Галина Кашечко: «Мы заражаем ребёнка бациллами творчества!»

Сегодня в семье Галины Кашечко 4225 детей. И это не шутка! Именно столько мальчиков и девочек занимаются в стенах Дворца детского и юношеского творчества имени Ю.А. Гагарина. Дети и их преподаватели — это не просто коллектив, а настоящая семья. Здесь все знают друг друга по именам, здесь заботятся о будущем своих воспитанников и точно уверены, что плохих детей не бывает, а каждый ребёнок по-своему талантлив. Только нужно эти таланты суметь раскрыть.

Галина Илларионовна — настоящая сибирячка и по месту рождения, и по характеру. Она родилась в небольшом сибирском селе. Отец был портным, а мать воспитывала восьмерых детей. Дом семьи Лахиных находился на окраине села, но жили они вовсе не по принципу «моя хата с краю».
Галина Илларионовна так рассказывает о впечатлениях своего детства:
— Семья у нас была большая, мама справлялась по хозяйству, отец много работал, чтобы обеспечить достаток в семье. Иногда брал работу на дом. И когда вся деревня погружалась в сон, в нашем доме всё ещё горел свет — это папа работал со своими закройками. На этот свет приходили странники и просились на постой. А ведь в Сибири зимы настолько суровые, что для путника остаться ночью в лесу было равносильно смерти. Мои родители никогда не отказывали в помощи тому, кто действительно в ней нуждался. Бывало даже так: ложимся спать, в хате никого постороннего, а просыпаемся — целый дом людей!
Родители были очень добрые люди, а моя мудрая мама всегда говорила так: «Когда человеку плохо, протяни ему руку. Плохой ли это человек или хороший, бедный или богатый, ты не имеешь права пройти мимо!» Мне эти уроки запомнились на всю жизнь. И это были не просто слова. Они постоянно доказывались делом. У нас в бане постоянно ночевали нищие, которые в те времена целыми компаниями кочевали из одной деревни в другую. А в бане всегда было тепло, ведь семья-то большая, а помыться в деревне больше негде — вот и топили её почти каждый день. А по утрам мама готовила странникам завтрак — жарила хлеб и заливала его яйцами с молоком.
Кстати, мама моя была родом из Москвы. Во время революции они вместе с бабушкой уехали в Сибирь и выжили только благодаря тому, что бабушка работала медсестрой при московском профессоре, сама умела оперировать и принимать роды. А ведь медики в селе — на вес золота! Семью нашу уважали. Отец был почётным жителем села, и он всегда был желанным гостем на свадьбах и прочих мероприятиях. А когда все его восемь детей получили высшее образование и все вместе собирались на праздники, то вся деревня приходила в наш дом за советами и консультациями. Ведь у нас были юристы, врачи, военные, учителя…

ОТ «ВРЕМЕННО» ДО «НАВСЕГДА»
— Давайте поговорим об учителях. С чего начиналась ваша карьера педагога?
— Я всю жизнь проработала в системе дополнительного образования. Ещё в школе участвовала в самодеятельности, состояла в редколлегии, работала вожатой. Потом поступила на исторический факультет, хотела стать педагогом, как и моя старшая сестра. Но отучившись, не смогла найти работу по специальности — историков в те времена была предостаточно. Мой муж был военным, и нас постоянно перебрасывали из одного места в другое. Так мы оказались в Барнауле, где я устроилась воспитателем в детский сад. Около года проработала, а потом в дело вмешался случай. Однажды я встретила свою бывшую школьную учительницу, которая в то время уже работала секретарём горкома партии. Она стала у меня расспрашивать, чем занимаюсь, по душе ли работа… А потом сделала предложение. «У меня, — говорит, — место есть специально для тебя! Надо бы создать в городском Дворце пионеров „Клуб мальчишей“, но нет у нас подходящего человека! Ты как раз для этого дела подходишь». А я вообще с детства всегда с ребятами играла, и даже была предводителем мальчишечьей стаи! Сразу согласилась.
— И чем же вы занимались со своими подопечными?
— Дел было невпроворот! Пути на железнодорожной станции расчищали, металлолом и макулатуру собирали, на вырученные деньги покупали гостинцы для одиноких дедушек и бабушек. Зимой нас периодически отпаивали горячим чаем в каких-то сторожках и будках, летом мы ездили на экскурсии в Шушенское, Абакан, Братск. Вначале у меня было человек десять мальчишей, со временем мы начали открывать отряды в клубах по месту жительства. А в трудовой книжке у меня так и значилось: «Руководитель „Клуба мальчишей“. Затем я возглавила один из отделов барнаульского Дворца пионеров, работала завучем, а потом вместе с мужем переехала в Брянск.
— И опять начались поиски работы…
— Да, когда я сюда переехала, меня поставили на очередь как историка в школу-интернат, но работать направили в бежицкий Дом пионеров. Вот поехала я туда устраиваться, дорога была долгая, вокруг кусты да овраги… и я решила найти работу поближе к дому. Так, совершенно случайно, я зашла во Дворец пионеров Советского района. Директор Нонна Андреева посмотрела мою трудовую книжку и сказала: „У меня методист по пионерской работе в декрет уходит. Пойдёте временно работать на её место?“ Я ответила, что, конечно, пойду! Вот так и начинала — от „временно“ до „навсегда“, от методиста до директора.

