Елена Минькина : «Изменяя себя, вы меняете весь мир»

Имя психогенетика и писательницы Елены Минькиной в последнее время всё чаще звучит со страниц центральной прессы. Её приглашают принять участие в тех или иных передачах центральные телеканалы, критики нарекли «Булгаковым в юбке», а её страничка в «живом журнале» бьёт все рекорды посещаемости. Но самое интересное, что Елена, оказывается, родилась и выросла в Брянске. В нашем городе до сих пор живут её родные и друзья детства. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью с Еленой, которое она дала специально для «Брянской ТЕМЫ»

— Елена, расскажите о своей семье и своём детстве. Каким было ваше самое яркое детское впечатление?
— Я родилась и выросла в Бежице. Моя мама Нина Васильевна работала на фабрике-кухне «Журавли». В старом здании, недалеко от кинотеатра «Победа», располагались столовая и ресторан. Мама в столовой была кассиром. А папа Виктор Васильевич Белоусов работал заместителем начальника конструкторского бюро на Брянском машиностроительном заводе. В то время женщины рано выходили после рождения ребенка на работу, меня было оставить не с кем, и мама отдала меня бабушке с дедушкой. У них я и жила до пяти лет. В доме возле Бежицкого рынка.
Мои родители вместе прожили 57 лет. У них были очень хорошие взаимоотношения. Лето я проводила в основном со своими родными сёстрами на реке Десне. Купались, загорали, играли… Любимая игра была в больницу. То я была врачом, то старшая сестра Света. А пациенткой всегда была младшая Таня. Ей, а также соседским мальчишкам доставались уколы ржавым гвоздём… Наша квартира была для соседской ребятни проходным двором. Родители не возражали. Всех привечали, старались накормить…
А самым ярким детским впечатлением было, когда я принесла домой котёнка. А на следующий день он пропал. Я решила, что это родители его из дома вынесли, и сутки проплакала. Просто не могла остановиться! И тогда папа, не выдержав моих слёз, взял меня за руку, и мы пошли котёнка искать. Нашли! Под забором на соседней улице. Вот это самое яркое и самое лучшее впечатление моего детства. Потому что на фоне трагедии: потеряла — вернули.
— А вообще детство для вас — что это?
— На самом деле детство для меня было очень нерадостным. Как я уже сказала, до пяти лет я воспитывалась у бабушки и дедушки. А потом дедушка умер. И вот всё детство я практически оплакивала эту смерть. Мне очень не хватало дедушки. Мне постоянно казалось, что родители меня не любили. Я подчеркиваю: мне так казалось. Потому что я понимаю, что на самом деле любили. Просто они были более строгими, и любая шалость воспринималась чуть ли не как преступление. Дедушка же мне разрешал всё, практически «носил на руках“, поэтому у меня было какое-то чувство нелюбимости, недолюбленности. Это первое. А второе — я считала себя некрасивой. На самом деле и мама мне тоже говорила, что я страшненькая. Я думаю, в свою очередь, ей тоже это в детстве говорили…
— Но это же неправда! Достаточно посмотреть на ваши детские фото. Вы были очаровательным ребёнком!
— Дело в том, что уже с самого раннего детства ребёнок влияет на окружающих. Когда из роддома принесли мою младшую сестру, все стали ею восторгаться: «Ой, какая хорошенькая, чёрненькие волосики…“ Я смотрела на себя в зеркало и видела: беленькие волосики, бровки белесые, кожа бледная… А у Тани чёрненькие кудряшки, бровки густые, личико смуглое… Значит, она — красавица, а я — уродина. Из-за этого сравнения я поставила себе приговор. И долго мучилась, живя с этим дурацким комплексом…

