Удачное «приземление» подводника Баранова

Лет десять назад Александр Баранов вынужденно променял романтику северных морей на стародубские чернозёмы — из  подводников ему пришлось переквалифицироваться в фермеры. Так сказать, бросил якорь в знаменитом селе Меленск Стародубского района, в знаменитом (опять же!) на всю область хозяйстве — КФХ «Богомаз». Что из этого получилось? Александр Александрович поделился своей историей с «Брянской ТЕМОЙ».

— Александр Александрович, какой была ваша жизнь до того, как вы вернулись в родной брянский край? С чем вам пришлось расстаться?
— С мечтой своего детства… Родился я на Брянщине, в Суражском районе, в селе. Отец мой трудился в колхозе: сначала был бригадиром, затем заместителем председателя. Мать работала учительницей в средней школе. Да и вообще, все бабушки, дедушки, прабабушки либо трудились на земле, либо относились к сельской интеллигенции — работали врачами, учителями. Только я мечтал о карьере военного, о море… После окончания школы был призван в ряды Советской армии. Служил в Монголии, в железнодорожных войсках. Демобилизовался и наконец переквалифицировался в подводники. Помню своё первое погружение. Мне было чуть больше двадцати лет — юнец! Глубина — тысяча метров! Страх и восторг, адреналин в крови и радость от новых ощущений — всё это мне пришлось испытать. Со временем страх исчез, осталось только неиссякаемое чувство восторга.
— Какими были самые яркие впечатления из той, «подводной», жизни?
— Мне посчастливилось дважды участвовать в межфлотских переходах подо льдами Арктики, за что имею государственную награду — медаль Нахимова.
Мы перегоняли российские атомные подводные лодки на Дальний Восток под глыбами льда толщиной в 8–10 метров. Помню, как всплывали на поверхность после семи дней непрерывного пребывания под водами Северного Ледовитого океана. Мне суждено было постичь необыкновенную красоту безлюдной Арктики. Представляете, мёртвая тишина, в которой слышны лишь звуки потрескивания льда и тихий вой вольного ветра. И ни души! Невероятно!
Атомная подводная лодка, по сути, похожа на огромную металлическую рыбу, у которой вместо жабр — специальные аппараты для переработки кислорода из забортной воды. И мы жили на этой «рыбе» сплочённой дружной командой.
Я служил на подводной лодке «Смоленск», но бывал практически на всех атомных подводных лодках нашей флотилии. В том числе и на «Курске»… Знаете, наверное, что среди погибших на «Курске» моряков был и стародубский паренёк — капитанейтенант Виталий Солорев. Сейчас стараюсь всеми силами помогать его несчастной матери. Говорят же, что бывших моряков не бывает…

