Зоны свободы и несвободы Виталия Фридзона

Ровно 34 тысячи страниц находит Яндекс на запрос «Виталий Фридзон». «В свои 24 года наш земляк является одним из самых опытных баскетболистов сборной России. Атакующий защитник „Химок“ — главное открытие первого раунда плей-офф. Признан самым полезным игроком (MVP)»… А в команде Виталия называют «Зон». Об этом и о многом другом он поведал в эксклюзивном интервью.

— Виталий, расскажите, как баскетбол пришёл в вашу жизнь и плотно в ней закрепился?
— Всё началось в родном городе Клинцы, когда лет в 9 меня привели в детскую спортивную юношескую школу. Посмотрел, попробовал, понравилось. И стал ходить постоянно. Зафанател я тогда от баскетбола! И уже больше никогда не представлял свою жизнь без этой игры.
— А на успеваемости в школе это отразилось?
— Не без этого. На самом-то деле я и не представлял на тот момент, что когда-нибудь  добьюсь таких огромных результатов. Мне многие люди, учителя в частности, говорили, что это несерьёзное занятие, зачем оно тебе надо, учись, учись и ещё раз учись… Было тяжело совмещать школьные занятия с серьёзными тренировками. Я занимался два раза в день, но в школе никому об этом не говорил. Просто шёл и тренировался. Сейчас я не представляю свою жизнь иначе. Столько знакомств, друзей, общения, и всё завязано на баскетболе…
— Как вы добрались до брянского баскетбольного клуба «Десна»?
— Переехал в Брянск на обучение в республиканское училище олимпийского резерва. Меня тогда не брали играть ни за юго-запад, ни за Брянск. И вдруг поступает предложение от «Десны», где в дальнейшем я и отыграл полтора года. Пока не пригласили в Тольятти. Я и тогда никому ничего не сказал. Знал, что станут отговаривать. Ведь как раз перед этим приглашением я ездил на просмотр в Самару. И… не подошёл. Так вот, в 2001 году я уехал в Тольятти и подписал контракт на два года. Представьте, каково для меня тогда это было: высшая лига, оплачиваемая работа!
— Сколько вам платили, если не секрет?
— Шесть тысяч в месяц. Рублей, конечно. Тогда для меня это были большие деньги. До этого я вообще ничего не получал, только питание было. И вот первый год игры в Тольятти. Я забивал по 26-27 очков за игру. И как-то  раз после очередного матча подошёл ко мне тренер московского баскетбольного клуба «Химки», дал свою визитку и попросил позвонить.
— Позвонили сразу же?
— Нет. Сразу не мог. Сначала надо было закончить чемпионат. Всё же контракт. А когда чемпионат завершился, меня вызвали в сборную России. В национальной сборной я оказался одним из самых младших. В команду попадаю двенадцатым игроком, еду и забиваю как положено. Остаться не смог, к сожалению. Всё потому, что из Тольятти меня не хотели отпускать — там как раз уже сборы начинались. Я вернулся в команду и тут новость: урезают бюджет, и команда распадается. Вообще идеальный вариант! Я тут же звоню в Химки, объясняю ситуацию, и меня зовут в столицу.

