Игорь Поспелов: «Будьте ближе к земле — она нас кормит!»

В официальном реестре землеустроительных организаций Брянской области НП «Ассоциация защиты и реализации гражданских прав, содействия земельным реформам и развитию геоинформационных технологий» выделяется среди других пятидесяти субъектов. И не только своим интересным названием, отражающим все аспекты деятельности, но и необычной организационно-правовой формой — некоммерческое партнёрство. Об организации своего семейного бизнеса «Брянской ТЕМЕ» рассказал президент партнёрства Игорь Поспелов.

— Игорь Алексеевич, что происходит сегодня с землёй, и какую нишу занимает ваша организация в отрасли кадастра и землеустройства?

— На самом деле за последнюю тысячу лет земля нисколько не изменилась. Сменялись только её собственники… Я лично прошёл всю последнюю земельную реформу, начатую в 90-х годах, что называется, своими ногами и… руками. То есть помогал новым собственникам оформлять их участки. Этим, собственно, и сейчас занимается наша организация.

— А как вы оказались в профессии землеустроителя?

— Я могу назвать себя потомственным землеустроителем. Мой отец Алексей Коровин был достаточно известным в городе и области человеком. Он руководил трестом «Брянсктрубопроводстрой», а до этого долгое время работал землеустроителем в районах области и в городе Брянске. Он же и поддержал моё желание поступить в ленинградское военнотопографическое училище.

Распрощавшись с военной службой, я в 1997 году закончил Сибирскую государственную геодезическую академию по специальности инженер городского кадастра и остался работать в Ишиме — маленьком сибирском городке Тюменской области. Сначала был геодезистом в хозрасчётной группе при земельном комитете, потом начальником кадастрового бюро, и, наконец, директором первого филиала Кадастровой палаты юга Тюменской области. В 2000 году я вернулся в родной город, поскольку сам я брянский, меня всегда тянуло на родину. Участвовал в становлении Кадастровой палаты Брянской области, а в 2003 году мы с женой Татьяной организовали своё дело, и я решил уйти из государственной структуры.

Риск — это необходимость!

— Тяжело ли было организовать собственный бизнес?

— Первые два года было очень тяжело, начали буквально с нуля, даже организационно-правовую форму выбрали, чтобы не вносить ничего в уставной капитал. Кроме того, мы создавали фирму с прицелом на саморегулируемую организацию. В то время у нас родилась дочь Анечка — надо было о ней заботиться… В первые годы решение каждого вопроса давалось с большим трудом. Мы даже пару раз подумывали всё бросить, но потом чудом ситуация нормализовывалась. Во многом благодаря поддержке моей жены компания сегодня существует.

Когда я приехал в Брянск, в городе было только две частные землеустроительные организации — бывшие государственные институты. Хотя в одной только Тюмени их было уже пятьдесят четыре! Сейчас же в областном реестре уже пятьдесят «лиц, считающихся кадастровыми инженерами», — именно такая формулировка принята законом. Из них почти никто не вступил в члены саморегулируемой организации. Связано это с тем, что на данный момент ещё не оформился механизм появления кадастровых инженеров, и многие организации, мы в том числе, заняли выжидательную позицию. Сейчас нам поступает множество предложений вступить в состав той или иной организации, но всё это, как мне кажется, обман. Ведь объединяться в саморегулируемые организации в нашей сфере могут только кадастровые инженеры, а не лица, считающиеся ими. Поэтому я не думаю, что те, кто предлагает заранее вступить к ним в организацию, реально будут помогать изыскателям и землеустроителям. Зачастую задача таких организаций — собрать взносы и набрать необходимое количество субъектов для того, чтобы получить возможность зарегистрироваться саморегулируемыми. Втупать в такие организации или нет — это наше право, а не обязанность.

— Была ли в в организации семейного бизнеса доля риска?

— Сегодня в любом бизнесе риск — это необходимость. Иногда кажется, что мы берёмся за слишком амбициозные задачи. Но глаза боятся, а руки делают! И всё получается. Так, например, для меня всегда была интересна архитектура и градостроительство — и вот мы разрабатываем генеральные планы городов Фокино и Карачев, а также правила их землепользования и застройки. Делаем земельные отводы и сопровождаем строительство вышек сотовой связи, работаем с достаточно уважаемыми компаниями.

— А кого из своих заказчиков вы хотели бы отметить?