ЛЮБОВЬ ВОПРЕКИ ВСЕМУ
— Елена, все ваши многочисленные комплексы не помешали завоевать сердце первого красавца класса…
— Просто непостижимо! Я училась в 11-й средней школе имени Камозина. В моём классе учился и мой будущий муж. Конечно, мы не сразу дружили. Я его заметила в 8-м классе. Саша пришёл после летних каникул совершенно другим: вытянулся, возмужал. Все девочки в классе тут же в него влюбились. А поскольку я считала себя страшненькой, то понимала: у меня нет никаких шансов завоевать такого мальчика. Поэтому я не оказывала ему никаких знаков внимания. Вот это моё невнимание и сыграло свою роль. Ему было интересно: почему же она за мной не бегает, как все остальные?
Мы с Сашей начали дружить в начале девятого класса. И не всем это понравилось… Наша классная руководительница преподавала историю. Она была очень своеобразным человеком. Все видели, что мы дружили. Саша оказывал мне всяческие знаки внимания: носил мой портфель, отдавал свой пиджак, если я замерзала… Классного руководителя это очень раздражало. Сашины родители тоже были против нашей дружбы. Поэтому мы с ним тайком встречались в больничном саду…
— Но ваша любовь победила все преграды, и вы поженились…
— Да. Тайком от родителей. Мы подали заявление в Ленинграде. Саша учился там в военном училище, а я к нему приехала. Нам было по 19 лет. И началась война с его родителями. Война длиной почти в двадцать лет! Мне удалось её прекратить благодаря моим занятиям психогенетикой.

«ЗАВАРКА» ПО-ЖЕНСКИ…
— Вы окончили Брянский институт транспортного машиностроения. Чем вам запомнились студенческие годы в чисто «мужском» вузе?
— Я поступила на факультет «Оборудование и технология сварочного производства». Специальность — инженер-механик по оборудованию сварочного производства. Я выбрала его только потому, что там училась моя старшая сестра. Света фактически оканчивала институт, а я поступала именно на её факультет. И младшая Таня последовала нашему примеру.
Я много училась, и у меня практически не было свободного времени. Было сложно, несмотря на то, что в школе мне всё легко давалось. Но точные науки приходилось постигать с огромным трудом. БИТМ учил думать!
Саша учился в Ленинграде, и я старалась при любой возможности его навещать. Мне нужны были деньги, и после занятий я подрабатывала.
— Удалось ли вам поработать по профессии?
— Удалось. Я работала на заводе, где ремонтировали подводные лодки. Была мастером. Руководила мужчинами, их было тридцать в бригаде, пятнадцать гражданских, пятнадцать матросов. Иногда даже приходилось применять матерное слово. А как же, если они разговаривали на великом могучем нецензурном, а я пришла к ним двадцатиоднолетней девочкой… Меня поначалу никто не слушал. Но когда я стала уже на равных с ними разговаривать, тогда ситуация изменилась.
Моей главной задачей было заставить работать матросов, которые ничего не получали за работу и постоянно норовили спрятаться. Однажды у меня матрос залез в ящик для отходов кабельных лодок и уснул. Я его взяла и… «заварила». Тут проверка пришла. А он выйти не может… С тех пор от меня уже никто не прятался.