БЕЗ ПРАВА НА ОШИБКУ
— Как вас приняли Москва и новый клуб?
— Это уже совсем другой уровень. Меня взяли сначала во второй состав. И вот однажды был очень важный матч. Никто толком не мог забить, и тренер меня выпускает на площадку. Это был своего рода подарок судьбы. Мне дали шанс, и я его не упустил. Забил 15 очков! Эта игра оказалась для моей карьеры трамплином в большой спорт. Тренер стал меня выпускать на площадку регулярно. Потом был чемпионат Европы, и мы его тогда выиграли. После стали серебряными призёрами чемпионата России, обладателями кубка России… У меня всё получалось как нельзя лучше.
— Чем запомнилась летняя Олимпиада-2008 в Пекине?
— Это было великолепное зрелище! Открытие. Закрытие. Я всё снимал на камеру. Выступили мы, конечно, не очень… Даже из группы не вышли. Но для меня главное то, что я там оказался. Тем более что до этого два года подряд новый тренер национальной сборной меня отсеивал.
— Были веские причины?
— Не знаю. Просто он видел другой состав. Ну, он — тренер, ему можно… Но всё-таки перед самой Олимпиадой я попал в команду. Ощущение полного восторга! На открытии ты идёшь, представляешь свою страну, а капитан нашей сборной Андрей Кириленко несёт знамя. На тебя смотрит весь мир! 90 тысяч зрителей на трибунах стадиона, среди них президенты, послы… И я — двадцатитрёхлетний парень в составе олимпийской сборной России! Никогда не забуду этот момент своей жизни.
— Виталий, а в каком возрасте вы впервые забили мяч сверху? И каковы были ваши впечатления после этого?
— Первый мяч сверху я положил лет в пятнадцать. У всех тогда было стремление сделать данку. Конечно же, я был рад, когда и у меня это вышло. Но, вообще-то, я не любитель забивать сверху. Никогда не ставил перед собой такой цели, чтобы вот непременно научиться класть мяч в корзину с разворотами на 360 градусов или добить «с парашютика». Это не показатель на самом деле! Для меня всегда главным была результативность. В моём случае это должно была проявляться в защите, в помощи команде и попадании при каждой случившейся возможности… На площадке некогда заботиться о красоте. Я не спорю, это очень эффектно смотрится, но тренеру нужен в первую очередь результат.
— Вас устраивает позиция защитника на площадке?
— Ну а какая ещё?! Конечно, во всём надо совершенствоваться. Но тяжело быть вездесущим на площадке. Даже если ты одарённый человек, одного этого всё равно мало. Одарённых у нас хватает, но многие из них ленивые. Им может от природы всё дано, но они приходят на тренировки за пять минут до начала и уходят сразу же после их окончания. А я после каждой тренировки всегда остаюсь ещё на часок другой и оттачиваю свои навыки, совершенствуюсь…
— Летом, вспоминая детство, ходите играть на уличные площадки?
— Раньше ходил постоянно. А сейчас нам не разрешают. Ну не то чтобы не разрешают… Просто клуб тебе платит, за тебя платит, за состояние твоего здоровья. А если вот так пойти поиграть на площадке и ненароком травма, не дай бог, то уже самому платить за восстановление придётся. Да ещё и неизвестно, когда потом на площадку сможешь снова попасть. Так что подобная самодеятельность — на свой страх и риск. Да и времени на такие игры нет. Выходных в году — максимум месяц набирается. И тогда я стараюсь попасть домой в Клинцы.

БОЛЬШОЙ СПОРТ КАК ШКОЛА ТЕРПЕНИЯ
— Баскетбол — в первую очередь командная игра. Как у вас складываются отношения в команде?
— Отлично! У нас очень хороший коллектив. Но всё же прошлогодний был как-то  более сплочённым. В этом году состав обновили на 90%. Из «старичков» осталось только три человека. С новыми ребятами постепенно тоже находим общий язык. Поначалу было тяжело. Сейчас в команде два испанца, два литовца и два американца. У каждого свои привычки, не сыгрались ещё толком…
— А на каком языке вы общаетесь?
— На английском. Я его, конечно, не в совершенстве знаю, но для баскетбола хватает. Более того, мы в игре используем одни и те же термины. Они нам всем знакомы. Так что в этом отношении проблем с общением не возникает.
— А вне игры вы встречаетесь командой?
— Встречаемся. Но здесь тоже свои трудности. Почти у всех семьи. Мы ходим друг к другу в гости, ужинаем, общаемся… Мы вместе — что на площадке, что за её пределами очень хорошо и интересно проводим время. И всё же ещё нет командной целостности, не хватает нам сыгранности. Это видно даже на тренировках. Надо больше времени. Но с каждой новой тренировкой, с каждой новой игрой уровень заметно растёт. Главное сейчас, чтобы мы попали во все финалы.
— Сложно ли оставаться в стартовом составе национальной сборной? Ведь желающих наверняка немало и среди них определённо есть достойные.
— За сборную я играю шесть лет. Я уже говорил, что после первых двух лет в сборной следующие два года новый тренер меня не брал в команду. Он повторял, что я молодец и хорошо играю, но всё равно не брал. Так вот, надо быть очень сильным человеком, чтобы принять это. Я привык. Это большой спорт, и он учит быть терпеливым…
— Кстати, о большом спорте. Дальше «Химок» куда-нибудь продвинуться не хотели бы? Допустим, по стопам Кириленко.
— Таких, как Кириленко, единицы. А таких, как я, там хватает… Мне же нравится играть в «Химках». Я достаточно много играю по времени, не сижу, результативен. После обновления состава я здесь ветеран, можно сказать. Меня все знают, я всех знаю, мне нравится здесь жить. Играю за сборную России на высших чемпионатах Европы. Главное — я играю! А если вдруг буду видеть, что не подхожу этой команде, тогда самостоятельно освобожу занимаемое мною место.