ОБРАЗНОЕ МЫШЛЕНИЕ
— Галина Илларионовна, расскажите о своей работе: что представляет собой Дворец?
— Это прежде всего многопрофильное учреждение, которое включает в себя различные направления деятельности. Во-первых, это методическая работа. Ведь исходя из того, что Дворец является областным, мы оказываем методическую помощь областным образовательным учреждениям. Второе направление — наша внутренняя образовательная деятельность. И третье — организационно-массовая работа. У нас проводятся выставки, творческие отчёты, встречи с родителями, массовые мероприятия для учащихся области.
— Чем занимаются дети во Дворце детского и юношеского творчества?
— Наш Дворец работает по девяти основным направлениям. Это методическая работа, художественно-эстетическое направление, туристическо-краеведческая работа, дошкольное воспитание, прикладное творчество, спортивная, внеклассная и внешкольная работа, научнотехническое направление, и отдельно мы выделяем ансамбль танца „Юность“.
— Какое из этих направлений наиболее популярно среди детей и их родителей?
— Хореография и дошкольное воспитание. Потому что все родители видят своих детей танцорами, а также большее значение придают подготовке ребёнка к школе.
— Это не про знаменитую ли школу раннего развития „Росток“ вы говорите?
— Да, именно про неё. И начиналось всё с того, что в конце девяностых, когда в стране шли преобразования, детские садики закрывались, а родителям сложно было подготовить детей к школе, появился „Росток“. Родители просто пришли ко мне и сказали, что раз уж есть занятия для взрослых детей, то, может быть, и для малышей что-нибудь   найдётся. Идея мне понравилась, вместе с другими педагогами мы разработали программу, родители собрали деньги, приобрели методическую литературу, канцелярские товары, игрушки. За прописями по разным предметам специально в Москву ездили.
Вначале у нас занималось всего тридцать детей, сейчас их уже триста. Сегодня в „Ростке“ работают десять преподавателей — это учителя начальных классов. Программа рассчитана на три года. При этом уровень подготовки детей выше, чем в детском саду, но в то же время ребёнок не загружен. Кстати, наша программа ежегодно корректируется. Ведь те малыши, которых мы набирали в первый год, существенно отличаются от нынешних, технически „продвинутых“. Современные дети уже в раннем возрасте владеют компьютером, телефоном, фотоаппаратом, поэтому и кругозор у них шире и знаний больше. Поэтому и программу мы под них ежегодно подстраиваем.
— А случалось ли вам открывать новое направление деятельности, что называется, на свой страх и риск?
— Интересным в этом плане был знаменитый сейчас Театра моды „Образ“. Двадцать лет назад его руководитель Людмила Быданцева пришла к нам совместителем и предложила создать первую школу моделей в Брянске. Оказывается, куда бы она ни обращалась с этой идеей, всюду ей отказывали. Ведь тогда не было прецедента, чтобы в образовательном учреждении были такие детские объединения. Я тоже вначале засомневалась, но потом услышала воодушевлённый рассказ Людмилы Николаевны о том, что она собирается учить девушек правилам макияжа и ухода за телом, формировать в них красоту души и тела. Мы поверили ей. Ведь это важно не только для профессиональной манекенщицы, но и для любой женщины.
— Расскажите про другие интересные кружки и клубы, организованные во Дворце детского и юношеского творчества.
— Каждое из наших направлений по-своему интересно. Например, у нас есть военно-патриотический клуб «Резерв», куда привозят заниматься ребят со всей области — из Выгоничей, Жирятино, Почепа. Мы проводим большую работу по укреплению связей с военными училищами: Орловским училищем связи, Санкт-Петербургским училищем имени Петра Великого, а также сотрудничаем с сещинским аэроклубом и одной из подмосковных лётных частей. Дважды в год ребята выезжают в военные училища, где конкретно знакомятся с этой профессией. А в 2008 году ребята из военно-патриотического клуба «Резерв» выиграли престижную правительственную награду в конкурсе «Бегущая по волнам». Всего три такие награды были выданы по всей стране!