ОТ ДУНАЯ ДО ТЕХАСА…
— Долгое время вы жили на Дальнем Востоке. Как оказались в этом краю?
— Муж получил распределение, как военный, после окончания Ленинградского высшего военного училища. Мы жили в посёлках со звучными названиями Дунай и Техас. На самом деле там был очень тяжёлый быт. Про продукты я вообще молчу, в магазинах — голые полки с консервами. Когда что-то   «выбрасывали“, мы отстаивали многочасовые очереди, занимали их рано-рано утром.
Я с маленьким ребенком (тогда Вовке был год) стояла в этих очередях. Периодически выключали воду, зимой могли выключить отопление… Даже приезжала какая-то правительственная комиссия, чтобы разобраться, почему в таких тяжелейших условиях живут люди. Это было в Дунае.
В Техасе было немножко получше, и там родился мой второй сын Дениска. Мне никто не помогал, потому что не было рядом ни бабушек, ни кого-то ещё. Я всё делала сама, а жизнь военного такова, что он все время на работе. Поэтому мне приходилось одной заниматься с мальчишками. А ещё надо было приготовить покушать, достать продукты, которых нет в магазине, самой убрать квартиру, всех обстирать и обгладить… Детки маленькие, а когда еще перебои с водой, это весьма трудно. Помню, как Дениске на руке написали номерок, а он его стер. Я за это стала ругать бедного ребёнка. За этот несчастный номерок я его трясла-трясла, плакала, кричала от бессилия… Это было ужасно, просто не передать! Я вспоминаю те времена как сплошную очередь и постоянно голодных сыновей.
— Отложили ли эти трудности отпечаток на формирование вашего характера и личности?
— Приехала я туда голубеньким цветочком, а уехала цветком с бронёй и с букетом заболеваний. Всех которые только можно подцепить. Хронических и во всех органах. Я думаю, постоянный нервный стресс, который я испытывала, привёл к тому, что здоровье было практически разрушено. Укрепило ли это мой характер? Безусловно, вся жизнь его укрепляла… Ещё больший негатив был уже при переезде в Москву.
— Елена, почему вы в корне решили поменять свою судьбу, переехать в столицу и серьёзно заняться психогенетикой?
— Я всегда чувствовала себя чужой. На Дальнем Востоке мне не нравился климат, меня тянуло назад на Родину. А Москва — это фактически был тот же Брянск, потому что рядом. Мы переехали в столицу только потому, что муж по сокращению вышел на пенсию и устроился в американскую фирму. Тогда это была вообще большая удача. Мы начали хоть какие-то деньги получать. Фирма ему предложила поработать в Москве, там был филиал. И мы с ним переехали. Тут у нас начался разлад в семье. У детей начался переходный возраст, и мы с мужем перестали их понимать, плюс мои болезни… Вот тут-то я и начала искать. Искать пути выхода.

УТРО БАБОЧКИ
— С чего началось для вас знакомство с психогенетикой?
— Я читала массу литературы по психологии, изучала систему Малахова, учение Лазарева, оздоровление по Луизе Хей, учение фэн-шуй, дианетику, каббалу.. И в конце концов обратилась за помощью к специалисту. Потому что понимала, что дальше сама справиться не могу. У одного психолога я увидела книжку Курта Тойча. Я спросила у него про эту книжку, а он ответил: «Мура какая-то. Хочешь — бери себе.» Я взяла и была в шоке от того, что прочитала. Он пишет как раз про любовь к себе. Я же себя никогда не любила и во всех неудачах обвиняла только себя саму. А он пишет, что проблема как раз именно в этом.
Для меня эта книжка была лёгким шоком. С неё началось мое преобразование. Я её перечитывала, наверное, раз сто. И каждый раз что-то  новое открывала. А потом услышала по радио «Эхо Москва», что Курт Тойч приезжает с семинарами в Москву. Это было в мае 1995 года. И я попала к нему на личную консультацию. Он рассказал обо мне такое, чего я сама о себе не знала. Внушил мне, что всё можно поменять, что я смогу стать здоровой и счастливой. Он был удивительным человеком! Я, кстати, пришла к нему, знаете, с чем? Хотела выйти замуж за другого мужчину. У нас с супругом конфликт дошёл до такой степени, что я уже не видела его в роли мужа. А он говорит: а зачем? Неважно, с каким мужчиной ты живешь. Меняй себя! Тогда он мне впервые объяснил, что наш мир не зависит ни от мужа, ни от детей, ни от кого другого… Он зависит только от тебя самой! Если ты будешь менять себя, то и мир будет меняться вместе с тобой. Для меня это было самое большое откровение. И тогда же он сказал, что начинать надо именно с любви к себе. Практически каждая женщина хочет собрать свои отношения, если они испортились. Но от отчаяния она не понимает, что именно с этим мужчиной она может что-то  сделать. Она просто опустила руки и поставила крест в форме «вот он такой, и все». И даже мысли не может допустить, что этот человек может стать абсолютно другим.
— Именно Чампион Курт Тойч посоветовал вам написать книгу. Как это произошло?
— В 1995 году, прочтя книгу Чампиона Курта Тойча и Джоэл Мари Тойч «Отсюда к великому счастью», я действительно изменила свою жизнь. Через полгода мне посчастливилось познакомиться с самим автором. Это был удивительный человек. Под его руководством я стала изучать психогенетику.. Чампион Курт Тойч предсказал мое будущее. «Ты будешь очень успешным консультантом», — говорил он. А в 2004 году я получила диплом консультанта-психогенетика. На экзамене он впервые подал мне идею написать книгу: «Твоя книга поможет многим людям обрести счастье», — сказал он. С этого времени началась моя консультативная практика. Сначала я помогала только друзьям и знакомым, затем эта деятельность стала моей профессией. Я попробовала, и у меня получилось! Книга «Утро бабочки» — это проза, в которой я использовала некоторые моменты из своей жизни. И это очень мне помогло. От негативного прошлого очень важно избавиться, потому что оно мешает жить дальше.
— В одном из интервью, вы сказали, что психогенетика привела вас к вере…
— Я всю жизнь была материалистом и пришла к вере в Бога в очень зрелом возрасте. До этого мне надо было пройти свой путь, а через психогенетику я увидела, как работают вселенские законы, как устроен этот мир. Через неё я стала читать Новый Завет, просто с увлечением, потому что мне открылся ключ к Новому Завету. Многие спрашивают: а как ты знаешь, что он правильный? Почему ты считаешь, что твой ключ правильный? Потому что я его на практике применяю, на своей жизни, и передаю этот ключ другим людям. По каждой человеческой ситуации можно найти ответ в Новом Завете. Мне просто пришли знания, как объяснить ту или иную притчу. Когда я её объясняю, человек начинает поступать в соответствии с тем, как там написано, и у него жизнь кардинальным образом меняется.

