Городской романтик Николай Романов

Фотохудожник Николай Романов — восторженный певец Брянска. И высокопарный стиль здесь вполне уместен. Многочисленные открытки, буклеты, календари, фотоальбомы, где Брянск выглядит как город мечты, разошлись по всей стране. Работы мастера стали визитными карточками города, по ним Брянск знают и за границей. Между тем сам Николай Романов родился далеко от Брянщины. О своей любви к городу, который стал для него родным, Николай Степанович рассказал «Брянской ТЕМЕ».

— Николай Степанович, когда начался ваш «роман» с городом? Помните первое свидание?

— Брянск я полюбил с первого взгляда. Как сейчас помню, было это 9 мая 1966 года. Дело в том, что моё детство прошло в маленьком провинциальном городе Белебее, в Башкирии. Потом я уехал учиться вСвердловск. Большой город меня, парня из глубинки, тяготил своими масштабами, задымлённостью, суетностью… И я мечтал вырваться оттуда. К счастью, так сложилось, что я перебрался в Брянск.

Город очаровал меня своей провинциальностью и тишиной. Когда уезжал из Свердловска, там было ещё холодно, деревья стояли голые. И вот два дня в пути, выхожу на привокзальную площадь и вижу цветущую сирень! Зелено, солнечно! Весна тогда ранняя была… Брянск прежде всего поразил меня чистотой. Потом я попал в парк Толстого, увидел памятник Алексею Константиновичу и удивился: «А почему он здесь?» Это потом уже я в подробностях изучил биографию поэта, познакомился с его имением в Красном Роге. До сих пор увлечённо снимаю и толстовские и тютчевские места. Безмерно рад, что судьба забросила меня в Брянск и он стал для меня родным.

— Вы стали лауреатом премии имени А. К. Толстого «Серебряная лира», в этом году вам присвоено звание заслуженного работника культуры РФ. Но ведь ныне признанного мастера своего дела когда-то  в Брянске встретили настороженно.

— Надо сказать, что в Брянск я приехал, уже будучи большим специалистом в фотоделе. В Свердловске с большим успехом проходили мои выставки. А здесь были свои мастера, в их круг я входил очень и очень тяжело. Коллеги увидели во мне конкурента. Я пришёл устраиваться на работу в газету «Брянский рабочий», но сначала в штат меня не взяли и предложили просто посотрудничать. Нужно было зарекомендовать себя, и я стал рьяно искать темы. Мои фотоматериалы довольно часто отмечали как лучшие за неделю. Через несколько месяцев я стал внештатным сотрудником «Брянского рабочего». И вскоре, благодаря моему рвению, в газете появилась рубрика: «Об этом мы ещё не рассказывали».

— Николай Степанович, на ваших фотографиях Брянск необычайно красив, наверное, потому что вы романтик?

— Да, я так устроен! Есть фотографы, которые выискивают вокруг изъяны. А я всю свою жизнь ищу красивое: и в природе, и в городских пейзажах. Както начальник областного управления культуры Наталья Сомова, рассматривая мой фотоальбом «Брянск сегодня», сказала: «Николай Степанович, я бы хотела жить в таком городе, как у вас на снимках». Лучшей похвалы мне слышать не приходилось. Получается, я показал город краше, чем он есть на самом деле. Как это получилось, сам не знаю. Наверное, это особый взгляд на мир.

— А сколько в вашем архиве снимков Брянска?

— Никогда не считал, и, наверное, не сосчитать.

— Тысячи?

— Думаю, миллионы. Фотографией я занимаюсь с 1945 года, больше 60 лет. Не было ни одного месяца, чтобы я не снимал. Даже на курорте не мог долго лежать загорать, брал фотоаппарат и отправлялся в горы. А в Брянске я из года в год снимал День Победы, День города, праздники поэзии в Овстуге и Красном Роге. Множество исторических событий, брянские партизаны, подпольщики — всё это есть в моём архиве!

Мне сверху видно всё!

— Известно, что в погоне за редким кадром вы не останавливаетесь ни перед чем. В работе вы — экстремал. Не одну высоту покорили!

