Елена и Игорь Берестовы: «Мы, цирковые артисты, счастливые люди!»

После того как представители королевской семьи маленького европейского государства Монако побывали на уникальном выступлении семейного дуэта акробатов Берестовых, коронованные особы устроили в честь цирковых артистов шикарный обед в одном из лучших французских ресторанов. Великий Жерар Депардье лично пришёл однажды за кулисы, чтобы познакомиться с артистами, так поразившими его своим мастерством. На популярном шоу «Минута славы» все судьи вынесли вердикт: «Очень эффектное выступление»… Перед супругами Еленой и Игорем Берестовыми открыты все мировые арены и сцены мюзик-холлов… А они, по собственному признанию, как тот кулик, который своё болото хвалит,— всегда возвращаются после многочисленных гастролей в родной Брянск, чтобы побродить по знакомым улицам и отдохнуть душой. О своей цирковой жизни они рассказали в эксклюзивном интервью корреспонденту «Брянской ТЕМЫ»

— Ваша семья цирковая. Вы, наверное, и познакомились тоже в цирке?

Елена: Да, семья наша цирковая, но не совсем… Мой муж Игорь действительно принадлежит к одной из известных московских цирковых династий. А вот мои родители к цирку никакого отношения не имели. Хотя познакомились мы с Игорем всё-таки в цирке. Это был 1992 год. Случилось так, что одна моя знакомая работала в брянском цирке администратором. И в один прекрасный момент она пригласила меня к себе на работу. Я сомневалась вначале, потому что в тот год мне предстояли выпускные экзамены… Боялась, что не справлюсь, не смогу совмещать одновременно и работу и учёбу. А училась я тогда в физкультурном колледже, на кафедре лёгкой атлетики. Правда, педагогом мне почему-то быть не хотелось. Я собиралась работать врачом лечебной физкультуры. Так вот, когда мне предложили стать администратором в цирке, я подумала немножко и согласилась. Наверное, это и стало решающим моментом в моей судьбе, потому что вскоре на гастроли приехал Игорь со своим номером…

— И как же произошла эта судьбоносная встреча?

Елена: Познакомились мы очень интересно. У нас в цирке было принято на премьере артистам цветы дарить. Мы сами выходили на сцену, иногда детей подключали из зрительного зала. Дарили каждому выступающему по букетику цветов. И получилось так, что я пошла в подсобное помещение взять ведро, чтобы налить воды и поставить в него цветы. А в это время Игорь как раз входил в здание цирка через служебный вход. Как я впоследствии узнала, он подумал, что я уборщица. Почему именно уборщица? Я и сама потом у него много раз об этом спрашивала. Мне тогда былото всего двадцать лет, а выглядела я и того моложе. Но ведь он мог предположить, к примеру, что я чья-то дочка или девочка-осветитель, или ещё какой-нибудь молодой цирковой помощник…

Но Игорь зашёл и, что называется, с порога спросил: «Девушка, вы не скажете, где у вас здесь костюмерная?» Я посмотрела на него и подумала: красивый, но очень наглый. Хотя Игорь — душка необыкновенный и добрейший человек! А тогда он был весь такой серьёзный, в солнечных очках… И он эти свои модные очки приопустил и таким оценивающим взглядом на меня посмотрел… Объяснила я этому нахалу, где костюмерная, и ушла по своим делам.

Премьера прошла успешно. Игорь отлично отработал свой очень сложный групповой номер. Их с партнёрами семь человек было. И вот стоят они на арене, такие красивые — в белых фраках, ждут от нас поздравлений… Тут мы с цветами выходим. Я собрала девочек, говорю: «Семь человек, каждому по букетику». Смотрю: Игорь стоит, спину выпрямил, ждёт, что я ему букет подарю… А я мимо него прошла и подарила цветы его партнёру, самому маленькому, верхнему. У него ещё такие усики смешные были! Игорь мне потом долго этот случай вспоминал…

— А дальше как развивались события этой романтической цирковой истории?

Елена: А потом однажды Игорь проходил мимо администраторской, заглянул в неё и увидел, что, оказывается, я — администратор! Игорь попросил меня показать Брянск. «Я в вашем городе в первый раз….» — сказал он. Хотя, как я потом узнала, его жизнь уже была связана с Брянском.

Игорь: Мои родители, будучи здесь на гастролях, крестили меня в брянской церкви. Как раз в той, которая напротив цирка, Воскресенской! Поэтому сейчас я себя ощущаю настоящим брянцем. Вы же знаете, что в те времена не очень-то было принято проводить обряд крещения. Тем более что мои родители гастролировали за границей. И если бы представители небезызвестной организации узнали, что они крестили ребёнка, нас не пустили бы ни в одну заграничную поездку. Раньше строго с этим было! Батюшка спросил у моих родителей: «Вы откуда? Где работаете?» И они, не задумываясь, ответили: «С макаронной фабрики». Так и записали. Кстати, а в Брянске есть макаронная фабрика?