ЗАВТРА БУДЕТ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ВЧЕРА
— Чем психогенетика отличается от психологии и психоанализа? И в чём состоит сущность этого раздела психологии?
— Считается, что психогенетика занимается поведенческими моделями, рассматривает, как влияет среда на человека, рассматривает генетику человека. Это так, но я бы добавила, что это наука, которая рассматривает физику, генетику и духовные законы жизни человека.
Я считаю, нет ещё такой науки, которая бы учитывала духовность. Психогенетика учит, что у человека всегда есть выбор. Человек в большей безопасности, чем птицы небесные. Потому что именно он сам определяет, что будет с ним завтра. Именно он может влиять на своё будущее. Это право дано только человеку. И от нас самих зависит, что с нами будет завтра. Есть духовные законы, по которым человек не живёт, он их нарушает.
— Вы известный практикующий психогенетик, с какими же проблемами приходят к вам люди?
— С самыми обычными, как и везде — здоровье, отношения с родителями, отношения с мужчиной или женщиной, личные отношения с детьми. Сначала я составляю генограмму, которая индивидуальна для каждого человека. Я разработала особую систему консультаций для достижения быстрых результатов у своих клиентов. Эффективность этой системы оказалась настолько очевидна, что очередь ко мне растянулась на пять месяцев вперёд.
— У вас уникальная семья. Для современного общества это редкость, когда, имея широкие материальные возможности, четыре поколения семьи решаются жить вместе. Как складываются отношения у вас с вашими невестками? Что позволяет вам быть хорошей бабушкой, свекровью?
— Моя семья действительно уникальна. У меня муж, два сына, две невестки, четыре внука. Мы живём с моим папой, поскольку два года назад умерла мама. Нам очень хорошо, но я не воспринимаю моих детей и невесток как младших, не называю их «дети». Я называю их «мои соратники», потому что иногда они оказываются умней меня.
— Елена, бываете ли вы сейчас в Брянске?
— Сейчас очень редко, но если выбираюсь, стараюсь навестить всех родных. Последний раз я была в Брянске года два назад.
— Какое местечко в родном городе вы можете назвать для себя заветным?
— Больничный парк, в котором проходили мои свидания с Сашей. Мы пробирались туда через дырку в заборе. Однажды выбрали лавочку рядом с небольшим строением. А потом я увидела надпись «Морг». Неслись оттуда как от огня. Я очень покойников боялась…
— Расскажите о ваших увлечениях.
— Я люблю рисовать, люблю танцевать, люблю путешествовать.
— Поделитесь с нашими читателями «секретом счастья от Елены Минькиной»? Что, на ваш взгляд, делает женщину успешной?
— Любовь. Только любовь к себе.

Александра САВЕЛЬКИНА,
Фото из личного архива
Елены МИНЬКИНОЙ.

Просмотров: 3083