Игорь Щиголев: «Весь смысл в гармонии»

В 140 километрах от Брянска, в старинном городе Мглине, живёт замечательный человек — Игорь Щиголев, доктор медицинских наук (первый в Брянской области!), заслуженный врач РФ, психиатр, до недавнего времени главный врач 4-й областной психиатрической больницы, автор многочисленных исторических и научных публикаций. Мыслями о безумии и гармонии, о работе и увлечениях, о психиатрии и творчестве Игорь Иванович поделился с «Брянской ТЕМОЙ».

Город Мглин разноликий и древний. В трёх минутах ходьбы от автостанции располагается центральная улица города, почти полностью сохранившаяся с довоенных времён. Вообще город впервые упоминается в летописи XIV века. Одни исследователи связывают имя города с окружавшими его некогда сумрачными, мглистыми лесами; другие же считают, что название пришло от окружавших город водяных мельниц (поукраински «млин» — мельница).
Мглин завоёвывали татары, литовцы, поляки, немцы… Небольшой городок почему-то нравился и российским влиятельным особам. К примеру, несколько лет его считал «своим княжеством» любимец Петра I — Александр Меньшиков. В 1760 году Елизавета Петровна пожаловала город графу Разумовскому.
Игорь Иванович Щиголев ведёт меня к себе в гости и по дороге цитирует Алексея Константиновича Толстого:

Город есть ещё один,
Называется он Мглин,
Мил евреям и коровам,
Стоит Луги с Новоржёвым.

На современной центральной улице Мглина соседствуют довоенные постройки и послевоенные двухэтажные жилые дома. Главная достопримечательность — каменный пятиглавый собор Успения Богоматери, построенный в 1815–1830 годах в честь победы над Наполеоном…
Мы проходим старинное здание аптеки, которое и сегодня не изменило своего назначения, городскую библиотеку, каменное двухэтажное строение, где в былые времена располагался банк…
«А в этом здании некогда размещалась тюрьма», — говорит Игорь Иванович, указывая на трёхэтажный лечебный корпус современной областной психиатрической больницы № 4, в которой он проработал более 30 лет, из них 27 — главным врачом. До дома Щиголевых оставалась пара десятков шагов.

В БРЕДУ ТЕПЕРЬ НЕ РОКОТ КОСМОДРОМА…
Дом доктора Щиголева — это особенный мир. В центре гостиной — камин, сооружённый много лет назад самим Игорем Ивановичем. На стенах — коллекции значков, медалей, фотоснимков с известными людьми, на полках — колокольчики, привезённые супругами Щиголевыми из заграничных путешествий, и миниатюрные книги разных возрастов и авторов, на стеллажах — собрание кирпичей, утюгов, самоваров…
Наверное, если бы Игорь Иванович и его супруга Ольга Владимировна жили бы в Санкт-Петербурге, Москве, Лондоне или Париже, у них всё равно была бы такая же квартира — полная предметов старины и окутанная теплом домашнего очага.
— Игорь Иванович, когда вы впервые приехали в Мглин, каким было ваше первое впечатление о городе?
— Не радостным уж точно… Я приехал сюда по распределению в 1975 году, устроился работать врачом. Психиатрическая больница располагалась в здании тюрьмы, и антураж тогда тоже был соответствующий: ночью по коридорам бегали мыши, на окнах стояли металлические решётки, в палатах, похожих на тюремные камеры, — забетонированные полы.
Но постепенно тюрьма стала превращаться в больницу — сняли решётки, печи заменили на централизованное отопление, обновили кровати… В 1985 году я был назначен главным врачом и с тех пор постоянно занимался благоустройством: реконструировал старый корпус, построил новый административный корпус, склад, гаражи… Многое было сделано и в плане обеспечения параклиническими исследованиями: оборудованы стоматологический, физиотерапевтический, гинекологический кабинеты, кабинет функциональной диагностики, приведена в порядок клиническая лаборатория. Так, наша психиатрическая лечебница стала соответствовать уровню областной больницы, и на сегодняшний день брянская областная психиатрическая больница № 4 обслуживает 11 районов области.
— С какими недугами госпитализируются к вам люди?
— С различными. В основном это шизофрения, эпилепсия, олигофрения, органическое поражение центральной нервной системы. Но течение заболеваний изменилось за эти годы. Всё дело в том, что отечественная психофармокология работает на достаточно хорошем уровне, появились новые лекарства: отечественные и зарубежные. На сегодняшний день существуют такие препараты, которые за 15 минут снимают психическое возбуждение, есть медикаменты, приглушающие галлюцинации, бред. К слову, и бредовые переживания шагают в ногу со временем. Например, в начале прошлого века они были связаны с колдовством, порчей, суевериями. Когда Гагарин полетел в космос, бредили космосом. Сейчас самая актуальная тема — воздействие на мозг электронными лучами.

