HANDMADE особого назначения

В испанской провинции Жирона туристов обязательно пригласят в замок, подаренный Сальвадором Дали своей возлюбленной Гала — с троном в гербовом зале, нарисованными дверьми-обманками, расписными плафонами, интерьерными украшениями руки великого автора. Свой мир в итальянском Пеннабилли долгие годы создавал великий сценарист, друг и соратник Федерико Феллини — Тонино Гуэрра. Шкафы-деревья, картины, светильники, люстры, посуда, скатерти, занавески — всё в доме создано его руками. Такой интерьер не назовёшь премиальным, но уж точно — интерьером с живой душой, произведением искусства. Подобное отношение к окружающему пространству исповедует и брянский дизайнер, скульптор, художник Александр Чичиканов.

Впервые создавать предметы интерьера я начал, кажется, лет в двадцать. Только-только окончил Брянский строительный техникум по специальности «архитектура», поступил учиться на дизайнера в БГУ. «Вышку» получал на платной основе, нужно было самому зарабатывать деньги на учёбу — решил подработать с товарищем в скульптурной мастерской.

Первый проект — партия настольных зеркал в скульп-турных рамах из гипса. Мы сделали их около пятидесяти, но продолжения не случилось. Видимо, из-за отсутствия опыта наша работа не получила должного товарного вида. Может быть, до сих пор где-то   на складе пылятся эти непроданные зеркала…

Затем было много подобных опытов: в качестве художника оформлял загородный дом, там же занимался садовой скульптурой, создавал декоративные миниатюры из гипса, работал в рекламной сфере графическим дизайнером — эту специальность получил, будучи студентом Международной академии бизнеса и управления. И только в 2011 году определился с основным видом деятельности, когда устроился в качестве ведущего художника в мастерскую эксклюзивной мебели.

Изучение истории становления стилей и опыта мастеров прошлого, работа с командой специалистов-резчиков, которые «верстают» из эскизов готовую модель и на глазах создают орнаментальные композиции, равные произведениям искусства, — всё это вкупе позволило многое переосмыслить. Пришло понимание того, что искусством может называться только по-настоящему красивая, эстетичная вещь, способная радовать глаз и сердце. И чтобы создать такую вещь, необходим не только опыт и огромные вложения труда, но и талант.

* * *

Авторская мебель из массива дерева — дуба, вишни, кедра — по цене сопоставима с фабричными итальянскими, американскими предметами интерьера премиум-класса. Безусловный стиль-лидер, если судить по заказам, — классика. Затем следуют модерн (наиболее мною любимый), ар-деко. В принципе, стилистических ограничений не существует: всё зависит от желания заказчика и его платёжеспособности.

Наибольшей художественной выразительностью, конечно же, обладает модерн. Поразительно, что этот стиль просуществовал в чистом виде всего пару десятков лет. Язык стиля — символы: органические, растущие. Если линия, то не прямая, а живая, изящная, одухотворённая.

Таинственность и нежность, романтизм и очарование модерна лучше всего сочетаются именно в природных мотивах, где нет места резким очертаниям. Привнести элементы природы в интерьер можно различными способами: использованием цветов и оттенков, присущих природе, отделочных материалов природного происхождения (в первую очередь дерева!), плавных линий и обтекаемых форм, а также различных изображений растений, птиц, животных. Если рассматривать русский модерн рубежа XIX–XX веков, то дерево — преобладающий материал в интерьере.

Окрашенные стены в таком помещении могут быть дополнены деревянными колоннами и полуколоннами, замысловатыми арками. Двери в модерне тоже с изогнутыми линиями, полуарками и стеклянными вставками, лестницы — с полукруглыми ступенями и изогнутыми перилами. Люстры и бра, выполненные в едином стиле, могут быть сделаны в форме цветов или растений, также иметь плавные линии и причудливые формы.

В начале прошлого века модерновая мебель для богатых людей делалась из ценных пород дерева, инкрустированного изображениями птиц и животных, декорированного вставками из хрусталя. Сейчас краснодеревщики продолжают эти традиции: шкафы, порой целые библиотеки и кабинеты обретают фантастическую изогнутую форму, напоминающую архитектурные творения Гауди: по фасадам стремятся вверх изысканные, переплетающиеся лилии — общепризнанный символ модерна. Те, кто решается воссоздать дома этот стиль в чистом виде, — люди с утончённым вкусом, ценители прекрасного.

* * *

Многие интерьеры я рисую от руки. Быстрый рисунок, так называемый скетч, может оперативно дать представление заказчику о содержании композиции, которую задумывает художник. Уже на стадии разработки можно дать несколько (2–3 варианта) концепций и в зависимости от предпочтений заказчика утвердить нужное направление. Так же важно, что на этой стадии на бумаге создаётся настроение и ощущение будущего проекта. Но в первую очередь так художнику самому проще разобраться в собственной идее и определить для себя наиболее удачное решение, т. е. за день–два уже можно предложить проект заказчику и вести предметный разговор о дальнейшем сотрудничестве, тогда как хорошая визуализация занимает минимум неделю.

Но здесь есть и другая сторона. Интерьерные бюро или дизайнеры, занимающиеся профессионально решением пространств, имеющие определённый статус, берут полностью ответственность за принятие решений на себя, предварительно определив детали с заказчиком, и спустя некоторое время выдают готовое решение.