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ
— А почему вы ушли в отставку?
— В 90-е годы на флоте перестали платить заработную плату. Жалко было уходить, но пришлось. Мужчина должен уметь зарабатывать — нельзя было сидеть сложа руки. Пришлось вернуться на Брянщину. Сразу же поехал к сестре, Ольге Александровне Богомаз, в село Меленск. В то время Александр Васильевич Богомаз уже успел организовать собственное крестьянское фермерское хозяйство — я устроился к нему на работу. Начинал водителем, «дорос» до управляющего хозяйством. Весь процесс подъёма семейного бизнеса фермеров Богомазов прошёл на моих глазах.
— Как перестроились с одной профессии на другую? Кто или что помогло вам в этом?
— Я никогда не думал, что вернусь к земле, хотя родился и вырос в деревне. Знаете, чтобы быть успешным фермером, нужно в первую очередь любить землю, в которую вкладываешь свой труд. Мой друг и руководитель Александр Богомаз привил мне эту любовь! В его знаменитом сейчас на Брянщине крестьянском фермерском хозяйстве я проработал ровно десять лет, прошёл эту школу самобытного российского фермерства. В 2006 году КФХ «Богомаз» выкупило хозяйство в Погарском районе. Бывшие руководители не справились с управлением, набрали долгов, в течение длительного периода не выплачивали заработную плату… Чуть больше года назад я был назначен генеральным директором этого хозяйства и занялся его восстановлением. Я навсегда запомнил слова Александра Богомаза, прозвучавших в адрес моих сомнений по поводу новой должности. Он сказал: «Надо работать — там люди!» Они меня очень тронули и придали сил.
— Какие меры были приняты для спасения хозяйства?
— В первую очередь мы погасили все долги, в том числе и по заработной плате. Затем приобрели новую технику: трактор, две грузовых машины ЗИЛ, ГАЗЕЛЬ, легковой автомобиль Suzuki и две современные сеялки. В настоящее время на кредитные средства планируем взять отечественный зерноуборочный комбайн, к осени — комбайн для уборки картофеля. Так постепенно мы сформируем парк техники, достаточный для комфортного ведения хозяйства.
Всего у нас в распоряжении находится 1000 гектаров земли. Честно скажу, земли в Погарском районе не такие плодородные, как в Стародубском. Но если грамотно организовать мероприятия по улучшению плодородия почв, то и здесь можно собрать неплохие урожаи.
Что касается посевов картофеля, то в прошлом году мы посадили всего 250 гектаров, в этом году планируем занять под картофель 400 гектаров. Увеличивать общие посевные площади пока не планируем — вначале на ноги надо стать!
В этом году закупили отличные семена в КФХ «Богомаз». Признаюсь честно: нет лучше посадочного материала, чем у Александра Васильевича! Я десять лет проработал в его хозяйстве: помню, как закупались семена сортового картофеля в специализированных институтах, как проходила апробация сортов и адаптация к нашим погодным условиям.
Единственная проблема — это кадры. Да, у меня замечательные помощники: главный бухгалтер, главный инженер, заведующий складом. Но, к сожалению, на земле работать некому. В прошлом году приходилось даже из Трубчевского района людей возить! Спивается наша деревня… Поэтому так остро прозвучали слова Владимира Путина на XXII съезде АККОР о надежде на фермерство в деле спасения вымирающего российского села.

ФЕРМЕРСТВО — ДЕЛО СЕМЕЙНОЕ
— Александр Александрович, какие впечатления вы привезли из Тамбова, где проходил XXII съезд АККОР?
— Больше всего понравилось, что люди действительно приехали в Тамбов поработать. Поначалу казалось, что на многие вопросы мы так и не получим ответов. Но когда в зал заседания зашёл премьер Владимир Путин и начался живой диалог с фермерами, все сомнения отпали. На все вопросы были получены ответы, большинство которых с уверенностью можно назвать положительными.
— Какие вопросы интересовали лично вас как представителя КФХ «Богомаз» и руководителя ООО «Надежда»?
— Обозначу их коротко: тарифы на электроэнергию, цены на топливо, зерно и продовольствие.
— Какие ответы получили?
— По поводу цен на топливо Владимир Владими мирович заявил, что в этом году все сельхозпроизводители смогут воспользоваться скидкой на бензин и горюче-смазочные материалы. К слову, на сегодняшний день льготная цена солярки составляет 13 рублей.
На вопрос о тарифах на электроэнергию премьер ответил, что для малого бизнеса, в том числе и для сельского, меняется порядок расчётов за электроэнергию. Планируется существенно снизить цены. Кроме того, отменяются дополнительные платежи за недобор или перерасход электроэнергии.
Лично мне понравилось предложение Путина о продаже фермерам с 50%-ной скидкой застоявшейся в ангарах отечественной техники, а также 50%-ную помощь от государства при оформлении земель в собственность или в аренду.
Интересной оказалась тема возрождения фермерских династий, о роли семьи в становлении фермерского хозяйства. Всё-таки хорошо дело спорится, когда всё в одной семье — и посоветоваться можно, и подумать вместе над проблемами. Мне повезло, что я могу обратиться с любым вопросом к Александру Богомазу. Это человек, который умеет делиться собственными знаниями, а если возникают трудности, то и помочь делом.
— Не жалеете, что занялись фермерством?
— Нет, я научился любить землю. И это главное. Ведь удивительно наблюдать, как из маленького зёрнышка рождается полное жизнью растение… Всё-таки фермерство — не просто профессия, это целая философия!

Софья ТРОФИМОВА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА.

Просмотров: 74