МАДАМ ЛЕНИН И ЛУННЫЙ КАМЕНЬ
— Вспомните самые необычные случаи из вашей врачебной психиатрической практики.
— Однажды в психиатрическую больницу попал цирковой артист Альберт. Он был поистине колоссом! Представьте — держал на плечах пирамиду из 12 человек. Но однажды на улице кто-то ударил силача бутылкой по голове, и он начал болеть. В конце концов оказался у нас… Когда буянил, санитарам еле хватало сил, чтобы привязать, зафиксировать к кровати. Но Альберт — с кроватью на спине! — вставал и ходил по палате.
Вспоминается также и одна из моих первых незадачливых встреч с пациентом. Женщина вдруг решила, что ей при обмене паспорта изменили фамилию. Такие случаи в жизни действительно бывают. Курьёзов достаточно! Я — молодой психиатр, сначала пытался её переубедить. Но сам того не желая, пошёл у пациентки на поводу. Ведь она называла адреса паспортных столов, с которыми контактировала… Я сделал несколько официальных запросов. Два ответа были путаными. Работники паспортной службы по всей вероятности засомневались в своей правоте. Короче, переписка велась полгода. Но заметных результатов в достижении истины не принесла. Тем временем я продолжал лечить эту женщину, поскольку помимо «неправильной» фамилии у неё были другие проблемы. И вот однажды спросил: «Ну, а для какой цели вам изменили фамилию?» «Как вы не понимаете, я же Ленин. Чтобы не нашли по фамилии!» — был её ответ. И тут же всё стало на свои места — у женщины был бред величия с идеями преследования.
Или ещё один случай. Однажды пришли с группой врачей осмотреть одного пациента, чтобы добиться конкретного ответа, почему, на его взгляд, он оказался в больнице. Мужчина сидел на стуле, качая головой из стороны в сторону. «Зачем вы так качаете?» — спросил его. Он глянул недоумевающе-укоряюще: «Доктор, разве вы не знаете, что на Луне высадились космонавты?»
И хотя в то время американцы ещё не прилунялись, я, чтобы не разочаровывать его, сказал: «Да, знаю, конечно. Ну и что? Причём тут ваша голова?» Он опять укоряющее посмотрел, усмехнулся и сразил своей логикой: «Да ведь они на Луне копают землю лопатами. И какой-нибудь кусок может упасть мне на голову. Неужели это не ясно?!»
Или вот из недавних случаев. Женщина, можно сказать, терроризировала обслуживающий персонал вопросом: «Когда я стану мужчиной?» Особенно доставалось дежурному врачу. Он пытался, как мог, её успокоить, говорил, что «вопрос решается, но не здесь, а выше. Надо подождать…»
Та успокаивалась, но не надолго. Однажды врач не вытерпел и крикнул: «Да не будете вы мужчиной! Никогда! Слышите, ни-ког-да!» И тут же пожалел, что сказал правду. Она отвесила ему крепкую затрещину и рявкнула: «Буду!»

