Людмила Быданцева: «Настоящая красота идёт от чистоты души»

«Как-то в городской бане увидела необыкновенно красивую девушку. И завербовала её в модели. Света стала одной из первых брянских звёздочек подиума», — вспоминает Людмила Быданцева. Невозможно в это поверить, но 1 сентября исполнилось 20 лет Брянскому театру моды «Образ», который создала эта удивительная женщина.

— Людмила Николаевна, получается: «Образ» и первое московское международное модельное агентство Red Stars ровесники?
— Получается так. Первая в тогда ещё СССР школа манекенщиц открылась в 1998 году в Кишинёве. Через год Татьяна Кольцова организовала Red Stars, и практически одновременно появился «Образ». А потом уже подобные школы и агентства стали расти по всей стране.
— А что именно вас подтолкнуло на создание театра моды?
— Нужда заставила. Я заведовала экспериментальной творческой лабораторией Брянского Дома моды и, как специалист-модельер, постоянно ощущала нехватку манекенщиц, которые бы смогли профессионально демонстрировать создаваемую нами одежду.
— Но вы ведь и сами были одной из первых брянских манекенщиц…
— Была. Как сейчас помню, как демонстратор одежды получала 19 рублей 50 копеек. Это было ново, интересно… Со мной работали потрясающе красивые девушки: Марина Игнатова, Наташа Цветкова, Надя Минаева, Нина Герова… Мы ездили в Ленинград на показы и даже занимали всякие призовые места.
— Людмила Николаевна, как вы попали на подиум?
— С улицы. Мне было девятнадцать лет, я шла с папкой своих рисунков на занятие в студию, которую в ДК железнодорожников вёл художник Виктор Воробьёв. А Виктор Васильевич хвалил мои рисунки и всё время повторял: «Тебе, Люда, надо идти в манекенщицы!» А я всегда по поводу своей внешности комплексовала. Худая, руки-ноги длиные… Помню, в начальной школе по трое колготок надевала! И вот останавливают меня две женщины. «Приходите, — говорят, — к нам завтра в Дом моды. Мы хотим вам предложить поработать манекенщицей». Ого, думаю, и Воробьёв мне про это говорил. Сразу согласилась.
— А родители как восприняли новость, что их дочь в манекенщицы собралась?
— Хорошо восприняли. Родители нам с сёстрами Надеждой и Тамарой всегда как-то   доверяли и считали, что их дочери всё делают правильно. А потом, я же не ребёнком уже была. К этому времени окончила Клинцовский техникум лёгкой промышленности и работала лаборанткой в трикотажной мастерской фабрики по пошиву и ремонту женской одежды. Начинала вязальщицей, а через год возглавила всю лабораторию.
— С чего началась ваша карьера манекенщицы?
— Со слёз! Я пришла, и стали на меня пальто мерить. Тут-то мои комплексы расцвели махровым цветом. Стою я в этом пальто, вся булавками обколотая и слушаю: «Так, тут плечо подложи, видишь, у неё одна лопатка больше, грудь ей подправь. И не забудь перед выходом веснушки замазать…» Кошмар! Ревела каждый вечер и ощущала себя уродиной. Потом поняла, что всё это ерунда. Люди ведь не по лекалам скроены. На своём примере утешала других девчонок. Которые уже после меня приходили…

ПОГОДА В ДОМЕ ОТ КУТЮР
Брянские манекенщицы начала семидесятых были своеобразной городской экзотикой. В модной, часто «сампошивочной» одежде, высокие, с прямыми спинами и походкой «от бедра». Мимо не пройдешь!
И не проходили. Валерий Быданцев увидел Людмилу на новогоднем вечере в Брянском драмтеатре и был сражён наповал. Как до сих пор смеётся: полюбил за самые красивые в Брянске ноги. А вот Людмиле понравились руки Валерия. Такие сильные, надёжные… Вот так уже тридцать пять лет и любуется!

