Знакомьтесь: доктор лошадь!

В дословном переводе с греческого иппотерапия — это «лечение лошадью». Ещё Гиппократ утверждал, что больные люди быстрее выздоравливают при верховой езде, а меланхолики расстаются с чёрными мыслями. Правда, Гиппократ жил в пятом веке до нашей эры, а вот для маленьких пациентов Брянского областного центра реабилитации детей-инвалидов и их родителей буквально до недавнего времени иппотерапия так и оставалась загадочным словом иноязычного происхождения. К счастью, ситуация изменилась. Недавно в Брянске начал работать единственный в области Социально-реабилитационный центр иппотерапии. Корреспондент «Брянской ТЕМЫ» побывал на одном из занятий.

Первый раз немого страшно. Особенно если тебе шесть лет, а ноги совсем ещё не научились держать такое хрупкое и в тоже время накрепко скованное параличом тело. Но в то же время это так волнительно и очень интересно. Перед тобой настоящая лошадь! Которую раньше видел только на цветных картинках в любимых детских книжках… Лошадь зовут Фигаро. Детей уже успели познакомить с их новым живым «тренажёром». Нет, всё-таки тренажёр — это как-то   формально и не вполне точно звучит, хотя, по сути, так оно и есть. Но на самом деле малышей познакомили с их новым другом — самой доброй и спокойной лошадью в конюшне конно-спортивного клуба «Казачок». Только такой вот флегматик и может работать с инвалидами, чтобы (не дай Бог!) не навредить своим жеребячьим баловством хрупкому из-за болезни телу ребёнка.

Пациентов, ожидавших терапии доктора Лошади, сегодня пятеро — мальчики и девочки, малыши и подростки. Все пришли с родителями. Общее у детей одно: желание побороть любым способом этот злой недуг — детский церебральный паралич. Почти для половины ребят этот июльский вторник навсегда останется в памяти самым ярким воспоминанием лета — первой прогулкой на лошади. Настоящей лошади. Вместо привычной инвалидной коляски.

Не развлечение, но работа…

Занятие по лечебной верховой езде существенно отличается от обычной конной прогулки или традиционного катания на лошадях в городских парках. Реабилитолог и инструктор Центра Елена Сухорученкова признаётся: «Мне кажется, выражение „покататься на лошади“ не совсем точно подходит для определения иппотерапии, хотя сама я использую это выражение, чтобы детишкам понятнее было, чем им предстоит заниматься. Сами малыши, безусловно, воспринимают занятия как некоторого рода игру. Но на самом деле это вовсе не беззаботные конные прогулки, не развлечение и не забава, а невероятно тяжёлый труд. К слову, расскажу один случай. Когда мы впервые приехали в конно-спортивный клуб «Казачок», чтобы провести с детьми первое занятие по иппотерапии, то с нами приехал врач-невропатолог Центра реабилитации детей-инвалидов, чтобы понаблюдать и проконтролировать процесс лечения. Когда мы закончили занятия с детьми, доктор попросила, чтобы и её тоже покатали, чтобы по собственным ощущениям узнать, что чувствует ребёнок, оказавшийся на лошади. Она попробовала сделать элементарные упражнения под руководством инструкторов:
руки вперёд, в стороны, вверх — и воскликнула: «Боже мой! Неужели это так тяжело! Даже для взрослого и физически здорового человека сделать простые упражнения в седле — огромная сложность. Не говоря уже о детях, которым порой шаг сделать — непосильный труд».

Как правило, стандартное получасовое занятие по иппотерапии включает в себя посадку ребёнка на лошадь, основное занятие под руководством двух инструкторов, спешивание. Затем следует кормление или благодарение животного простым поглаживанием по короткой и жёсткой шерсти. Детям это очень нравится. Правда, некоторые из-за ограничений физических возможностей не выдерживают всех тридцати минут процедуры.



«Первое занятие — очень напряжённое», — продолжает рассказывать о своих наблюдениях за процессом реабилитации маленьких пациентов Елена Игоревна, пока Фигаро отдыхает в ожидании следующего наездника. — Впервые оказавшись на лошади, ребёнок чувствует себя как на пороховой бочке. Его сопровождает вполне естественный страх: а вдруг через секунду случится что-то   ужасное, вдруг он упадёт или лошадь побежит слишком быстро. Поэтому в этот момент ребёнка нельзя перегружать. От процесса лечения должны оставаться только приятные впечатления. Когда дети плачут, мы стараемся сразу же прекращать занятие, потому что у ребёнка в памяти непременно останется последнее впечатление: он плакал, значит, лошадь — это плохо. Малыш будет бояться и животного, и самой процедуры. Поэтому мы стараемся до такой ситуации не доводить. Посидел в седле два круга — уже хорошо. Ребёнок получил положительные эмоции, и на этом эмоциональном подъёме надо спешивать. Тогда малыш поймёт: он сам чего-то   добился, смог что-то   сделать».

Доктор, подкованный во всех отношениях

— Тяжело ли вообще проходят занятия по иппотерапии и кто больше всех работает в связке ребёноклошадь- инструктор?

— Конечно, тяжело. На занятиях по лечебной верховой езде в равной степени работают и коновод, и лошадь, и два инструктора. Иногда подключаем мамочек, потому что бывает физически трудно справляться даже втроём. Я не говорю уже о ребёнке, который во время сеанса иппотерапии выполняет сверхнагрузки, прилагая при этом огромные усилия. Ведь получасовое занятие на лошади намного сложнее и утомительнее для ребёнка, чем равное по времени занятие лечебной физкультурой.

— А чем же полезны такие утомительные тренировки с точки зрения медицины?