КАЖДАЯ ИГРА КАК ПОСЛЕДНЯЯ…
— За плечами у вас сыграно немало матчей. Многие из них очень важные не только для вас и команды, но и для России в целом. Волнение остаётся перед игрой или же мастерство и опыт его уже заглушили?
— Я думаю, у каждого человека всегда есть волнение, какой бы богатый опыт ни был за его плечами. Сколько бы игр ни было сыграно, я выхожу на каждую как на последнюю и самую важную. Иногда меня уже не хватает, не остаётся сил. Но всё равно я выкладываюсь до последнего. Часто бывает мало времени между играми для восстановления, и с каждым разом тяжелее попасть в ритм. Здесь и уровень уже не любительский, выматывает…
— У вас есть какие-нибудь ритуальчики перед игрой?
— Конечно! У каждого в команде есть что-то  своё в таком духе. Кто-то верит в Бога, молится перед каждой игрой и библию читает. У каждого своё… Но никто ничего не разглашает. Это всё-таки личное.
— Что вы можете сказать о молодёжном баскетболе в России?
— Я скажу, что баскетбол за последние годы у нас очень вырос. Взять наши российские клубы, они во всех финалах были первыми. Вот недавно установлены новые требования к нашим командам. Регламентировано количество иностранных и наших игроков в клубе. Это было сделано как раз для продвижения российских спортсменов.
Возьмём, к примеру, баскетбольный клуб «Динамо». В новом году во всех клубах уменьшился бюджет. И у них в команде теперь только русские баскетболисты. Вот он — шанс нашим юным спортсменам показать себя! Но только посмотрите, где сейчас «Динамо»? А люди, которые дают деньги, требуют результата. Хотя дело даже не в этом. Это палка о двух концах. Я считаю, что приезд игроков из-за границы только способствуют развитию нашего баскетбола.
— Виталий, вы только вчера к нам приехали и сразу же попали в БКФК на матч брянской команды с гостями. Поделитесь впечатлениями…
— Надо работать. Брянск вчера взял соперника только физически, задавил его массой. Плюс фактор родных стен, естественно. Когда я приезжал в том году, игра была намного лучше. Видна была команда. В этот раз я такого не заметил. Надо больше работать именно над командной игрой. Да и зрителей было не очень-то много. Если есть зритель, то есть и результат. Мы долгое время в сборной России ничего не выигрывали, и трибуны были пустые. А пошли первые победы, рейтинг команды стал повышаться, и на игры стали приходить болельщики. Им интересно смотреть, а команда уже старается не только для себя, для тренера и работодателя, но и для зрителя. И так везде! И в Брянске точно так же всё будет. Надо просто не останавливаться, развиваться. Я постоянно пытаюсь помочь людям и стараюсь никому не отказывать. Если кому-то  интересно узнать или просто посмотреть, как у нас в «Химках», или кто-то  желает попасть на игры, я с удовольствием помогу.
— Вы, конечно, не представляете свою жизнь без баскетбола, но и вечно играть тоже не получится. Может, займёте в будущем пост тренера?
— Работа тренера — это адский, неблагодарный труд. Я так скажу: чтобы стать хорошим тренером, надо добиться у игроков ненависти к себе. Только тогда может получиться из тебя хороший тренер. Если же быть с игроками на равных, то они тебя съедят и уничтожат. А если среди игроков есть какие-то знаменитости, то они могут довести тренера до того, что он сам уйдёт. Тренеров, которые чего-то  добились, игроки ненавидят. Но ценят и уважают. В таких профессионалах есть какая-то изюминка, и они работают на результат.

ПРОСТОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЧАСТЬЕ
— В общем, баскетбол — это ваша жизнь. С учётом такого бешеного ритма у вас на личную жизнь время остаётся?
— Несмотря на… остаётся! Есть девушка, с которой мы встречаемся третий год. Она руководитель группы поддержки…
— Прямо как в американских фильмах…
— Да, можно и так сказать. Она сама сначала танцевала. А теперь стала руководителем. Познакомился я с ними (их две сестры — близняшки) в Химках. Опережу ваш вопрос: нет, я их не путаю! Одна светленькая, вторая тёмненькая. Всегда в тяжёлые моменты Таня мне помогала, поддерживала. У них тренировки в зале сразу после нашей. Так что видимся мы часто. И на тренировках, и после. Гуляем вечерами. В клубы звал её, но не любит она шумные веселья…
— А хобби у вас есть?
— Я книжки люблю читать. Особенно когда в самолёте лечу.
— Кто любимый автор?
— Борис Акунин. Я почти все его книги перечитал. Очень нравится.
— Одна из библейских заповедей о том, чтобы не сотворить себе кумира. Но всё же есть ли в баскетболе личность, которую вы уважаете и цените?
— Майкл Джордан. Конечно же, не у меня одного. И может, даже кому-то  это покажется банальным. Но просто таких людей в своей жизни я никогда больше не встречал и думаю, не встречу. Я его люблю даже ни как выдающегося спортсмена и лучшего баскетболиста в мире, а скорее как Человека! Вы вспомните, как он общался с людьми, с журналистами, как он вёл себя на площадке. На всех своих играх он ни разу не позволил возразить арбитру. Он их не боялся, а они его боялись. Хотя Майкл никого не запугивал. Он просто делал то, что умеет лучше всего. Он просто играл. Он выходил на площадку и доказывал своей игрой, что он Майкл Джордан. Вот это, я считаю, многого стоит. Когда человек становится знаменитым, он уже не может принадлежать только себе. Часть его жизни и его самого становится достоянием общественности. А вот у Майкла получилось остаться самим собой в любых ситуациях.
— А когда к вам стала приходить известность, как это было?
— Поначалу стало что-то  поблёскивать. Это ко мне пришли деньги. Я осознал, что могу позволить себе купить это, сходить туда, делать многое из того, что мне хочется. Немножко зазвездило… Но я быстро всё это осознал. Спустился на землю, и на этом звёздная болезнь закончилась. Переболел. С тех пор этого больше не повторялось. Быть и оставаться человеком, это самое главное! В любых ситуациях.
— Виталий, в свои 24 года вы уже стали и игроком московского баскетбольного клуба и национальной сборной. Участвовали в Олимпиаде. И девушка-красавица есть. О чём ещё можно мечтать?
— Ни о чём сверхъестественном. Хочу простого человеческого счастья. Создать семью, воспитать детей. Можно ещё, конечно, выиграть медаль чемпионата мира, а олимпийскую медаль — это вообще здорово! Столько было «Химками» упущено финалов, уже обидно, ну сколько можно. Это даже не чёрная полоса, а облако, которое как будто преследует нас. Вот из него б выйти — это тоже, наверное, мечта. Хотя самое главное, чтобы можно было прийти домой, где смеются малыши и где тебя всегда ждут.

Алексей ГРИГОРЬЕВ.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА
и из личного архива Виталия ФРИДЗОНА.

Просмотров: 2806