Елена: Игорю было пять лет, когда его крестили. И не поверите, но этот же батюшка потом крестил нашу дочь!

Вот это номер!

— Скажите, а те судьбоносные для вас гастроли долго длились?

Елена: Месяц. И потом мы сразу поженились. Это было вообще что-то  нереальное!

— И сколько лет вы уже вместе?

Игорь: Семнадцать лет уже прожили!

Елена: Вот так: приехал парень на гастроли и влюбился. А потом я с ним уехала дальше по стране гастролировать… Игорь выступал со своим номером, а я ездила с ним просто как жена. И однажды сказала: «Игорюша, ведь все здесь артисты, а мне совершенно нечем заняться. Ну давай, я буду хотя бы собачкам кушать готовить…» Так началась моя цирковая карьера. Правда, еду животным я всё-таки готовить не стала. Меня пригласили в цирковой балет. Руководство подумало: худенькая, симпатичная девочка, давай попробуем. Я тогда думала, что танцевать умею, но, когда подошла к профессиональному станку, поняла: ничего у меня не получается. Всё было для меня очень сложным. Несколько раз я выступала на арене с этим балетом. Меня одели в какие-то безумные перья, в которых я балансировала по два часа, чтобы голова не свернулась. Как настоящий акробат! А ещё каблучищи огромные! Я когда стала на эти каблуки, то думала, что вообще живая с арены не вернусь… Но всё равно мы с Игорем были вместе, и это главное! А потом он со своим номером должен был уехать на полтора года в Китай. Я сказала: «Игорёк, это очень долго — ждать тебя полтора года. Я буду очень скучать. Давай, мы родим ребёнка…» Так родилась наша доченька. Но в Китай Игорь так и не поехал.

— По какой же причине отменилась поездка?

Игорь: Я решил сделать наш собственный номер.

Елена: А дело было так: мы вернулись с гастролей, из Пензы в Брянск. Я уже на восьмом месяце была. Пришла в поликлинику, и врачи мне говорят: «Девушка, где вы всё время мотаетесь, почему на приём не приходите?» Я говорю: «Вы знаете, у меня муж артист. Я всё время с ним». Они рассердились на такую халатную будущую маму и положили в больницу — на сохранение. Через недельку приходит муж ко мне и говорит: «Любимая моя супруга, я уволился из номера. Мы будем делать свой собственный!» У любимой огромный живот, ей рожать через несколько недель, а муж такое заявляет. Представляете? Мол, будем жизнь новую начинать. А кушать-то мы что будем, ребёнка чем кормить? «Не волнуйся, мы что-нибудь  придумаем», — успокоил меня Игорь. И я родила Христюшу. Когда дочке исполнился годик, муж вывел меня на первую репетицию.

— Имя-то какое интересное — Христина. Наверное, за ним тоже кроется какая-то необычная история…

Елена: Да, история интересная. Когда я лежала в роддоме, муж прислал мне записку: «Давай назовём дочку Кристина». Я отвечаю, что Кристина — это уже имя избитое, многие называют так своих дочек. Получаю ледующую записку: «Давай назовём Христина. От слова Христос». Игорь этим подкупил меня сразу. Нам это имя очень нравится. И вообще наша дочь — это наша верная группа поддержки! Вот мы были недавно на цирковом фестивале во Франции, и нам вручили огромный кубок. Христина очень за нас радовалась и сказала: «Я знала, что вам дадут приз!»

— А дочка ваша тоже цирковой артисткой станет, когда повзрослеет?

Игорь: Нет, в представлениях она у нас не участвует, но всю свою жизнь с нами разъезжает. Хотя она и говорит, что тоже будет работать в цирке. Но только… директором!

Елена: Христина — настоящий цирковой ребёнок. В экстремальных условиях росла, иногда даже за кулисами на стульях спала. Два рядом поставим, одеяло постелим… Музыка кругом, приходится кричать, чтобы в другом конце комнаты тебя услышали. А ребёнок спит. Кстати, и сейчас дочка может заснуть под любую музыку.

Игорь: Христина — уже представитель четвёртого поколения династии. Дед был театральным музыкантом, но иногда подрабатывал в цирке. Папа с мамой у меня цирковые. Мама — артистка классического балета, вышла замуж за артиста и сама перешла работать в цирк. Она работала во многих жанрах.

— И ведь именно благодаря Христине вы оказались на «Минуте славы»?

