Руки, принимающие поколения

Если прикинуть, сколько новорождённых приняла в свои руки врач-акушер Людмила Пряхина за тридцать лет профессиональной деятельности, получится население среднего райцентра. Впечатляет! И без преувеличения можно сказать, что эту удивительную женщину знает если не половина, то, уж точно, четверть женщин нашей области. Потому как, несмотря на все кризисы и катаклизмы, рожали, рожаем и рожать собираемся. А многих будущих мамочек все девять месяцев надежды, все девять месяцев любви наблюдает, холит и лелеет заведующая отделением патологии Брянского областного роддома Людмила Михайловна Пряхина.

— Вы свои первые роды помните?
— Ещё бы! Это было… в поезде. Я тогда училась на пятом курсе лечебного факультета Мордовского государственного университета. И вот подвернулась мне с подружкой возможность съездить в Москву. Упустить такое предложение мы не могли и решили по-тихому прогулять несколько дней занятий. И вот по вагону забегали проводницы, спрашивая: «Врачи есть?». Мы, конечно, не поспешили сразу откликнуться, но дипломированных медиков во всём поезде не оказалось. В общем, отгородили мы роженицу от любопытных глаз простынями да одеялами и принялись теорию практикой проверять. Женщина та путешествовала одна и по своим подсчётам рожать собиралась только недели через две. К счастью для нас, жутко перепуганных студенток, всё закончилось благополучно, и мы приняли вполне крепенькую девочку. На ближайшей станции мамочку с дочкой забрала «скорая помощь», а мы, жутко собой гордые, продолжили путешествие.
— Представляю, как вам обзавидовались однокурсники и как вы хвастались своим преподавателям…
— Ничего подобного! Рассказывать об этом мы не могли. А то бы ещё и влетело от преподавателей. Говорю же, мы прогуляли занятия…
— Обидно. Людмила Михайловна, каким был ваш путь в профессию?
— Прямым. В полном смысле этого слова. Ответ на вопрос «кем я хочу стать» я знала с самого раннего детства. Немного странно, учитывая, что мои родители никакого отношения к медицине не имели. Мама — экономист, папа — учитель истории. Училась я хорошо, школу окончила с золотой медалью и ехала поступать в Саранск с твёрдым убеждением стать акушером-гинекологом. На последних курсах устроилась дежурить в роддом и страшно переживала, что после интернатуры меня распределили в женскую консультацию. Очень хотелось в родовую…
— А в Брянске вы как оказались?
— Мужа пригласили преподавать в Кокинскую сельхоз академию и пообещали трёхкомнатную квартиру. Для нас это было решающим. Только вот переехали мы на Брянщину в июле 2006 года. Через два месяца после аварии на Чернобыльской АЭС. И никто тогда не знал всех масштабов это бедствия…
— С чего началась ваша «брянская карьера»?
— С Брянского роддома №    2. Работала в патологии. В то время с рождаемостью было всё в порядке, и за сутки мы принимали до двадцати новорождённых. Для сравнения: сейчас в областном роддоме за сутки максимум десять родов… Там же я провела своё первое кесарево сечение…
— Кто были ваши наставники?
— Прекрасные врачи, настоящие профессионалы. Во-первых, это тогдашний главный врач роддома №    2 Ольга Ивановна Лобарева. Именно благодаря ей я стала работать в областном роддоме. Также я благодарна Тамаре Семёновне Арутюновой, которая была заведующей отделением патологии. В областном роддоме меня очень хорошо приняли и всячески помогали заместитель главврача по акушерству и гинекологии Мирослава Владимировна Сягайло, заведующие отделением Раиса Ивановна Тикина и Зоя Ивановна Моргаева. А ещё немаловажную роль в моём профессиональном становлении сыграл главный акушер-гинеколог области Сергей Николаевич Карпенко.
— Людмила Михайловна, вы ещё много лет работаете врачом санавиации. Расскажите об этом подробнее…
— Поначалу действительно была авиация. На вызовы мы летали на вертолёте. Но в начале девяностых это стало слишком дорого и пришлось пересесть в специально оборудованную машину «скорой помощи». Брянская область большая, а вызывают нас и в самые отдалённые районы. Часто счёт идёт не на часы, а на минуты, вот и мчимся по нашим дорогам на запредельной скорости. Несколько лет назад попали в серьёзную аварию. А недавно благодаря содействию департамента здравоохранения области и главврача нашей больницы Александра Ивановича Пёхова нам купили удобный микроавтобус «фолькс ваген», который оборудован всем необходимым.