— Людмила Николаевна, когда у вас появилась семья, родилась Таня, не хотелось бросить работу и стать домохозяйкой?
— Всегда считала, что женщина должна стараться реализовать свои деловые качества. Я продолжала работать в Доме моды, Валера потихоньку делал свою карьеру. А в 1989 году меня пригласили работать на крупное предприятие «Брянскресурсы». К тому времени моя лаборатория несколько зачахла, швейное производство распадалось. Было ощущение, что я теряю мир, к которому стремилась с самого детства. Вся система нашего Дома моды с его статусом законодателя вкуса и многочисленными филиалами-ателье рухнула. А в «Брянскресурсах» мне пообещали, что моя работа будет непосредственно связана с модой. И хотя на деле оказалось, что модой там и не пахло, я научилась многому, без чего не смогла бы впоследствии открыть собственное дело. Бесконечные командировки, в которые меня посылали, как самую молодую, помогли мне приобрести множество деловых связей.
Я узнала, что такое бартер и как путем сложных манипуляций поменять, к примеру, краску на ситец. Начисление зарплаты, сметы, расценки, экономия фондов — всё это я освоила, и полученный опыт очень помог мне в будущем.
— А кто подтолкнул вас к созданию модного ателье?
— Валерий. Мои бесконечные командировки ему так надоели, что он стал мне внушать открыть авторское ателье. Давил на моё самолюбие и на желание вернуться к моделированию одежды. А потом нам предложили на очень выгодных условиях закупить оборудование для трикотажного ателье. И тогда я решилась.
К тому же Валера сумел внушить мне, что всё у меня получится.
— Первые модели вы легко создавали?
— И легко, и довольно быстро. В 1993 году открылось ателье, и сразу же стали разрабатывать костюмы из трикотажа. А уже через год меня пригласили принять участие в семинаре для молодых модельеров, который устроил Дом моды «Кузнецкий мост». И пошло… Вязальщиц я искала долго. В нашем пятом училище, где учатся швеи и вязальщицы, я пришла на экзамены и пересмотрела всех выпускниц. Чувствую, все не то. Уже отчаялась и спрашиваю у завуча: «Неужели нет больше?» И выяснилось, что есть еще девочки, которые выполняют «спецзаказ». Так у меня и появились Наташа, Майя и Таня. Всем троим было по восемнадцать. Позже к нам присоединились швея Ирочка и замечательный конструктор-модельер Ульяна Адамовна Мартынова.
Заработало ателье, и у первых артистов Брянского театра моды «Образ» появилась работа. Нашлась одежда для показов.
— Но к тому времени «Образ» существовал уже четыре года…
— Да. Огромное спасибо Галине Илларионовне Кашечко, которая была тогда завучем Дворца пионеров. Когда я пришла к ней со своей идеей театра моды, она меня очень поддержала. И до сих пор поддерживает все наши начинания. А тогда я отправилась по брянским школам и везде натыкалась на стену непонимания: «Что вы там с ума сходите, какая ещё мода?» Магазины пустые, за одеждой в Москву ездили… Потом я взяла свою Таню и её подруг. Мальчиков нам подогнал педуниверситет. Пришли восемь парней — потрясающих красавцев! Стали заниматься пластикой, делать мини-спектакли… А потом я, будучи в Москве, зашла в Дом моды Вячеслава Зайцева и рассказала ему о том, что в Брянске есть свой Театр моды. Вячеслав Михайлович очень внимательно меня выслушал и подарил нам 20 билетов на свой юбилейный спектакль. Это была незабываемая поездка, после которой ребята стали просто фонтанировать идеями и на наши спектакли во Дворец пионеров приходило много зрителей…

ДЕВУШКИ С ОБЛОЖЕК
С 1995 года красавицы из «Образа» стали постоянными участницами всевозможных международных модельных конкурсов. С брянскими моделями стали заключать контракты крупнейшие столичные агентства. Татьяна Сорочкина, Ольга Волкова, Ирина Гапоненко, Ася Козловская стали постоянными участницами всевозможных дефиле, представляя модели от мэтров Высокой моды. На базе Театра моды «Образ» было создано модельное агентство New Face, которое возглавила дочь Людмилы Николаевны — Татьяна Быданцева. Наши девушки стали мелькать на страницах глянцевых журналов и даже в музыкальных клипах поп-звёзд…