Игорь: Было дело. Дочка нас уговорила принять участие в программе. Она очень хотела с нами увидеться. Дело в том, что Христина постоянно ездит с нами по миру на гастроли. Но только на каникулах. А на время учебного года мы её привозим домой, к бабушке вБрянск. Она учится в школе №25. Вот Христина и решила заманить нас в Россию, в это шоу. Правда, в итоге мы получили огромное удовольствие от участия в этой популярной программе. Это был интересный конкурс, достаточно волнительный и очень правдивый. Кстати, Татьяна Толстая очень хорошая женщина, и всё, что она говорит, по большому счёту, справедливая критика.

Жизнь в караване

— Но «Минута славы» и зарубежные гастроли были потом… Расскажите лучше, как вы представили на суд зрителей свою собственную программу?

Елена: Мы наш номер два года репетировали. Мне было очень тяжело. Во-первых, для меня огромным стрессом было сразу же попасть в профессиональный цирк. А это безумные репетиции! Иногда после них я даже не могла ходить. Постоянно растянутые связки, шишки на ногах, плечи болели… До сих пор синяки с ног не сходят. Но это наша профессиональная болезнь. Бывало, в душ иду после репетиции и плачу: «Зачем ты меня мучаешь? Что из меня получится?» А Игорь отвечает: «Я в тебя так верю! Я знаю, что всё у тебя будет хорошо». Хотя многие цирковые артисты не верили в успех нашего номера. Ведь цирк — это адский труд, потому что организм изнашивается очень быстро при таких нагрузках. После пятнадцати лет стажа у нас уже на пенсию выходят.

Игорь: Самым трудным была полная неизвестность. Получится наш номер или нет? Но я считаю, что тот, кто не боится, сумасшедший!

— И что, удалась премьера?

Елена: Скажу сразу, что выпускались мы в Брянском государственном цирке. В нём мы репетировали, здесь нам предоставили материальную базу… Вот и выпуск номера был здесь. Я пригласила всех своих родственников и друзей, и, вы знаете, все крестились и молились, потому что никто даже и не догадывался, что за действие будет проходить на такой высоте. «Ангел с небес прилетел», — так потом сказала о моём выступлении моя бабушка. Но выпустились мы в итоге очень хорошо. Зрители нас тепло приняли.

Игорь: Тогда специально из Москвы приезжали заслуженные и народные цирковые артисты. Номер принимать. Если не нравилось — не пропускали. Но мы и им угодили!

— Расскажите, а как потом покоряли Европу?

Елена: Первая поездка у нас была в 1999 году в Польшу. С неё и начались наши гастроли. Это стало хорошей школой для нас. Мы впервые увидели огромные магазины. В Москве этого не было ещё…

Игорь: Да и условия там другие… У нас здесь, в России, конечно, условия более мягкие, я бы даже сказал «тепличные». Что такое российский цирк? Тебе дают гримёрку, место для реквизита. Ты в стационарном цирке, всё стабильно и хорошо. Когда же мы приехали в польский цирк, то поняли — в Европе всё по-другому. Там действует такое правило — ты должен иметь всё, тогда мы платим тебе хорошие деньги. Ты должен купить себе караван — дом на колёсах, реквизит…

— У вас есть свой дом на колёсах?

Елена: Да, американский. У нас там две спальни, кухня…Если мы работаем в передвижках, то переезжаем со своим домом и живём в нём. А если выступаем в мюзик-холлах, то нам предоставляют апартаменты.

Игорь: Но мы часто от них отказываемся. В своём доме лучше.

— А где вы сейчас живёте?

Елена: Во Франции.

— В каких странах вы вообще работали?

Елена: Вся Европа — Германия, Франция, Бельгия, Голландия, Италия, Швеция, Норвегия. Мы не работали только в Чехии, Венгрии, Болгарии, Румынии. Елена: Не были ни разу в Японии. Тоже интересно бы посмотреть…

— А в этом году в какую страну планируете отправиться на гастроли?

Игорь: Сейчас у нас начинается тур по Америке. Уже заключили контракт. В США мы будем главными героями большого шоу. В сентябре начинаем работать во Флориде, затем бродвейские театры, Лас-Вегас… Мы востребованы, потому что наш номер уникальный. Его хотели скопировать другие артисты. Но не получилось. Поэтому в мире мы единственные. И гордимся этим. Вообще мы — счастливые люди! Цирковые артисты!

— Как долго длятся заграничные гастроли?

Елена: Восемь-девять месяцев. Мы постоянно в разъездах.

— А в каких жанрах, кроме акробатического, вы ещё выступаете?

Елена: Вообще цирковые дети умеют всё. Игорю все жанры по силам. И жонглировать может, и на мотоцикле, и на руках стоять…

— Даже со львами справляться умеет?

Елена: Да, даже с дикими зверями. Однажды Игорь помогал дрессировщику загнать зверя в клетку: тигр набросился на человека, но всё обошлось. У моего мужа даже шрам огромный остался на спине от «общения» с этим животным…

— А у тигра?

