Игра в куклы по-взрослому

«Папье-маше» в переводе с французского значит «жёваная бумага». По прихоти истории первыми изделиями из папье-маше были куклы, предназначенные для детей состоятельных господ. В париках, кружевах и бархате они были точными копиями француженок того времени, поэтому высоко ценилось мастерство художника, их создававшего. Сегодня производство игрушек поставлено на поток — пластмассовые пупсы, «силиконовые» Барби, большеголовые Братс… Куда же подевалось искусство? Оно осталось жить в небольших мастерских настоящих художников, создающих свои кукольные шедевры из папье-маше, как и двести лет назад. Ульяна Высоцкая — признанный мастер по изготовлению кукол в исторических костюмах, настоящих шедевров, почти скульптур, которые вряд ли можно назвать игрушкой в традиционном её представлении. Секретами своего мастерства Ульяна поделилась с корреспондентом «Брянской ТЕМЫ».

— Ульяна, расскажите, с чего же началось ваше увлечение куклами?

— Вероятно, всё началось с того, что однажды мне захотелось сделать куклу собственными руками, силы свои попробовать в этом непростом деле. Я нашла очень красивый кусок белой ткани — мягкой, легко драпирующейся… И решила, что это будет Пьеро. У моей первой куклы были стилизованные черты лица и очень утрированные пропорции. Результатом я осталась довольна. Решила, что буду и дальше совершенствоваться в этом направлении искусства. Потом со временем я стала создавать свои произведения приближенными к человеческим пропорциям, что кажется мне более правильным при создании именно интерьерной куклы.

— А кто помог вам освоить технику изготовления игрушки из папье-маше?

— Сама научилась. Вообще папье-маше — это очень известная техника создания фигур или предметов из бумаги. Традиционно газетной. Правда, своих кукол я делаю из бумаги туалетной. Она более пластичная. Это позволяет добиться создания совершенной формы. Кстати, я сама открыла для себя этот способ, методом проб и ошибок, и только потом узнала, что он давно применяется мастерами-кукольниками.

— Но ведь дело не только в самой кукле, но ещё и в её костюме. Где вы научились шить такие шикарные наряды?

— Я училась в Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии имени Веры Мухиной. Так называемой «Мухе». По образованию я художник по костюмам, дизайнер модной одежды. Но по специальности работать не стала. Когда шьёшь наряд для конкретного человека, всегда необходимо учитывать его личные пожелания, особенности фигуры, его вкусы и предпочтения. Поэтому приходится подстраиваться под заказчика. Создавая куклу, я сама решаю, как она будет выглядеть, из какой будет эпохи, какой костюм ей окажется к лицу… Всё зависит только от моей фантазии.

Зелёное платьеиз шторы миссис О'хара

— И какие же образы вам удалось воплотить в своих куклах?

— Совершенно разные. К примеру, у меня есть кукла Скарлетт. Та самая, которая шила себе зелёное платье из шторы. Эта кукла у меня единственная с именем. Другие называются намного сложнее. Например, Испанская красавица в национальном костюме или Французская придворная дама времён Людовика четырнадцатого «короля-солнце». Название приходит в процессе создания игрушки. Я не стараюсь привязывать куклу к какому-то  конкретному образу. Хотя в случае со Скарлетт я хотела воссоздать образ именно этой героини известного романа. Мне очень нравится её напористость.

— А вы ей тоже платье из шторы шили?

— Нет. Это был просто кусок старинной ткани — бархатной, с золотой вставкой. Раньше эта ткань была очень красивой юбкой, которую мне подарили специально для кукольных нарядов. Хорошо сохранившаяся узорная вставочка стала центром костюма Скарлетт. А потом я вышила некоторые детали наряда бисером цвета золота, чтобы всё было гармонично.

— Мне кажется, в чертах этой куклы есть некоторое сходство с её создателем…

— Конечно! Так всегда получается. Даже когда художник рисует портрет, в его работе зачастую можно легко обнаружить некоторые черты самого художника.

— Расскажите, как у вас возникает идея создать ту или иную куклу?