ТРУДНОЕ СЧАСТЬЕ МАТЕРИНСТВА
— Приходилось ли вам разговаривать с женщинами, которые собирались отказываться от своего ребёнка, и убежать их не делать этого?
— Трижды. Один раз уговорила. Во второй раз женщина написала отказ и ушла, но вернулась через две недели. За это время её ребёночка уже усыновили. На здоровых младенцев и тогда и сейчас очередь. А в третий раз я какие только слова и убеждения ни подбирала, женщина оказалась непробиваемой. Вот уж действительно, не сердце, а камень…
— Кто-то рожает и отказывается, а кто-то    годами лечится от бесплодия…
— Однажды моя хорошая знакомая уже отчаялась родить и собрала документы на усыновление новорождённого малыша, от которого отказались. Она купила всё необходимое, но буквально за день до оформления горе-мамаша одумалась и прибежала за своим ребёнком. Можете представить отчаяние моей знакомой! Через пару недель появился ещё один отказник, и она его забрала. За хлопотами о малыше время летело незаметно, и вот эта женщина пришла ко мне с жалобами на внезапно наступивший климакс… Правильно! Она была уже на четвёртом месяце. Родила здорового ребёночка.
Знаете, что интересно? В моей практике было несколько похожих случаев. Как медик, я объясняю это тем, что женщина, ставшая мамой, даже не физиологически, внутренне перестраивается, и организм как бы просыпается к материнству…
— Людмила Михайловна, в прошлом году в областном роддоме родился первый ребёнок, которого зачали методом экстракорпорального оплодотворения в нашем Центре планирования семьи и репродукции. Иначе «из пробирки».
— На сегодняшний день наш роддом принял 19 малышей, зачатых методом ЭКО. Из них две двойни. И это только начало! Безусловно, врачи Центра помогают обрести долгожданное материнство многим парам, годами лечившимся от бесплодия. Прежде всего, я считаю, это заслуга заведующей отделением репродукции Центра Галины Викторовны Щегловой. Новые жизни буквально зарождаются в её руках. К сожалению, супружеских пар, не способных самостоятельно зачать ребёнка, становится всё больше и больше. Бесплодие становится общенациональной проблемой.
— Чем вы это объясните?
— Тем, что с каждым годам экологическая обстановка становится всё хуже и хуже. Как следствие этого — снижение иммунитета. Чтобы зачать и выносить ребёнка, будущей мамочке необходимо самой быть здоровой. А у нас зачастую шестнадцатилетние девушки уже с таким букетом хронических заболеваний, что ни о каком здоровье говорить не приходится. К тому же прогрессирует рост всевозможных инфекций, передающихся половым путём, TORCH-инфекции. Всё это приводит к тому, что всё больше будущих мам попадают к нам в отделение патологии. А многие проводят здесь практически весь срок беременности. Интересный факт: мы заметили, что те женщины, что лежат у нас в отделении с самых первых сроков беременности, никогда не страдают токсикозом. Потому что они вовремя получают профилактическую противогестозную терапию.
— Мне кажется, или в последнее время увеличилось рождение двойняшек?
— Действительно, увеличилось количество двоен. Причём разнополых. И зачастую это не связано с ЭКО. Есть даже такая статистика, что на сегодняшний день рождение близнецов приходится один раз на тридцать восемь, тогда как раньше — на пятьдесят родов. В нашем областном роддоме в прошлом году родилось 49 двоен. И одна тройня.

ОСУЩЕСТВЛЁННАЯ МЕЧТА
— Людмила Михайловна, сейчас стали популярны роды вдвоём с мужем. Как вы к этому относитесь?
— Очень хорошо, если будущие отцы ведут себя адекватно. Исходя из собственной практики, я бы разделила мужей на три типа: слабонервные, помощники и руководители. Первые бледнеют и грохаются в обморок. С ними ещё возиться надо. Потом жёны говорят, что после такого потрясения новоиспечённые папаши надолго теряют желание ещё иметь детей. Вторые — настоящие молодцы. Поддерживают своих жён и физически и морально, гордо перерезают пуповину. А третьи… Они, пожалуй, даже хуже первых. Сидит такой муж в родовой и командует медперсоналом: ты — пошла то принеси, ты — то сделай, ты — это… Как правило, они занимают руководящие посты, вот и ведут себя так, как привыкли.
— А что насчёт родов на дому?
— Я против. Мой обширный практический опыт подсказывает, что роды могут пойти как угодно незапланированно. Это большой риск, и если под рукой нет необходимой аппаратуры, всё может закончиться трагично и для женщины, и для ребёнка.
— Давайте озвучим вашу личную «книгу рекордов». Самая возрастная первородящая?
— Сорок четыре года. Здоровый доношенный мальчик.
— Самая молодая?
— Тринадцать. Очень трудные роды. Ребёночка сразу забрали в отделение недоношенных, а эту девочку-мамочку я через некоторое время увидела в стенах нашей детской больницы, где она проходила реабилитацию после такой встряски для несформировавшегося организма. Помню, она сидела на кровати и… играла в куклы.
— Самые многоплодные роды?
— Тройняшки. Мальчик и две девочки. Уже в школу пошли.
— Самое большое число кесаревых у одной женщины?
— Четыре.
— Самый крупный новорождённый?
— Девочка весом шесть килограммов. Конечно, кесарили…
— А самый маленький?
— Восемьсот пятьдесят граммов. Выходили в отделении недоношенных детской областной больницы.
— Ваша дочь не пошла по стопам мамы?
— Даже мысли у неё такой не было! Она с детства видела, как и сколько я работаю. Привыкла, что маму могут вызвать в больницу среди ночи, что вырваться в отпуск у меня получается крайне редко… Так что дочь пошла по стопам отца и стала экономистом. Внук Максим уже в третьем классе, и уделять время общению с ним мне, к моему большому бабушкинскому сожалению, удаётся нечасто. Но я не представляю свою жизнь другой. Ведь то, чем я сейчас занимаюсь, — моя осуществившаяся мечта!

Наталья ТИМЧЕНКО.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА
и из личного архива Людмилы ПРЯХИНОЙ.

Просмотров: 6115