Игорь: А у тигра осталась моя отметина на боку.Но на самом деле это нормально — переломы, шрамы, синяки… Мы сами выбрали эту профессию. Мы любим цирк, ценим всё, что он нам даёт, — эмоции, адреналин, радости и разочарования… А после травмы залижешь раны, как зверь, и опять работать.

Елена: А были и такие случаи, что Игорь перекидывал меня через весь реквизит и я падала на манеж. Но поднималась, перебегала, и ещё раз он меня подбрасывал. Главное — улыбаться, чтобы зритель ничего не понял. Бывает, рвётся страховка, и ты понимаешь, что никто тебя не поймает. Но это твоя жизнь — надо сосредоточиться и доделать номер.

— А именитые зрители у вас на выступлениях бывают?

Елена: Постоянно. Представители династии королей государства Монако — частые гости на наших выступлениях. И они даже устроили однажды в нашу честь шикарный приём. Нас обслуживали лучшие официанты Франции, мы ели такие блюда, которые в жизни ни разу не доводилось пробовать!

— Значит, понравилось королевскому семейству ваше представление…

Елена: Да, они очень любят цирк. Жерар Депардье подходил к нам после выступления за кулисы. Жаль, не успели сфотографироваться с ним… Мы работали на цирковом фестивале в Гренобле. Там были многие знаменитости шоу-бизнеса, кино, поп-музыки…

Мы — русские артисты!

— Это лицевая сторона медали… Расскажите, трудно ли переживать падения?

Игорь: Вы знаете, легче падать с большой высоты. Потому что с маленькой — ориентируешься в долю секунды. Иногда не успеваешь… А с большой высоты у тебя всегда полторы секунды в запасе. Можно за что-то  схватиться, сгруппироваться, уйти в кувырок. Организм сам быстро просчитывает.

Елена: Однажды мы работали в Норвегии, и у меня надорвалась связка, уже началось воспаление. Боль адская! Ходить не могу. А надо выступать. Я делаю шпагат, а у меня слёзы льются от боли. Но я должна была растянуть эту связку: сделать себе не просто больно, а ещё больней. Работала на уколах. Мы же русские артисты. Мы работаем, несмотря ни на что. Иностранцы более внимательны к своему здоровью.

— Да уж, «гвозди бы делать из этих людей…»

Елена: А ещё бывает, температура у тебя, но идёшь и улыбаешься. А зритель и не знает, хорошо тебе или плохо. Болеет у тебя ребёнок или нет… Ты должен быть всегда красивым, нагримированным. Мы с Игорем зависим друг от друга. Делаешь работу за двоих, чтобы партнёру было легче. И всё-таки когда я только начинала работать в цирке, то тогда уже поняла, что в первую очередь я работаю для зрителя. Такая вот у цирковых политика. А ещё мы получаем свою долю адреналина!

Игорь: Его нет нигде, кстати, такого адреналина! Я много чего пробовал экстремального. Но с цирком ничто не сравнится!

— Скажите, а когда последний раз вы выступали на брянской арене?

Елена: В Брянске мы последний раз работали в 1998 году. В те времена мы даже умудрились клоунами поработать в нашем цирке. И даже директор сказал, что давно у нас не было таких смешных клоунов. Это импровизация, кураж, невероятная энергетика… А потом ещё была цирковая программа «На арене земляки». Работали только брянские артисты.

— Чем цирковая жизнь отличается от обычной?

Елена: Цирковая жизнь интересна тем, что за свои годы я повидала множество разных городов, российских и зарубежных. Мы проезжаем всю страну и останавливаемся и в столицах, и в провинциях. Видим разных людей и проживаем жизнь вместе с этими людьми…Но лучше Брянска для нас города нет!

Игорь: Мы кулики, которые своё болото хвалят. А ещё мы двадцать четыре часа вместе. Это настолько скрепляет! Вот Лена пошла в магазин, а я уже соскучился! А ругаемся в основном из-за того, где лучше ребёнка учить или как правильно номер новый сделать. Но и это случается очень редко.

— А цирковые семьи, они вообще крепкие?

Игорь: Или очень крепкие, или вообще распадаются. Хорошо, когда оба работают в одном номере, как мы.

— А есть ли у вас какая-нибудь мечта, связанная с цирком или родным городом?

Игорь: В планах сделать своё большое шоу, и я думаю, что в Брянск мы с ним всё-таки приедем. Сейчас идёт бурная подготовка к нему, но нужно несколько лет репетиций. Надеюсь, мы сумеем удивить и порадовать нашего брянского зрителя!

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА и из семейного архива БЕРЕСТОВЫХ.

Просмотров: 1837