионами. Вообще, я если чем-то  заинтересуюсь, сразу начинаю сама пробовать и стремлюсь вникнуть во все тонкости.

И читать я очень люблю. Люблю запах новой книги или журнала, газеты… Недавно мне в руки попалась книга Януша Вишневского «Одиночество в сети». Прочитала просто взахлёб. Там история любви в Интернете. Были места, где и осмеяться можно, и слёз не удержать… Сейчас мучаю трилогию Владимира Войновича про похождения Чонкина.

Ну и фильмы хорошие смотрю. Особенно, где про прыжки есть. Таких не много, а тех, которые сняты достойно, вообще единицы. Вот взять «На гребне волны» с Киану Ривзом. Профессионалу сразу ясно, что съёмки прыжков не настоящие. Скорее всего, артисты висели над аэродинамической трубой, а весь антураж компьютерный. И сцепку с другими парашютистами человек, прыгающий в первый раз, ни за что не сделает! А вот в моём любимом фильме «Затяжной прыжок» с Томом Беренджером и Даниелом Болдуином всё снято по правде и в реальном времени. Я даже зауважала этих актёров. Кстати, и Александра Яковлева в «Парашютистах» сама прыгала. А ещё «Бриджит Джонс» обожаю. И Рене Зельвеггер «прыгает» во второй части.

Мисс улыбка

— На Бриджит Джонс ты, кстати, сама похожа. А расскажи, как тебя на конкурс красоты «Мисс Граница» занесло?

— В 2004-м году начальство решило меня послать в Воронеж, где проходил конкурс. Я и ещё две девчонки ехали представлять наше славное Брянское управление. В первую очередь, надо было рассказать о себе, службе и быте. На меня напало вдохновение (к мужчине-поэту приходитмуза, акомнепришёлмузык), имысдевчонками сочинили шуточное стихотворение, в котором всё и описывалось. Были также всякие разные конкурсы, и в итоге я стала обладательницей титула «Мисс Самая Милая Улыбка».

— А что там за история с передачей «Жди меня»?

— Несколько лет назад не могла от неё оторваться. Взахлёб рыдала над судьбами людей. А однажды ведущие сказали, что программа нуждается в добровольных помощниках. Я по Интернету написала, что готова помочь. Мне прислали адрес в Сельцо, написали историю. Нужно было найти женщину, письма от которой в последний раз поступали с искомого адреса. Я отправилась на поиски. В Сельцо не оказалось такого дома на этой улице. Расстроилась, но отрицательный результат тоже результат. Пишу об этом отчёт, а в Москве информацию передают тому, кто ищет. Оказалось, что Сельцо есть и в Дятьков-
ском районе. Села на автобус, нашла и улицу, и дом, и человека. Так было приятно увидеть радость этой женщины!

— Ты ведь ещё и машину водишь?

— Это ещё одна моя страсть. На своём Hyundai Getz одна съездила к отцу в Донецкую область. По дороге остановилась у друзей-парашютистов в Киеве. Потом поехала дальше, а как добралась, шлю им гневную смску: почему не поинтересовались, как доехала? А они мне: Марин, посмотри на себя, ты же куда хочешь на чём хочешь доедешь!

— А, кстати, куда мечтаешь доехать?

— На чемпионат Европы по парашютному спорту, который пройдёт в этом году в Нидерландах. Ищем спонсоров. Может кто-то  прочитает эту статью и решит нам помочь? Со своей стороны гарантируем креативный пиар и обещаем «отработать» показательными выступлениями.

— Марина, ты хоть чего-нибудь  боишься?

— Страшно было… на самолёте лететь. Как пассажир, без парашюта. Сидела ещё напротив крыла, а оно в полёте подрагивает… Ужас!

— Ну и взяла бы с собой парашют.

— Ага, людей пугать! Как в том анекдоте, когда стюардесса объявляет: вас приветствует наш командир, лётчик первого класса, заслуженный мастер по парашютному спорту…

— Снова шутишь! А на самом деле, какая она, Марина Кащавцева?

— Стараюсь быть интересным человеком, чтобы окружающим со мной было нескучно. Стараюсь оставить о себе только приятные впечатления. Но могу быть и злючкой… А так я белая и пушистая. В глубине души, где-то  очень глубоко… если вывернуть наизнанку — можно увидеть!

Наталья ТИМЧЕНКО.
Фото Игоря РЕДЬКИНА и из личного архива Марины КАЩАВЦЕВОЙ.

Фото на обложку снято в профессиональной фотостудии «Фреш». пр-т Ленина, 67, оф. 308. Тел. (4832) 606-808

Просмотров: 1633