Философия Дмитрия Кирюхина: крылья, руки, плавники…

В советское время выходил такой альманах для романтиков — «На суше и на море». Это была площадка для писателей, журналистов, географов, океанологов и представителей многих других «беспокойных» профессий. В общем, кого только на его страницах ни было! А вот Дмитрия Кирюхина не было! Не успел. Да и не вместился бы: при его разносторонних талантах нужно было бы как минимум в название сборника включить ещё одну стихию — воздух. Ведь Кирюхин — мастер высшего пилотажа, каких в Брянске поискать. Но он ещё и музыкант, и подводник… И философ! Впрочем, обо всех своих ипостасях он сам рассказывает «Брянской ТЕМЕ».

А начнём пожалуй, так: с неба — на землю, с земли— в море. Логично же? Хотя лётная логика, философия даже у Кирюхина проста: у человека либо есть такая мечта — летать, либо её нет. У Дмитрия она была. Ещё школьником, в 16-летнем возрасте, он записался в аэроклуб и после нескольких занятий совершил три прыжка с парашютом.
 — Ощущения — фантастические! — до сих пор вспоминает он тот момент, когда над ним впервые раскрылся купол парашюта. — Такой тишины нигде ни разу в жизни я ещё не слышал!

ЛЁТЧИК: ОТ ВЗЛЁТАДО СОВЕРШЕНСТВА

Думал Дмитрий заниматься и дальше, но поступил в БИТМ, началась бурная студенческая жизнь. К тому же его пригласили клавишником в самую, пожалуй, популярную на тот момент в области группу «Стожары“. И учёба, и музицирование отныне занимали всё время студента Кирюхина. Тут уж не до прыжков, не до полётов.
 — Гастроли отнимали всё свободное время, — вспоминает он ту пору. — Но свой последний концерт со“Стожарами» я отыграл в 95-м — вступил в тот возраст, когда стал понимать: надо уже делать что-то    профессионально либо не отвлекать на это внимание…
Так, только в двадцать два года, отыграв и отучившись, он вновь пришёл в аэроклуб. И… оказался никому не нужным: старый, бесперспективный… Можно, казалось бы, складывать крылья. Но тут грохнули чумовые90-е со своими рыночными отношениями, когда всё покупалось и всё продавалось. В аэроклубе вспомнили про Кирюхина — вороша документы, случайно отыскалась его заявка. Позвонили, предложили учиться летать. Плати только…

И Дмитрий полетел… Стартовав в мае, 16 июня1999 года он взлетел уже самостоятельно. А в ноябре в Калужском лётном училище получил свидетельство пилота-любителя, дававшее право на выполнение самостоятельных полётов на самолёте ЯК-52.
 — Это всё равно как водительские права на танк, —смеётся Дмитрий. — И ездить можно, но по городу жене покатишь. То же и с частной лёгкой авиацией — она в нашей стране просто не существует.

Но для Дмитрия нашлась «лазейка» — он остался при клубе, занимаясь авиаспортом. Начал выступать на соревнованиях по высшему пилотажу. И сразу же показал весьма неплохие результаты — на чемпионате России взял четвёртое место.
 — Это было какое-то чудо! Я выступал бок о бок с прославленными асами!
А на открытом чемпионате Белоруссии в 2007 году Кирюхин «перелетал» всех, став абсолютным чемпионом соревнований. Правда, титул ему не дали: коль не белорус, не положено. Самое интересное, что победил Дмитрий на ЯК-55. На их же самолёте, на котором до этого ни разу до этого не летал!
Так бы и продолжалось спортивная карьера Дмитрия, если бы не несчастье: в 2005-м погиб его инструктор и Учитель с большой буквы Алексей Федин.
 — Мы с ним частенько тогда летали на А-20 — украинском легком самолётике: Алексей работал на нефтепроводе, ежедневно облетал трубу. Причём мы с ним летали всё ниже и ниже, даже на расстоянии одного метра над землёй — а это кайф неимоверный!!!

По заключению экспертов, трагедия произошла из-за того, что самолёт буквально разрушился в воздухе из-за сильного износа…
И тут перед Дмитрием Кирюхиным встал вопрос. Нет, не «летать или не летать?», а «катать или не катать?». Ему, как спортсмену, брать на борт пассажиров, а тем более учить новых пилотов запрещалось. Пришлось опять учиться. И уже за свои деньги, и опять — в Калужском лётном. А это три года, но по завершении— диплом инструктора.
 — Ну и втянулся я за это время в работу инструктора,— признаётся Дмитрий. — Вот где адреналин-то! Особенно когда выпускаешь ученика в самостоятельный полёт. Когда выпустил первого курсанта, помню, какого страха натерпелся!!! Ведь не знаешь же, что он там сотворит…

Пока всё идёт хорошо. И тут Кирюхин сформулировал для себя ещё одно философское правило.
 — Я не понимаю людей, которые вечно стонут: жизнь такая, жизнь сякая, — говорит Дмитрий. — Я понял лишь одно: для того, чтобы быть счастливым, человеку достаточно быть… живым! Всё остальное — на кончиках его пальцев…