— Пребывание на лошади позволяет расслабить мышцы, «включить» вестибулярный аппарат и наладить активное функционирование нервной системы. То есть в любом случае даже если ребёнок лежит или сидит на лошади, не выполняя никаких упражнений, его головной мозг уже проявляет активность, он работает. И это очень важно! Клетки мозга реагируют на каждое движение лошади, положение тела ребёнка. У нас есть одно, на первый взгляд, странное упражнение — ребёнок лежит на лошади лицом назад, прямо на крупе у животного. Почему именно так? Потому что в этом случае очень сильно работает вестибулярный аппарат и это заднее пространство чаще всего для наших детей, больных ДЦП, не доступное, открывается для них. А это целый мир, которого дети боятся. Представьте, что при отсутствии визуального контакта с лошадью, пространство наплывает на ребёнка сзади. Глазами он не может его контролировать. Но он чувствует его на уровне движения лошади. В этот момент включается подкорка головного мозга. Похожие ощущения вы сможете испытать, если завяжете глаза и будете ездить в разных направлениях.

— И что в результате?

— Всё это делается для того, чтобы в итоге «подключить» всю нервную систему, а также максимально нагрузить вестибулярный аппарат. Потому что у детей с ДЦП многие мышцы поражены, вестибулярный аппарат не работает должным образом. Ребёнок не может удержать положение тела, мышцы постоянно в тонусе, не могут расслабиться. А после иппотерапии тело, ручки и ножки становятся гораздо мягче, эластичнее, подвижней…

— С начала занятий прошло совсем немного времени, но всё-таки были ли на вашей практике какие-то исключительные случаи реабилитации? Пусть даже и частичной.

— Есть мальчик у нас один. Пятилетний Серёжа. Он очень плохо разговаривал — медленно, протяжно и не всегда разборчиво. Стал проходить курс иппотерапии, и уже на пятом занятии у него появились улучшения в речи. Он гораздо лучше стал разговаривать после занятий с Фигаро. Хвастался мне потом, что когда позвонил домой маме, та очень удивилась быстрой и правильной речи своего сына. И радовалась очень. Чуть не плакала. А этот Серёжка, он такой болтун потом стал! невозможно было упражнения нормально выполнить — говорил и говорил без остановки!

— И ещё вопрос: почему именно лошадь? Чем природа наградила Фигаро и его собратьев, сделав их настоящими лекарями?

— Во-первых, конь теплее на полтора-два градуса, чем мы. Температура тела лошади 38,5 — 39,5 градуса. Тепло животного расслабляет. Ребёнок обхватывает это тёплое, огромное, живое существо и уже получает лечение. Во-вторых, покачивающее движение в трёх плоскостях: сверху вниз, спереди назад, из стороны в сторону. Поначалу детям трудно подстроиться под такт движения лошади, но на третьем круге получается почти у всех. Движения лошади напоминают убаюкивающие покачивания мамы. Это успокаивает. И наконец, лошадь — самое благородное животное. С ней приятно пообщаться. Особенно с таким добрым кон ём, как Фигаро. Собаки, кошки — они более доступны. А лошадью все восхищаются! Она заряжает своей позитивной энергией! Ну, мне пора идти заниматься с детишками. Фигаро уже отдохнул и может снова приступать к своим обязанностям доктора, подкованного во всех отношениях.

Надежда в подарок

Реабилитолог и инструктор по верховой езде Елена Сухорученкова подошла к Фигаро. Второй инструктор (кстати, тоже Елена Игоревна!) подстраховывала малыша с другой стороны. Началось занятие. Выглядело это приблизительно так — по кругу в просторном загоне четыре человека осторожно ведут коня с мохнатыми ногами и коротко подстриженной гривой. На его спине — ребёнок. Пока он просто лежит, обняв Фигаро маленькими, скованными болезнью ручками. Видно, что малыш очень старается сделать всё правильно. И ему очень тяжело. Но вы не поверите! Ребёнок, привезённый в Центр в инвалидном кресле, на пятом (или шестом, но это не важно) круге смог выпрямить спину! Пусть неуверенно, пусть на минутку всего. Но он смог!!! И женщины, наблюдавшие за этой маленькой победой, вздрогнули. Кто-то из мам сказал: «Молодец! Держится-то как! Моя Вероничка, так, наверное, не сможет». Другая добавила: «Вот может же сидеть, правда? Значит, опять у нас есть надежда».

Не будем врать, суперчуда после первого занятия иппотерапией не случилось. Мальчик Андрей, так удививший всех своим умением держать ровно спинку, вернулся в инвалидное кресло. Но ведь это только первое занятие. Под лежачий камень вода не течёт, а большая победа складывается не только из множества маленьких побед, но и из серьёзных поражений.

А теперь ложка мёда. Или… капелька позитива, как при катании на лошади. Самым последним сеанс лечебной верховой езды проходил в тот день Алёша Запольский. Когда-то он лежал в Центре реабилитации детей-инвалидов по три раза в год. Мальчик не мог полноценно говорить, не умел ходить ровно и очень редко улыбался… Сейчас ему шестнадцать. С походкой всё отлично, с речью тоже, и руки стали слушаться, и жизни радоваться стало намного проще. Но он не останавливается на достигнутом — теперь вот и лошадь Фигаро покорил. Хотя, Фигаро он такой — любит, когда его покоряют. Особенно те мальчишки и девчонки, которым это очень нелегко даётся.

Александра САВЕЛЬКИНА. Фото Геннадия САМОХВАЛОВА.

Проект финансируется из средств гранта, выделенного Общероссийской общественной организацией «Лига здоровья нации».

Просмотров: 993