ПЕНЗЕНСКИЕ ЗАТВОРНИКИ И ХЛЫСТЫ
— Игорь Иванович, кто на сегодняшний день состоит в группе риска по психическим заболеваниям?
— С точки зрения профессии больше всего нас, психиатров, волнуют учителя. В особенности женщины. Ведь профессию преподавателя выбирают люди определённого психического склада, которые никогда бы не захотели стать космонавтами, врачами, инженерами… Это большей частью те, кто хотят посвятить себя этому великому делу — воспитанию молодого поколения. Но иногда оказывается, что их желания не совпадают с возможностями и порой не хватает духовных сил или таланта для самореализации в этой сложной профессии. Как следствие — случаи повышения голоса на учеников, нервные срывы или другие, более страшные последствия.
Кроме того, депрессиями в основном страдают женщины в период климакса, когда полностью меняется эндокринно-гормональная ситуация в организме и приходит болезнь в виде депрессивного фона.
— Насколько серьёзной болезнью является депрессия?
— Депрессию как болезнь характеризуют три фактора: снижение настроения, нарушение мышления (самообвинение, появление суицидальных мыслей) и нарушение деятельности сердечно-сосудистой системы. Другими словами, организм замирает — затормаживается мышление, медленнее бьётся сердце… Появляются мысли: «Всё плохо. Я виновата». Вытаскивать из этого состояния очень тяжело. Сразу вспоминаю одну больную из своей практики, которая однажды сказала: «Я хочу умереть», и через пять дней умерла под действием самовнушения. Хотя, с одной стороны, мы оказывали ей лечение, а с другой — женщина была под постоянным присмотром своей дочери, ведущего терапевта одной из больниц. Но ничего не помогло…
— Может ли специалист с первого взгляда определить предрасположенность человека к психическим заболеваниям?
— По радужке глаза можно посмотреть — верхний пояс отвечает за головной мозг. Называется этот метод иридодиагностика. Кроме того, по разговору, темпу мышления или тематике беседы можно определить наличие того или иного заболевания. Хотя с первого взгляда определить очень трудно — некоторые симулируют, некоторые, наоборот, скрывают симптоматику — боятся показать себя больными, пока личность совсем не развалилась. Это всё очень индивидуально!
— Есть такая фишка у современной молодёжи — выставлять себя психопатами. Как вы думаете, действительно ли новое поколение сходит с ума или всё-таки это своего рода заигрывание, провокация?
— Это один из вариантов психических эпидемий. Одни на его фоне действительно играют в психопатов, другие — ими становятся. И если человек режет себе вены, он уже стопроцентный психопат — врождённый или приобретённый.
Кстати, когда к нам на лечение поступают молодые люди, первое, на что мы обращаем внимание, — это руки: нет ли следов от уколов и шрамов на венах.
— Игорь Иванович, вы ведь сделали настоящее научное открытие — впервые в мире вывели формулировку психических эпидемий. Расскажите, при каких обстоятельствах это произошло?
— В 1996 году я защитил докторскую диссертацию на тему «Ретроспектива психических эпидемий в России». Три года я пытался придумать формулировку психических эпидемий, а написал за двадцать минут во время отдыха на море. На клочке бумаги!
— Какой же была эта формулировка, с клочка бумаги перешагнувшая в большую науку?
— Под психическими эпидемиями следует понимать вариабельный ряд психопатологических синдромов, в большей степени истерической ориентации, имеющий полиэтиологическое происхождение. Чаще, однако, психогенной направленности проявляющихся в различных видах, одновременно охватывающих значительные группы людей.
— А не научным языком назовите примеры психических эпидемий в былые времена и в эпоху современности?
— Примеров множество! Кликушество как проявление истерии в виде причитаний, выкриков с бурной жестикуляцией, судорожными припадками и прочими подобными симптомами, самосожжение, самоистязание, изгнание антихриста (убийство младенца в секте хлыстов), оккультизм, групповая иллюзия и так далее.
Моя любимая историческая личность — психиатр Павел Иванович Якобий в 1904 году опубликовал во Франции научную работу, в которой описывалась психическая эпидемия, происходившая в Супонево семью годами ранее, где действовала секта хлыстов и были случаи убийства младенцев.