Я И НАПОЛЕОН… РЫБА-НАПОЛЕОН
Понырять с аквалангом Дмитрий мечтал давно:
 — В 98-м на отдыхе в Египте я познакомился с одним французом, бывшим спецназовцем, внешне чем-то    похожим на актёра Стивена Сигала — он учил туристов нырять с аквалангом. Я попробовал тоже, мне понравилось, и я стал учиться у него: он преподавал под эгидой международной ассоциации дайверов IDD…
 — Подождите, а как вы общались? Он же француз!
 — А по-английски!
 — Вы ещё и в английском дока?
Тут Дмитрий берёт лирическое отступление и рассказывает о том, как правильно, по-кирюхински, учить иностранный язык:
 — Надо найти время и силы, выкроить, даже вырвать из своей жизни три месяца. И всё это время как минимум четыре часа в сутки думать, разговаривать и читать на этом языке. Только так можно чего-то    добиться!
И Дмитрий, забегая вперёд, добился-таки: сейчас он благодаря своим познаниям в английском дважды в год возит по Красному морю интернациональные группы дайверов. Правда, к этому он пришёл не сразу. Вернувшись из отпуска в Брянск, стал заниматься подводным плаванием в бассейне РОСТО (ДОСААФ) у Валерия Тюрина. И вскоре из просто ученика превратился в помощника.
 — Хотя я и не собирался всерьёз «запариваться» на этом — заниматься дайвингом профессионально, —говорит Кирюхин. — Но…

Вот это самое «но» второй раз круто изменило жизнь Кирюхина: 2 октября 2004 года, выполняя техническое погружение на 125-метровую глубину Чёрного моря, погиб Валерий Тюрин…
Перед брянским клубом дайверов встал вопрос: что дальше? Либо расходиться по домам, либо продолжать работать. Но для этого нужен дипломированный инструктор…
 — И тогда я рванул на себе рубаху! — опять смеётся Дмитрий. — Поехал в Москву и выучился на инструктора IANTD.

Вернувшись, он возглавил дайвинг-клуб «Скат» при бассейне ДОСААФ, который с тех пор носит имя Валерия Тюрина.

— Правда, первый вопрос, который встал тогда перед нами: где нырять? У нас же нет достойных водоёмов. Хотя есть пару озёр для тех, как я их называю, «кто понимает»: это Круглое у стоянки Виноградова и Керамзит на Полпинке. Здесь наши ученики, отучившись в бассейне, сдают экзамен на «открытой воде».

Сейчас уже клуб вышел на достойный уровень, Дмитрий и здесь воспитал себе помощника — Артёма Романова. Вообще замечено: вокруг Кирюхина собираются люди неординарные и неравнодушные.
 — Дайвинг привлекает много людей, но остаются у нас единицы. Это, в первую очередь, те, для кого жизнь не сводится к работе и затем походам по ресторанам. Это люди, которые что-то    ищут в жизни…
 — А что же люди ищут под водой? — спрашиваю у мастера.
 — Я за эти годы сформулировал три основные причины. Первая: люди идут под воду, чтобы посмотреть. Ни одна видеосъёмка, ни одна фотография не передаст и сотой доли тех видов, что открываются человеческому глазу, — загибает Кирюхин пальцы. —Вторая: дайвинг — единственный способ на Земле испытать на себе фантастическое чувство невесомости и свободного полёта в трёхмерном пространстве. Это настоящий космос! А знали бы вы, что такое ночной дайвинг…
При этих словах, видно, Дмитрия куда-то уносит в морскую даль. Мне не понять, потому тереблю за рукав:
 — Ну, а третье что?
 — А третье, — загибает ещё один палец Дмитрий,— это непередаваемое ощущение обновлённого, здорового организма: во время занятий дайвингом так обогащается кровь кислородом, что чувствуешь себя после этого заново рождённым…
Тут-то и подстерегаю его с крамольным вопросом: что важнее для него теперь — дайвинг или пилотаж?
 — Пилотаж… это спорт на пределе собственных сил, а дайвинг — отдых. Активный, но всё-таки отдых, удовольствие…

Дважды в год Дмитрий отправляется с группой таких же фанатов в сафари по Красному морю. Арендуется катер, и они курсируют одну-две недели по диким заповедным местам, ныряя в пучину по три-четыре раза в день.
 — Во время крайнего сафари мы «посетили» затонувший транспортный корабль «Тиссель-Горм»: только-только построенный сухогруз во время Второй мировой транспортировал для английского корпуса в Африке оружие и технику. И немецкий лётчик, заметивший его, потопил первым же залпом: бомба упала в отсек с боеприпасами, и от страшного взрыва, корабль развалился пополам и ушёл под воду. Там и посей день зарастают илом и кораллами так ни разу неиспользованные зенитки, стоят мотоциклы…
Не раз во время погружений сталкивался Дмитрий и с акулами — а куда ж без них?
 — Раз нос к носу столкнулся с трёхметровой белопёрой акулой. Только успел погрузиться ниже, как она прошла надо мной — любая торпеда отдыхает! Но страха нет. Главное — вовремя уступить ей дорогу…

А был случай — под их катером остановилась рыба наполеон. Любопытное создание размером с тюленя с интересом изучало дайверов и выклянчивала у них угощение. А дайверы плавали вокруг неё, фотографировались, угощали варёными яйцами и даже дружески шлёпали по бокам…
Рассказывать про свои погружения, полёты и путешествия Кирюхин может часами и на вопрос, в чём смысл его жизни, отвечает:
—В постижении мира вокруг нас. И сколько бы мы открытий ни делали, он так и останется для нас чудесной загадкой.

Егор НИКИТИН.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА
и из личного архива Дмитрия КИРЮХИНА.

Просмотров: 4714