— Большинство кукол я делаю потому, что мне нравится конкретная историческая эпоха и костюмы, которые в те времена носили. Очень красивые наряды были во Франции семнадцатого века во времена правления Людовика четырнадцатого. Несколько лет назад я сделала пару кукол — мужчину (стилизованного Людовика, такого, каким я его вижу) и женщину (придворную даму). Конечно, это не конкретный костюм, не точная копия. Скорее собирательный образ. Ведь создавая наряды, я изучаю моду той эпохи, пытаюсь соблюсти исторический момент, чтобы платья были исторически верными. Например, каблуки у кавалера красного цвета, что говорит о его высоком положении.

Потом я анализирую, что мне самой нравится, а что нет. Повторюсь, невозможно сделать точную копию костюма. Но я и не стремлюсь к этому. Во-первых, потомучто и ткани сейчас другие. Во-вторых, невозможно в масштабах куклы досконально воспроизвестикостюм, предназначенный для «живого» человека. И, наконец, кукла, наряженная в платье, статична, а некоторые виды одежды раскрываются только в движении, когда появляется естественная драпировка, красивые складки. Поэтому костюм получается стилизованным, но в нём узнаётся конкретный исторический период.

— А технологически как происходит создание куклы из папье-маше?

— Работа с папье-маше — это очень тонкое и трудо ёмкое дело, требующее огромного запаса терпения. А происходит всё так: вначале я леплю из пластилинаголову — основу для будущей фигуры. Затем аккуратно обклеиваю пластилиновый макет первым слоем бумаги, предварительно смазав его какимни-будь жирным кремообразным веществом. Так будет легче отделить изделие от пластилина. Промазываю первый слой клеем ПВА. И так далее — бумага, клей, бумага, клей… Слой за слоем. Туалетная бумага, которую я использую, очень тоненькая, поэтому необходимо закрепить клеем большое количество слоёв. И каждый должен высохнуть. По технологии обычно на создание только лица уходит целая неделя. Когда же бумага высыхает, скульптура разрезается напополам и пластилин извлекается наружу. Две половинки склеиваются, а дальше снова начинается монотонная и почти ювелирная работа — надо отшлифовать черты лица. Для того чтобы голова у куклы в дальнейшем не развалилась, приклеиваются ещё несколько слоёв бумаги. Затем в дело идёт шпаклёвка, ведь собственно папье-маше по фактуре такое… ямочками. А лицо у прекрасной придворной дамы должно быть гладкое, без изъянов. Начинаю шкурить, подтачивать, прочерчивать черты лица… При необходимости снова шпаклюю. И, наконец, когда уже всё готово, делаю «макияж». Одну куклу я покрыла поверх «макияжа» лаком, но потом отказалась от этой техники. Лицо слишком блестит, и фотографии некрасивые получаются.

— А что самое сложное в кукле из папье-маше?

— Руки! Это ужасно — пальчики тоненькие, ручка сама маленькая у куклы. Я вот уже несколько лет думаю, как упростить этот процесс, и всё никак не придумаю.

— Сколько времени требуется, чтобы сделать одну куклу?

— В среднем месяц, если есть возможность работать целый день. В моей жизни был период после рождения сына Петруши, когда не хотелось совсем делать кукол. Да и некогда было — маленький ребёнок требует много внимания. Куклу ведь сделать не так-то просто. Всё начинается с того, что я остаюсь в комнате наедине со своими лоскутками, начинаю их перебирать. Целый ворох достаю из кладовки. Смотрю внимательно, какая материя нравится мне, какая нет. Отбираю лучшее. Так гора из тряпок постепенно уменьшается, пока я не подберу нужные мне ткани для платья. Только потом я начинаю понимать, что именно мне хотелось бы сделать. Целостное восприятие костюма рождается в процессе работы.

Прическа из норки, жемчуг из гороха

— Ульяна, у ваших кукол такие шикарные причёски. Из чего они?