— А как потом складывается карьера ваших резервовцев? Выбирает ли кто-нибудь   профессию военного?
— Конечно! Дворец уделяет большое внимание профориентационной работе, иногда мы идём навстречу своим воспитанникам. Был случай, когда по договорённости с Орловским институтом искусств и культуры двое наших ребят сдавали вступительные экзамены параллельно с экзаменами в школе: у них не было возможности поехать в другой город и преподаватели института приехали в Брянск. Успешно окончив вуз, теперь они сами обучают детей в фольклорной школе «Калинушка».
— Значит, интерес ребёнка ставится во главу угла…
— Да. И дети к нам попадают зачастую трудные. Мы поставили перед собой цель заниматься не только с хорошими ребятами, но и привлекать детей с девиантным поведением. И сами дети нам в этом помогают. У нас даже правило такое было: каждый кружковец должен присмотреть среди своих знакомых трудного ребёнка и привести его на занятия. И вы знаете, дети с удовольствием приходят к нам на спектакли, соревнования или выставки, а некоторые даже и остаются! Ведь к каждому ребёнку у нас особый подход. Мы стараемся их похвалить, сказать: «Ты же талантливый! Твои предложения интересны! Как же раньше нам тебя не хватало!» И ребята оттаивают душой, им хочется быть полезными…
Скажу больше, у нас в ансамбле танца «Юность» был мальчик Серёжа. В школе — абсолютный двоечник, милиция всё время за ним по следам ходила. Не зная, что дальше с ним делать, мама привела Серёжу к нам. И мы решили, раз уж ребёнок такой энергичный, отправим-ка его в ансамбль танца «Юность»! Серёже понравилось, и он так потом у нас наплясывался, что домой приходил, на диван ложился и не до проказ ему было!
— Но ведь мало же пригласить ребёнка на занятия, надо его как-то   заинтересовать. Как вашим педагогам это удаётся?
— У нас очень гибкая система преподавания: одно отмели, другое ввели… Я часто вспоминаю рассказ великого педагога Амонашвили о том, как, работая учителем, он шёл по улице на урок русского языка и в одно мгновенье решил перестроить весь урок. А произошло это потому, что он увидел, как красиво падает разноцветный лист с дерева, и понял, что ему нужно — сочные краски осени! Так и мы практикуем свободное построение занятий, которые даже не называем уроком. И я противник этого слова! Это творческая работа, которая не терпит никаких догм. Я говорю педагогам: «Когда вы идёте на занятия, перед вами должен быть ребёнок, и интерес ребёнка — это главное! Только тогда он сможет вырасти творческими, воспитанным, думающим…»
— Судя по вашим выпускникам, каких результатов уже удалось добиться?
— У нас в коллективе 291 человек, из них 180 — это педагоги. Так вот, тридцать процентов наших педагогов — это наши же выпускники, наша гордость, наш золотой фонд. Они окончили высшие, среднеспециальные учебные заведения и вернулись к нам уже в роли преподавателей. Взять хотя бы фольклорный ансамбль «Калинка» Ларисы Николаевны Калугиной: там все педагоги — бывшие её выпускники. В ансамбле танца «Юность» тоже наши ребята преподают. И это своеобразный критерий оценки деятельности учреждений, критерий творческой активности, которая формируется на протяжении многих лет.
Наши дети и педагоги побеждают в различных конкурсах, получают региональные и федеральные гранты. И я спрашиваю у детей, куда же они потратили деньги. И ребята рассказывают, что купили, например, моторчики для автомоделей или ещё что-нибудь   необходимое для творчества. И я уверена, что наши дети вырастут достойными гражданами нашей страны. Мы формируем большой круг воспитанных людей, заражённых замечательными бациллами творчества.

Анна ВОРОНЦОВА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА
и из архива Дворца детского и юношеского
творчества им. Гагарина

Просмотров: 1901