В прошлом году телевидение широко освещало случай, когда несколько десятков людей спрятались под землёй в ожидании конца света. Эти так называемые пензенские затворники — современный вариант психических эпидемий.
— Есть ли панацея от таких эпидемий?
— Лечить их невозможно, можно только редуцировать. И всё по одной простой причине: психические эпидемии — это явления социального характера, и в профилактике их возникновения должно участвовать государство.
— И в чём же выражается подобная профилактика?
— Например, в различных телевизионных программах показываются негативные стороны деятельности данных сект, в человеке воспитывается мужество, он становится менее внушаемым. Ведь, согласитесь, приятнее думать о светлом будущем, чем о конце света.
Ещё до революции существовала такая классификация сект: вредные, вреднейшие и самые вредные. Организаторов и вдохновителей самых вредных сект сажали в тюрьму — удаляли из человеческой среды обитания. Полиция зорко следила за деятельностью сектантов. Зато в настоящее время у нас борются с терроризмом, экстремизмом и прочими «измами», а сектам уделяется гораздо меньше внимания. Хотя это достаточно мощная армия возбудителей психических эпидемий.
— Повлиял ли экономический кризис на психическое здоровье нации?
— Кризис вызывает агрессию. В особенности у представителей наименее защищённых слоёв населения. Если у человека не хватает денег на еду, благоустройство быта, то он, конечно же, становится более жёстким. Пытаясь зацепиться за жизнь, человек тратит своё психическое здоровье. Однозначно, кризис негативно влияет на здоровье нации.
— Все, кто хотя бы раз смотрел телепередачу «Ищу тебя», знают, что очень часто люди теряют память в дороге. С чем это связано?
— Этим вопросом серьёзно занимается Зураб Ильич Кикилидзе, психиатр, мой хороший знакомый. Версий стирания памяти несколько: от индивидуальных особенностей организма до космического воздействия на мозг. Правда, однозначного ответа пока никто дать не может, хотя ежегодно теряется огромное количество людей. Например, недавно из Чернигова пришёл запрос — у них за год пропало более 500 человек!
— Игорь Иванович, вы являетесь автором научной статьи, одна из тем которой — влияние порнографии на психическое здоровье молодого человека. Скажите, насколько серьёзной является эта проблема?
— Эта проблема современности напрямую связана со следовой реакцией советского воспитания. Во времена СССР люди были совершенно безграмотны в плане полового развития человека. Вопросы сексуального характера были под гласным и негласным запретом, а сейчас наоборот наблюдается переизбыток информации. Сексуальным воспитанием подростков следует заниматься тонко, тактично и ненавязчиво, дабы не нанести психологической травмы. Мы же перебарщиваем в этом воспитательном аспекте, загружаем ребёнка, предоставляем ему избыток информации — вольно или невольно. Посмотрите телевизор, полистайте бульварные газеты — там везде ставится акцент на секс и порой даже порнографию. На рынках продаются DVD-диски с явным порнографическим содержанием и продавцу всё равно, кому продавать порнофильм — взрослому человеку или подростку. Плюс Интернет — гигантская помойка, с выпрыгивающими рекламными объявлениями извращённого сексуального характера.
К тому же возраст полового созревания явно помолодел. Сегодня четырнадцатилетние подростки уже хотят узнать, увидеть, попробовать… Культ секса оказывает огромное влияние на будущее молодых людей, и в частности на сферу семейных отношений. Сексуальные переживания оказываются доминантными в отношениях молодых людей. Поэтому и разводиться стало проще… Уходит любовь, верность, трепетное отношение к партнёру — и всё это результат влияния порнографии (в разных дозах!) в юношеском возрасте. Недавно наткнулся на фильм, который называется «Давай займёмся любовью». Так там о любви и слова нет! Вот такое наше современное общество…
— В таком случае посоветуйте, как с психологической точки зрения следует разговаривать с детьми о сексе?
— Ответ прост: с детьми нужно беседовать о добрых и порядочных отношениях между мужчиной и женщиной исходя из личного опыта.