— В семнадцатом веке при дворе принято было носить парики. Поэтому у моей французской парочки волосы сделаны из овчины. Помните, раньше дублёнки были, украшенные снизу длинными кусочками меха? Однажды, ещё в Питере, я купила кусочек такого светлого меха у бабульки на барахолке. Для неё это был воротник,для меня — заготовка для будущей куклы. Вот потом и пригодился этот мех. У другой куклы — испанца при дворе короля, причёска должна быть короткая, классическая. Для создания этого образа я использовала кусочек меха норки. Снимаем шляпу, а там настоящая мужская короткая стрижка! У некоторых моих «прекрасных дам» волосы очень похожи на натуральные. Это искусственный парик. Моей романтической
красотке, которая вполне могла бы стать вдохновительницейПушкина, даже пробор от парика достался.

— Расскажите про какой-нибудь особенный костюм, который является ярким отражением реального исторического времени, в котором детали сыграли особую роль.

— У испанского дона, например, костюм особенный. Видите, какой у него большой живот? В те времена в Испании при дворе в моде были накладные животы и штаны очень плотные. Это так называемые «латы из ваты», предназначенные для защиты в бою. Изначально придворные непременно носили металлические доспехи, которые постепенно преобразовались в такой вот необычный костюм из ткани.

Признаться, я всегда хотела работать с театральными костюмами, даже собиралась во ВГИК поступать на «исторический костюм для театра и кино». Но испугалась коррумпированной Москвы и поехала в Питер. Ведь в театре всё сплошной обман. Смотришь, и кажется, окунаешься в тот исторический период. Но на самом деле — это только бутафория: жемчуг — всего лишь крашеный горох, а вышивка золотом — строительный герметик, нанесённый узором на ткань и покрашенный золотого цвета красителем.

— Ульяна, а где вы находите материал для ваших костюмов — ткани, вышивки, аксессуары?

— Друзья отдают иногда обрезки ненужной ткани, зная о моём увлечении. А ещё у меня и свои тряпочки есть. Прямиком из детства. Я — настоящая тряпичница! У меня половина кладовки занята мешками с тряпочками, кружевами, цветными перьями… Там есть и бабушкины ткани, очень для меня ценные. Со стажем ткани. Таких сейчас уже не делают.

— А чем интерьерная кукла отличается от традиционной игрушки?

— Мои куклы — это настоящие скульптуры. Они статичны. Конечно, с ними тоже можно играть, но это в большей степени произведение искусства, на которое принято любоваться, которое может украсить соответствующий интерьер, добавить ему изящества, шика.

Итальянец с лицом Патрика Суэйзи

— А ваши дети играют с мамиными куклами?

— Первую свою куклу я сделала двенадцать лет назад. Тогда детей у меня ещё не было. Через два года родилась Софья. Когда она немножко подросла, то её любимой игрушкой стал тот самый первый Пьеро. Правда, он тогда ещё лысый был и носил белый колпак. Это уже потом я ему сделала причёску, потому что он стал казаться слишком старым. Моя дочка очень
любила Пьеро. Играла с ним, спала, в садик носила детишкам показать… После этого воспитательницы попросили меня сделать пару игрушек для садика, и я выполнила их просьбу — сшила двух тряпичных куколок. А ещё и для Пьеро костюм новый сшила, чтобы Софья могла одевать и раздевать его, как обычную игрушку.

— Сколько у вас всего сейчас кукол?

— Четырнадцать. Но это только те, которые мне принадлежат. Остальные либо куплены, либо подарены. Была у меня и портретная кукла, и барышни из разных эпох в исторических костюмах. Теперь они поселились в частных коллекциях. Кстати, один кавалер даже в Италию уехал. Знакомая сестры моего мужа — художника Василия Матюхина, узнала, что я создаю кукол из папье-маше, и через сестру приобрела у меня этого господина. Внешне он был похож на актёра Патрика Суэйзи. Но, конечно, в историческом костюме.

— А «в свет» вы своих кукол выводите? На выставках показываете их широкой публике?

— Да, я четыре раза участвовала в брянских выставках и один раз у себя на родине, в Кирове. Здесь, в Брянске, это были выставки молодых художников, студентов художественных вузов России, организованные творческой группой «Август». В последний раз она называлась «Gruzdov and сотоварищи».