— Бывало, наметишь какой-то объект, а снять его выигрышно можно только с верхней точки. Поднимаешься на какой-то из верхних этажей жилого дома, стучишься в дверь, представляешься, просишь разрешения поснимать с балкона. Чаще всего отказывают. И тогда приходится лезть на крышу по пожарной лестнице. Кстати, на днях планирую взять ещё одну высоту, хочу сфотографировать Дворец детского и юношеского творчества с верхней точки.

Правда, не всегда «восхождение» бывает увенчано успехом. Многое зависит от погоды, но и от дорожной ситуации тоже. Наблюдаю за объектом, выжидаю момент, когда нужно нажать кнопку фотокамеры… Стараюсь «поймать» более эстетичный вид, чтобы не мусоровозы по улицам ехали, а красивые автомобили.

И кажется, вот он, нужный момент! И тут вдруг цыганская повозка на улице показалась. Опять отбой! А солнце тем временем зашло за тучу, и несолоно хлебавши приходится спускаться. На следующий день вновь штурмую эту крышу. И так, пока не добьюсь своего!

— Вы ведь и со стены Свенского монастыря снимали…

— Было и такое. Но самое, пожалуй, интересное — это съёмки с самолётов и вертолётов. С вертолёта, конечно, проще снимать. А вот с самолётом много сложностей. Летал на ЯК-52. Приходилось командовать лётчику, чтобы в нужный момент он разворачивал машину так, чтобы крыло самолёта не перекрывало вид. Самолёт ложился на крыло, я открывал кабину, высовывался наружу и снимал. Скорость сумасшедшая, встречный ветер бьёт в лицо. Тут бы камеру не уронить! Удержаться непросто, не то что снимок сделать!

— Здесь не только смелость нужна, но и хорошая физическая подготовка…

— И настырность! Желание сделать что-то  оригинальное. До сих пор те снимки Партизанской Поляны, Свенского монастыря, Чашина кургана с высоты птичьего полёта никто не повторил! Приходится и на деревья залезать, и в воду заходить. На всё готов ради удачного кадра!

В поисках берёзки

— Николай Степанович, у вас огромный архив, множество непревзойдённых шедевров, а вы всё ищете что-то  … Уж, кажется, можно остановиться и почивать на лаврах.

— Вот, скажем, берёзы я снимаю уже лет пятьдесят. Но самую красивую так и не нашёл. Найти её так же сложно, как найти самую красивую в мире женщину!

— И до сих пор ищете свою берёзку?

— Ищу постоянно! Сажусь на велосипед и вперёд! Кстати, в этом сезоне я по километражу, образно говоря, дважды в Москву съездил. 1400 километров «накрутил»! До конца сезона планирую накатать две тысячи.

— На рекорд идёте?

— Да, это будет рекорд. А ещё один рекорд этого сезона я уже поставил на свой день рождения. Юбилей отметил велопробегом. Наметил проехать 80 километров, по числу лет. От Брянска до моего любимого Овстуга и обратно — 70, плюс ещё до Неготино — 10, как раз 80 километров. Поехал с фотоаппаратом, чтобы, так сказать, задокументровать рекорд. Сфотографировался с коллективом тютчевского музея. Потом в Неготино отдохнул, перекусил. И решил рвануть дальше — до Вщижа. Сфотографировал там памятный знак. И поехал домой. У Речицы остановился передохнуть, смотрю, а рюкзака моего нет: потерял. А в нём фотоаппарат! Вернулся, но пропажу не нашёл. Но зато на моём велосипедном счётчике 113 километров!

— Как вам удаётся сохранять такую прекрасную физическую форму?

— Каждое утро начинаю с зарядки. Одних приседаний не меньше ста делаю. И не могу сидеть без дела. Когда сразу начинаю унывать. Поэтому у меня каждый день тщательно спланирован. Придумываю всё новые и новые проекты. Сейчас работаю над календарями. В перспективе хочу издать буклет «Тютчев в изобразительном искусстве». Материалы уже собраны.

— Николай Степанович, а можно сказать, что вы живёте по принципу: ни дня без снимка?

— Это уж точно! Моя заветная мечта — издать фотоальбом «Лирический пейзаж Брянщины». Найти бы спонсора. Сейчас, к сожалению, это непросто. Впрочем, меня это не останавливает. И думаю, лучший снимок у меня ещё впереди!

Ирина АЗАРОВА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА и из архива Николая РОМАНОВА.

Просмотров: 1402