ЛУЧШЕ ПОСОХ И СУМА
— Один из ваших научных интересов — изучение поведения известных исторических личностей с точки зрения психиатрии. В 2001 году вышла ваша первая монография «Интересное из жизни известных личностей», в 2003-м два последующих издания: «Психиатры об известных личностях» и «Психиатры о великих». Приведите несколько примеров психических заболеваний великих.
— Полководцы Юлий Цезарь и Наполеон были подвержены эпилептическим припадкам. Писатель Эмиль Золя являлся психоастеником, страдал арифмоманией — навязчиво считал на улице столбы, фонари, номера домов…
Иван Грозный страдал бредом преследования. Это состояние приводило к вспышкам неукротимой злобы и яростного гнева. Один из многочисленных примеров — собственноручное убийство своего сына.
Особенностью шизоидно-паранойяльного развития у Иосифа Сталина заключалась в том, что он был чрезвычайно злопамятен и мстителен. Часто источал необычайную доброжелательность и приязнь к тем, кого намеревался уничтожить. К тому же страдал манией преследования.
Христофор Колумб страдал религиозной галлюцинаторной паранойей с идеями величия.
Михаил Лермонтов — человек с причудливой эксцентричной, замкнутой натурой. Вся психика его при анализе отдельных её элементов определённо вырисовывается как шизоидный тип. Но был поистине гением!
Александр Пушкин был акцентуированной личностью, то есть человеком с чрезмерно выраженными чертами характера. Вообще он был неадекватно психопатичен и принадлежал к истероидным личностям, склонным к привлечению внимания к собственной персоне, притворству, демонстративности. Главное желание — быть всегда на виду: в творчестве, общественной жизни, сексе. Великий поэт сам признавался в разговорах, что Натали — его 113-я любовь. Как видите, всё на виду, даже личная жизнь!
Этот список можно долго ещё продолжать: Гоголь, Достоевский, Толстой, Есенин, Пётр I, Гитлер…
— И ведь именно Пушкину принадлежат строки: «Не дай мне бог сойти с ума, уж лучше посох и сума…» Прокомментируйте их с позиции психиатра.
— Действительно, самое страшное в жизни — это лишиться разума. Это я вам как психиатр с 40-летним опытом говорю… Мне многое случалось повидать за время своей работы в сфере психиатрии. Страшно представить, но 80% так называемых бомжей — это наши потенциальные больные. Это люди, страдающие шизофренией, эпилепсией, психопатией, алкоголизмом, которые порой оказываются ненужными ни обществу, ни семье. Как результат — благополучная социальная среда выталкивает их на обочины жизни, а именно на вокзалы, свалки, теплотрассы. И это настоящая трагедия!
Или иногда случается, что дети забывают о своих больных матерях, а матери о больных детях. Да, это морально и физически тяжело — ухаживать за психически больным человеком, но это не повод вычёркивать своего родного человека из жизни. В моей практике были случаи, когда уставшие, измученные болезнью ребёнка матери говорили: «Я устала. Я больше так не могу». И я их понимаю и как врач, и как человек. Но и сделать ничего не могу, если мать всё же решила отказаться от своего ребёнка.
Практика показывает, что даже материально обеспеченные, образованные и интеллигентные люди оставляют своих родных на попечение врачей и совершенно забывают о них. У меня в практике был случай: дети больной — профессор и музыкант, а хоронили их мать мы, врачи… Действительно, уж лучше посох и сума…