После одной из выставок «Августа» меня пригласили на фестиваль «Модная волна», на котором представляли свои коллекции одежды модельеры из Брянска, Орла, Санкт-Петербурга, Москвы, а также других городов не только России, но и Украины и Белоруссии. Также приезжали из разных городов художники, парикмахеры, стилисты. Это было в 2004 году. А вот в следующем году от участия в фестивале пришлось отказаться — меня отвезли в роддом. Мы ждали появления на свет нашего сына — Петруши.

Когда б вы знали, из какого сора

 — Ульяна, а бывает ли такое, что кукла не получается?

— Бывает. Иногда сделаю куклу, простоит она у меня на полке некоторое время, и я вдруг понимаю, что кукла эта мне совершенно не нравится. Приходится разбирать. Я со временем очень требовательна стала к себе, очень придирчива.

— А зависит ли процесс создания куклы от вашего настроения на тот момент?

— Конечно, когда настроение хорошее, всё получается быстро и легко. А если не хочется делать куклу, то я её и не делаю. Плохо получается, когда насильно себя заставляешь работать. А ещё почему-то вдохновение последнее время появляется всё реже и реже…

— А что, собственно, для вас кукла, сделанная своими руками?

— Творчество. Самовыражение. Иногда хочется выразить своё отношение к этому времени, которое воссоздаю в костюме, собственное его восприятие. Хочется сделать супер-пупер-красавицу, представительницу какой-то конкретной эпохи. Но случается и такое, что начинаю делать напудренную француженку с белым как фарфор лицом, а в процессе работы получается чувственная испанка в национальном костюме. Смотрю на черты лица и понимаю, какой образ этой кукле подходит.

— Хотели бы куклу в человеческий рост сделать?

— Хотела бы, только вот куда бы её поставить потом? Она ведь места много занимать будет. Хотя, если бы я решила сделать такую огромную куклу, она бы мягкая у меня была. Чтобы посадить можно было и гостей удивлять: «Проходите, гости дорогие, знакомьтесь….»

— А где вы черпаете вдохновение?

— Иногда, бывает, фильм посмотрю, а там костюмы очень красивые или образ интересный. Вот вам и вдохновение! И сразу кукла сама собой придумывается.

— А дети помогают создавать кукол?

— Петруша маленький ещё, а Софья помогает, конечно. Но в основном советом. Она учится сейчас в художественной школе. Наша девочка рисует, как папа, и кукол мастерит, как мама. Правда, из сол ёного теста. У нас ведь как: куклы — Софья — снова куклы. Дочка моя родилась с карандашом в руках. С самого раннего детства всё рисовала и рисовала. И начала-то с людей! Ещё двух лет ей не было, а она уже рисовала человечков. И ведь не просто нарисует, она ещё столько про них расскажет! А недавно дочка стала лауреатом международного конкурса «Браво», посвящённого театральной тематике, в номинации «Костюм». Софья сделала Золушку из солёного теста и наряд для неё сама сшила.

— Признайтесь, ведь помогали, наверное, дочке?

— Нет, она сама всё делала. А я её только учила, как шов правильно сделать, какую ткань лучше подобрать. Софья у нас творческая личность. Она сама прекрасно справилась с этой достаточно сложной работой.

— Вот вы, Ульяна, столько времени профессионально посвящаете куклам, но это уже взрослые игры. Скажите, а в детстве, пока куклы были для вас только игрой, какие они у вас были?

— Домик в детстве был — коробка огромная из-под чего-то  крупногабаритного. А в домике этом — комнаты и куколка небольшая, и мебель, и посуда из пластилина (сама лепила!), и еда тоже пластилиновая. Сейчас у Софьи тоже такой домик есть. И куклы в нём живут тоже маленькие, и мебель есть, которую я для дочки своей сделала.

— Так, может, это начало хорошей традиции?

— Возможно, время покажет…

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА и из архива Ульяны ВЫСОЦКОЙ.

Просмотров: 1989