— Людмила Николаевна, когда вы почувствовали, что воспитанницы «Образа» вышли на международный уровень?
— После того, как Ольга Тимощенко и Карина Губанова подписали контракты с модельнымиагентствами и отправились на работу в Токио. Ольга сейчас живёт и работает в Нью-Йорке, Карина — в Токио, Нью-Йорке и Париже. Алина Исайченкова несколько лет работала в Милане. Недавно уехала в Токио Света Кривоножко. Очень востребованы Ольга Овчинникова и Катя Гришечкина.
— Но ведь не все выпускницы «Образа» нашли себя в модельном бизнесе?
— Многие девочки и не ставят для себя такой цели. Судьба у каждого своя. Некоторые изпервых выпускниц «Образа» живут за границей. У Наташи Солодухиной в Амстердаме свой бутик. Катя Галькова живёт Нью-Йорке, работает в рекламном бизнесе. Ольга Бондарева и Алиса Грудина стали скаутами и сами занимаются поисками новых звёздочек. Оля Пататуева учится в Щукинском театральном училище и снимается в кино. Света Шишкина снималась в музыкальных клипах Верки Сердючки, Валерия Сюткина, Андрея Губина, группы «Руки вверх», а сейчас — фитнес-инструктор. Я очень горжусь своими девчонками, когда они чего-то   добиваются в жизни, реализуются как личности…

КРЫЛЬЯ МЫСЛИ
В 2000 году Людмила Николаевна представила свою коллекцию трикотажа «Осенние сумерки» на Неделе российской моды, проходившей в здании МИД. В показе участвовало и моё пальто, в котором я пришла на шоу и вместо того, чтобы сдать его в гардероб, отнесла за кулисы. Едва прозвучали последние звуки музыкального сопровождения и девушки в нарядах от Быданцевой скрылись за кулисами, места в зрительном зале стали стремительно редеть. Я тоже ринулась за кулисы…
Перед большим зеркалом стояла актриса Татьяна Догилева и примеривала моё пальто. Поворачиваясь в разные стороны, актриса приговаривала: «Как раз то, что мне нужно. А то всё унисекс да унисекс… Меня скоро за мужика принимать будут. Беру!» Я запротестовала: «Это моё пальто!» Догилева резко обернулась: «Что значит „моё“? Ну так продайте пальто мне!» Я возмутилась: «А в чём я пойду? На улице минус 10!»

— Людмила Николаевна, а помните свой ошеломительный успех на Неделе россиийской моды в Москве в 2000 году?
— Когда пальто, что мы для тебя связали, Догилева едва не увела? Помню, конечно! У меня тогда купили абсолютно все вещи из коллекции.
— Только вот вы себя не коммерсантом показали…
— Да уж! Цены называю, а меня спрашивают: «Это в долларах?» А я: «Ну что вы, в рублях!» Девочки-модели свитера с себя даже снимать не стали… Напоследок даже шарф с меня стянули. А Догилева тогда другое пальто купила… На вырученные деньги мы купили несколько вязальных машин…
— Сейчас вы практически свернули производство. Не жалко?
— Жалко, конечно. Но ты посмотри: на рынке сколько всего и за копейки! Это раньше мы еле с заказами справлялись, когда в магазинах пусто было. А сейчас дизайнерские вещи делать не выгодно. Мы создаём несколько коллекций в год для наших фэшн-шоу и конкурсов красоты.
— И тем не менее два года назад вы открыли Школу дизайнеров…
— Просто меня эта тема никогда не оставляла. Будучи за границей, я имела возможность изучить опыт работы знаменитой парижской школы дизайна ESMOD. Решила поделиться полученными знаниями с теми, кто в них нуждается. Пока не всё идёт так, как хотелось бы. Но я верю, что Брянская школа дизайнеров будет развиваться и дальше. Меня, кстати, очень поддерживает дочь. Таня окончила в Берлине школу фешн-стилистов и сейчас работает над созданием нового немецко язычного журнала о моде. Она уже зарекомендовала себя как успешный fashion producer. Меня восхищает её энергия и работоспособность. Она ведь не только деловая женщина, но и жена, и мама четырёхлетней дочки! Вот уже пять лет живёт между Брянском, Берлином и Мадридом…
— Людмила Николаевна, за двадцать лет сколько девушек и юношей воспитал Театр моды «Образ»?
— В этом году мы выдали диплом за номером 762.
— Впечатляет. И как бы вы сами охарактеризовали главную задачу своей работы?
— Главное — воспитать не звезду, а хорошего человека, который ведёт здоровый образ жизни, чувствует свой стиль, умеет замечать прекрасное и живёт в гармонии с собой и окружающим миром. Я не устаю повторять, что настоящая красота идёт от чистоты души, а образ, как сказал кто-то   из великих, — это крылья мысли.

Наталья ТИМЧЕНКО.
Фото-студия «ФРЕШ»
и из личного архива
Людмилы БЫДАНЦЕВОЙ.

Просмотров: 4331