Властелин аккордеона

Аккордеон — самый жизнеутверждающий инструмент. Инструмент, который умеет улыбаться. В руках мастера он то рассыпается гомерическим хохотом, то выдаёт неповторимую саркастическую улыбку, то выстраивает снисходительно-добродушную гримасу… В руках мастера он обретает жизнь. И зовут того мастера Ришар Гальяно. Он — властелин аккордеона.

Тот факт, что Ришар Гальяно посетил Брянск, — практически случайность. Но случайность, что называется, счастливая и хорошо продуманная. В этом году, который объявлен Годом Франции в России, VIII Международный фестиваль «Джаз не только музыка и не только джаз» удалось скрестить с фестивалем французского джаза Le Jazz, традиционно проходящим в Москве. В результате получился интересный симбиоз. Le Jazz смог покинуть пределы столицы и попутешествовать по России (кроме Брянска в культурном турне значились такие города, как Санкт-Петербург, Казань и Архангельск). Что же касается «Джаза», который «не только музыка», то он поднялся на ступеньку вверх по качественному уровню, потому что хедлайнером фестиваля стала настоящая звезда мировой величины.
Ришар Гальяно — музыкант не модный, тут незачем обольщаться. Он «всего-навсего» аккордеониствиртуоз, создавший свое направление в мировом джазе (вернее было бы сказать, в world music — музыке, ставшей достоянием мира), которое называется new musette (мюзет — это старинный французский шестидольный танец в быстром темпе).
Именно Гальяно впервые интегрировал в джаз средиземноморский фольклор, смешал свинг, танго, мюзет, традиционный французский шансон, афроамериканский джаз, отголоски классической музыки отсылкой на Дебюсси, Равеля, Стравинского). Рисунок его музыки получился интересным, самобытным и, что очень важно, близким и понятным слушателю широкой аудитории. В любой европейской стране тут мы не стоим в стороне от Европы!) его мелодии воспринимаются со всей теплотой и отзывчивостью, на которые только способен слушатель.
На аккордеоне Гальяно играет с четырёх лет. Об этом он рассказал брянским журналистам на прессконференции, состоявшейся накануне концерта. В выборе инструмента обязан отцу, который очень неплохо владел аккордеоном. Гальяно пошел дальше. Переломным моментом его жизни и творчества стала встреча со знаменитым композитором, маэстро танго Астором Пьяццолой.
В результате многолетнего сотрудничества (вплоть до смерти Пьяццолы в 1992 году) Гальяно нашел свой собственный стиль — нью мюзет, в 1991 году записал первый альбом в этом стиле, и уже в 1993-м Академия джаза назвала его лучшим джазовым музыкантом года.
Потом последовали многие другие не менее почетные и крупные награды, признание в Америке, феноменальный успех альбома Blow Up, записанного в 1997 году с Мишелем Порталом и названного «Лучшим интернациональным альбомом».
Гальяно сотрудничал с выдающимися музыкантами, в числе которых Чет Бейкер, Джо Завинул, Бобби Макферрин, Ришар Бона… Выпустил более 15 альбомов.
Вот основные выдержки из интервью мсье Гальяно, озвученные в уютном интерьере гостиницы «Ньютон» в Брянске.
— Нью-мюзет — это смесь классической музыки и джаза, сплав итальянской и французской музыкальных традиций. Я сам по происхождению итальянец, я уважаю свои корни. Но я живу во Франции. И я обожаю смешивать стили.
 — Неправда, что аккордеон непопулярен, потому что это «инструмент для бедных». Аккордеон был популярен всегда.
 — Чтобы быть популярным, нужно смешивать различные стили. Поэтому я созвал в свою группу людей из разных стран — музыкантов, которые играют в разных направлениях. Всё это позволяет нашей музыке звучать очень богато.
 — Наш тур по России ограничен во времени. И я не успел увидеть достопримечательности страны. Но публика очень отзывчивая и принимает нас очень тепло.
 — К сожалению, я не знаю современных джазменов России. Но я влюблён в творчество Рахманинова и Чайковского.
 — В чем секрет моей молодости? Это страсть к музыке. И ещё я играю с музыкантами, которые вдвое моложе меня — черпаю энергию от них.
 — Всё новое восходит к нашим корням. Я не считаю, что сделал что-то   сверхъестественное, что стал «реформатором». Но я начинал с нуля, и мне кажется, что мне удалось привнести что-то   новое в музыку.
«А я Ленина видел!» — такой фразой молодой матрос мог шокировать юную экс-гимназистку в постреволюционные годы прошлого века, чтобы навсегда завоевать её уважение и надеяться на большее. «А я видел Гальяно», — этой фразой не без гордости теперь могут обмениваться около тысячи брянских жителей, побывавших на концерте мэтра. Незабываемо.

А. БЕМОЛЬ.
Фото автора.

Просмотров: 1754