ПИСЬМО ОТ ВЫСОЦКИХ
— Игорь Иванович, почему вы выбрали такую непростую профессию психиатра?
— На этот вопрос я не могу ответить однозначно, но цепочку просчитать можно. В ранней юности очень хотелось стать военным лётчиком, но судьба распорядилась иначе. Сам я родом из Тулы и после окончания школы поехал в Смоленск вместе с однокашником, у которого один из родственников работал в медицинском институте. Мой товарищ поступил в мединститут, а я стал учащимся Смоленского медицинского училища, которое окончил в 1964 году.
Затем три года служил на флоте на острове Новая Земля — работал фельдшером в военном госпитале. Когда пришёл из армии, нужно было устраиваться на работу. Выбрал специальность рентген-лаборанта и был направлен на курс обучения смоленским психиатрическим диспансером. Тогда я впервые начал работать с душевнобольными. Работа эта меня заинтересовала. В 1969 году я одновременно поступил в два института: медицины очно и физкультуры заочно. В один и другой институты писал сочинение на тему: «Коммунисты в „Поднятой целине“. Оба сочинения написал на 4 балла. Кстати, спорт всегда был важной составляющей моей жизни. Имею звание мастера спорта СССР по лыжным гонкам.
Обучаясь в Смоленском медицинском институте, занимался в научных кружках по рентгенологии, судебной медицине, а к окончанию института — по психиатрии. Свой врачебный выбор остановил именно на этой специальности и более 30 лет проработал в ней. Сейчас я уже на пенсии.
— А когда вы начали впервые публиковать свои научные работы?
— Во время службы на флоте в 1967 году в журнале «Фельдшер и акушерка» вышла моя первая статья, посвящённая вопросам дуоденального зондирования, а именно зависимости длины зонда от роста человека.
В студенческие годы, занимаясь в научных кружках, опубликовал две статьи по судебной медицине. Затем наступил длительный перерыв.
— С чем он был связан?
— Дело в том, что для творческой и научной работы необходим определённый клинический и житейский опыт. Я не верю в творчество семнадцатилетних поэтов и поэтесс, ведь прежде следует накопить определённый багаж знаний, посмотреть в глаза тысячам людей, познать тонкости человеческой души. Только в начале 90-х я почувствовал в себе силу творчества. Писал о психиатре, художнике, детской писательнице, гигиенисте, много публикаций было посвящено молодёжному экстремизму, влиянии радиации на психику, болезнях цивилизации, учёных Брянщины…
На сегодняшний день мною выпущено более 130 научных работ и 15 монографий. Шестнадцатая книга, «Медицинская наука Брянщины», в настоящее время готовится в печать.
— Какие сюрпризы вы готовите для своих читателей в этой книге?
— Никаких сюрпризов — только факты! Знаете ли вы, к примеру, что производное от пенициллина — антибиотик бензил-пенициллин — придумал наш земляк из Любохны Иван Струков (Апполонский).
Родом из Севска доктор медицинских наук Иван Гаиль, который в 1798 году разработал проект снабжения российских больниц и госпиталей исключительно отечественными лекарствами и подал его царю. Как отреагировал царь, до сих пор неизвестно, у нас ведь бюрократическая машина очень долго крутится… Первый в России лейб-медик, или личный врач, родом из Стародубского района. Его имя — Осип Каменецкий.
Николай Кабанов, уроженец Карачева, является основателем языка эсперанто в России и автором учебников по этой теме. Николай Александрович — один из первых врачей, защитивших в 1899 году диссертацию о роли наследственности в этиологии (причинах) болезней внутренних органов.
Александр Билибин, родившийся в 1897 году в Сураже, стал автором учебника для медицинских институтов по инфекционным болезням. Весь СССР учился по его учебнику, и я в том числе!
Родом из Камаричей Семён Смирнов — основоположник отечественной курортологии, основатель общества российских врачей. Именем Смирнова названы источники в Железноводске, которые он организовал как лечебные. Вода из этих источников называется «Смирновская».
Известный российский академик Владимир Ильич Иоффе, основатель отечественной иммунологии, родом из Мглина. Когда мы открывали новый корпус психиатрической больницы и проводили всероссийскую конференцию в честь его столетия, мать Владимира Высоцкого прислала нам рукописные ноты к известной песне «Утренняя гимнастика». Там есть такие слова:

Главный академик Иоффе
Доказал: коньяк и кофе
Вам заменят спорт
И профилактика.

В письме она написала: «Спасибо за внимание к творчеству нашего сына».
А дело было так: академик Иоффе изобрёл противогриппозную сыворотку, и когда Владимир Высоцкий заболел гриппом, то быстро излечился благодаря этой сыворотке. Так имя учёного вошло в текст песни Высоцкого.
Также во Мглине родился Эдуард Шперк — основатель отечественной сифилидологии, или науки о сифилисе. Он же явился первым директором института экспериментальной медицины в Санкт-Петербурге, функционирующего и по сей день. И это всё наши земляки!

АВТОР… ИДЁТ НА РЕКОРД!
— Игорь Иванович, расскажите про тот случай, когда профессор Август Моисеевич Шерешевский вмиг вашу научную ориентацию поменял…
— Действительно в одно мгновение! Тогда я уже увлёкся историей психиатрии и работал над книгой о психиатре Павле Якобие, который некогда основал первую психиатрическую лечебницу в Орле. Я написал запрос в Питер, поехал в архив и именно там познакомился с Августом Моисеевичем. Он, как только услышал, что я работаю над Якобием, сразу воскликнул: «Идёмте в коридор!» Я начал рассказывать ему о своих идеях по поводу Павла Якобия, и о том, как раньше организовывались частные психиатрические больницы — этот материал попадался мне, когда я работал над историей психиатра. «Оставляйте Якобия — занимайтесь частными больницами!» — сказал мне тогда Август Моисеевич. А у него было отличное чутьё на современность: начало девяностых, перестройка, зарождение частных организаций, которых в Советском Союзе по определению не было… И я начал писать диссертацию о частных психиатрических больницах в России. Написал очень быстро, защитился без единого чёрного шара (при тайном голосовании)!
Когда я занимался частными больницами, то в архиве встретил информацию о психических эпидемиях. Начал интересоваться, что же это такое. Опять рассказал о своих научных интересах Августу Моисеевичу. Он одобрил направление моего поиска, а моей жене, уходя, тихо сказал: «Только сейчас не говори ему об этом, но докторскую диссертацию он будет защищать по психическим эпидемиям».
— И угадал?
— Да, так и случилось. У меня ведь между защитой кандидатской и докторской диссертаций всего три года прошло. Это нонсенс! Люди по 10-20 лет информацию собирают. Август Моисеевич потом признался, что когда я защищал диссертацию, он очень боялся вопроса: «Сколько лет назад кандидатская была защищена?» Три года — это уж слишком! Могли по субъективным причинам чёрных шаров накидать… Но всё прошло замечательно. Кстати, я горжусь тем, что защищался в самом элитном психиатрическом учреждении страны — Санкт-Петербургском научно-исследовательском институте имени В.М. Бехтерева.
— Каким же было самое рекордное время написания творческой работы?
— В 2006 году вышла моя книга «Здравоохранение Брянской области на рубеже веков», которую я написал всего за два месяца. Ровно две недели работал в архивах — нашёл много приказов, рукописей, решений исполкомов… Затем началась непосредственная работа над текстом. Вставал в семь утра, заканчивал в десять вечера. Писал в саду, потому что в доме жарко. От руки и на бумаге, потому что в этом отношении я консервативен — мне приятно чувствовать бумагу, перечёркивать неудавшиеся фразы, чувствовать в этом жизнь. Я выключил телефон, ни с кем не общался и даже не обедал, ведь творчество не терпит суеты.
— А супруга?
— Она всегда была рядом, но… старалась не отвлекать!

ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ БИОГРАФИИ
— Кстати, сколько лет уже вы с Ольгой Владимировной вместе и при каких обстоятельствах познакомились?
— Ольга Владимировна родом из Владикавказа. Приехала она в Мглин, так же как и я, по распределению. По профессии она врач-невропатолог и однажды я пригласил её к себе на консультацию — одна из моих пациенток жаловалась на боль в руке. Ольга Владимировна с важным видом (молодой специалист же!) поставила ей неврит лучевого нерва и назначила лечение. Правда, позднее выяснилось, что у женщины перелом и необходимо принять более серьёзные меры. Таким вот «переломным» оказалось наше знакомство. С тех пор вместе мы уже более тридцати лет, воспитали двоих детей — сына Олега и дочь Олесю.
Есть у меня ещё одна дочь Татьяна — от первого брака. С прежней семьёй и дочерью на протяжении всех этих лет у меня сохраняются добрые дружеские отношения.
— Почему ваши дети не пошли по родительским стопам, не стали медиками?
— Мы поначалу пытались направить сына в «нужное» русло, он даже пару лет учился в медицинском институте, но потом однажды сказал: «Не хочу, чтобы меня, как вас, вызывали на работу по ночам и в праздники!» — и поступил на специальность «Банковское дело». Сейчас, правда, работает в сфере торговли.
— Игорь Иванович, как психолог скажите, в чём смысл человеческого существования?
— Весь смысл в гармонии, а точнее в гармоничном восприятии окружающего мира и себя в нём, в родных людях, семье и профессии.
— Что нужно сделать, чтобы добиться гармонии в отношениях?
— Всё зависит от желания человека. Говорят же: «Хотите быть здоровым — будьте! Хотите жить хорошо — живите!» И не важно где — под Кремлёвской стеной или во Мглине…
— Поделитесь секретом своей личной гармонии.
— Я занимаюсь любимым делом, я всегда к чему-то стремился — будь то коллекционирование, занятия спортом, увлечения или работа. Меня окружают замечательные люди — талантливые, образованные, увлечённые. Да, профессия, которую я однажды выбрал, очень непростая. Мне приходится работать с больными людьми — иногда очень возбуждёнными и даже агрессивными. Приходится смотреть в глаза душевнобольным и через зрачок впитывать всю эту негативную энергию. Это очень тяжело!
Но есть уютный дом, где многое сделано своими руками, любимая жена — это и есть мой мир. Кстати, с Ольгой Владимировной у нас сформировалось хорошее психологическое поле. Как космонавтов перед полётом специалисты проверяют на психологическую совместимость, так и нас жизнь проверила — хоть в космос лети!

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото из архива семьи ЩИГОЛЕВЫХ.

3622