— Мы дорожим своими заказчиками. Сейчас это такие организации, как, например, Управление дорожного хозяйства, операторы сотовой связи, а также администрации Мглинского, Стародубского, Карачевского районов и некоторые администрации муниципальных образований.

Заказчики нам доверяют

— Есть ли то, чем вы выделяетесь на рынке компаний в сфере землеустройства и кадастра?

— Мы работаем уже седьмой год и за это время, считаю, заработали авторитет у заказчиков не только у себя в регионе, но и в соседних областях. Основные виды выполняемых сейчас работ — это землеустройство, межевание, инженерногеодезические изыскания и сопровождение строительства. Работали мы также в Курской, Тульской, Калужской и Орловской областях. В последние два года с приходом в нашу команду энергичного коммерческого директора Андрея Нестеренко и нескольких талантливых ребят из брянских вузов возросли объёмы и расширился спектр деятельности и интересов нашего партнёрства.

— Какого принципа вы придерживаетесь при работе с вашими клиентами?

— Если в работе возникают спорные вопросы, то они решаются в пользу заказчика. Крупные компании, работающие в сфере кадастра и землеустроительства, не всегда оперативны и вынуждены нести огромные расходы, связанные с организацией своей деятельности. Это траты на содержание недвижимости, парка машин, раздутой штатной структуры… И всё это частично ложится на плечи заказчика.

В данной ситуации небольшие частные организации становятся весьма конкурентными на данном рынке, отличаясь более гибким подходом к делу. Мы выполняем заказы в срок и любой перерасход, превращающийся для нас в незначительный убыток, потом покрывается новыми заказами. Имея многолетний опыт работы, могу с уверенностью сказать, что клиенты нам доверяют. А мы, в свою очередь, делаем всё возможное, чтобы заказчику было максимально комфортно работать с нами. Например, информируем клиента о ходе дел на объекте, о тех проблемах, которые приходится решать. Открытость — один из немаловажных факторов создания комфортных условий работы.

— Как вы распределяете обязанности по организации бизнеса с вашим главным партнёром — супругой Татьяной?

— Татьяна — это наш директор, финансист, специалист по подбору кадров, секретарь-референт… Она занимается многими организационными вопросами. По образованию Татьяна — педагог-психолог, что неоценимо в её работе! Легко общается с людьми, а если возникают какие-то экстренные ситуации, знание основ психологии позволяет справляться с любыми проблемами и находить выход из любой сложной ситуации. А я как технический директор занимаюсь производственными вопросами.

— А почему всё-таки некоммерческое партнёрство?

— Была идея объединить землеустроителей нашего региона, а поскольку по закону это может сделать только некоммерческая организация, остановились на этой форме собственности. К тому же эта организационно-правовая форма позволяет получать и делать пожертвования, принимать в свои члены новых единомышленников и сможет в будущем стать саморегулируемой организацией. По всей России из почти шести тысяч лиц, считающихся кадастровыми инженерами, всего пять обладают такой же организационноправовой формой — некоммерческое партнёрство. В нашей сфере мы одни из немногих, и нам это нравится. А название говорит само за себя. Хоть и несколько длинное получилось, зато точное — отражает суть деятельности, как того требует закон о некоммерческих организациях.

— Что вы думаете об очередном преобразовании Роснедвижимости?

— Земельные комитеты, как их раньше называли и которые я хорошо знаю изнутри, поскольку долго там работал, изжили себя как законодательно, так и практически. В последнее время у них, по большому счёту, остались только две функции — отчёты и госземконтроль. Кадастровая палата — дело другое, будущее за ней. А земельные комитеты, я считаю, можно и сейчас уже распустить. Я знаю и уважаю многих достойных работников земельных комитетов, особенно в районах, но они оказались заложниками ситуации. А вот землеустроители свободны в выборе, в действиях. Мы — сами себе хозяева. В рамках законодательства, разумеется. Но за эту свободу надо платить. Часто своими нервами. Ведь мы не просто работаем, а пашем! И я уверен, что так пашут все землемеры, потому что в нашем деле работает всё: руки, ноги и голова одновременно.

— Игорь Алексеевич, что бы вы хотели пожелать вашим коллегам?

— Хочу пожелать землеустроителям нашей области, которые не просто работают, а отвечают за свою работу, стать настоящими, а не «считающимися» кадастровыми инженерами. А также желаю им вступить в те саморегулируемые организации, которые реально, на деле будут защищать наши интересы. И будьте ближе к земле — она нас кормит!

Софья ТРОФИМОВА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА.

Просмотров: 1697