Если сравнивать 3D-визуализацию и проработанный рисунок от руки, то 3D, бесспорно, выиграет в реалистичности, подборе материалов, цвете. Но не будет у неё авторства и того неповторимого почерка, которые таят в себе рукотворные иллюстрации. А так как нынче с помощью компьютеров создаются миллионы визуализаций, ниша «ручных» работ, если эти работы выполнены на профессиональном уровне, ценится, естественно, больше как редкость и вещь рукотворная. Если раньше идеи гражданских революций звучали как: разрушить старое и на руинах построить новое, то нынче гражданская позиция борется за сохранность истоков, неповторимой культуры, из которой рождается настоящее.

Сам я делал визуализации в 3D и ощутил все преимущества. Но гораздо приятнее работать с живыми материалами, бумагой, карандашом, тушью, акварелью. Именно поэтому совершенствуюсь там, где испытываю чувства и удовольствие. А заказчик заказчику рознь. 3D-визуализации задрали планку и создали определённые стандарты и стереотипы, на которые ориентируется современный неискушённый заказчик. И я встречался с тем, что люди «не понимают», что здесь изображено, им подавай фото. Как говорят в таких случаях, клиент всегда прав.

Вообще, прекрасный ответ на этот вопрос в «Левше» у Лескова: «Машины сравняли неравенство талантов и дарований, и гений не рвётся в борьбе против прилежания и аккуратности. Благоприятствуя возвышению заработка, машины не благоприятствуют артистической удали, которая иногда превосходила меру, вдохновляя народную фантазию».

В компьютеризации теряется дух и очарование художественной изобразительности. А редкость, как мы знаем, всегда в цене. Да и 3D-работы в музеях мы не увидим в отличие от ручной графики, наполненной живой эстетикой, со своим вкусом, запахом и ощущением.

* * *

Недавно прочёл интересную мысль: если ты продал что-то   , значит, сделал что-то   очень незатейливое. Относительно личных творческих работ, возможно, это так. Произведения, которые рождаются в потаённых уголках подсознания и отражают внутренний мир, понятный лишь тебе, потребительской ценностью не обладают — их редко покупают. В отличие от вещей, созданных в соответствии с потребностью моды или желанием заказчика. Большое значение на покупательную способность работ влияет и степень «именитости» фигуры. Зачастую домовладельцу удобнее назвать по- пулярный фабричный бренд, чем известное лишь в узких кругах имя художника.

Приведу простой пример: одна из моих последних работ — гипсовый барельеф, окрашенный «под бронзу», мне кажется очень удачной. Он вполне может стать гармоничным дополнением к современному интерьеру многих стилей и стоить будет, прямо скажем, дешевле, чем испанский барельеф известной фабрики. Но у фабрики есть разрекламированное имя, а у художника, работающего в провинции, зачастую — нет. Помните сцену из фильма «О чём говорят мужчины», когда герои купили в подарок картину «модного художника Тищенко». Один из них так и сказал, глядя на «шедевр»: «Ну, прекрасно. Или ужасно. Я не знаю…»

А после того как назвали цену — три тысячи долларов, состоялся характерный диалог:

— Не, ну видно, что хорошая.
— Может, мне тоже нравится, но почему так дорого?
— Это Тищенко.
— Что Тищенко?
— Модный художник.
— Тищенко, да? Не, ну я слышал, слышал, — сказал герой Ростислава Хайта и о высокой цене уже не спорил. Хотя фамилия художника — Тищенко — была выдуманной, и это сразу открылось. Но именно она позволяла «скакать» цене на картину с двухсот долларов (реальная) до трёх тысяч ( «за Тищенко»). Что-то похожее можно сказать об авторских работах в интерьере.

* * *

Каждая выставка в Брянске (речь о скульптуре, барельефах) — это минус один–два экспоната. Нет, не покупают. Что-нибудь отламывается.

* * *

Цель моего творчества во многом романтическая, — сказать что-то   новое. Когда делаю проекты для выставок, пытаюсь удивить публику. Хочется нарушить спокойствие людей, чтобы хотя бы один из ста, увидевших экспозицию, провёл бессонную ночь.

Один из моих наиболее доработанных в этом плане проектов — триптих «Созидаем, творим, возрождаем». Многие почему-то считают, что каждая из трёх скульптур изображает представителей тех или иных профессий: садовника, строителя, акушера. На самом деле это иллюстрация одной известной поговорки, которая определяет смысл жизни каждого мужчины: посадить дерево, построить дом, вырастить сына. А если выстроить скульптуры одну за другой, то силуэты трёх изваяний образуют подобие витрувианского человека с известного рисунка Леонардо да Винчи. Мне нравится создавать такие головоломки.

* * *

Трудно сказать, как рождаются эскизы будущих произведений. Иногда это продуманный смысловой концепт, иногда — подсознательное вмешательство. Вдохновение может настигнуть в любой момент: при чтении книг, журналов, просмотра фильмов, на улице или в транспорте. Прежде, если не стояло чёткой задачи, применял технику подсознательного штурма — это когда рука сама ведёт карандаш, а потом вдруг видишь картинку, образ, возможно не всегда понятный другим, и дорабатываешь его. Вот, к примеру, барельеф из дерева и оргстекла «Балет». Изображённый на нём герой — маленький, чёрный, коренастый, крепко стоит на ногах, а героиня — белая, стройная, гибкая. Женщина, изгибаясь в танце, преображается в цветок, но всё же опирается на мужчину. Того самого — маленького и коренастого. Каждый найдёт в этом что-то   своё, и я, как художник, в том числе.

* * *

В чём смысл искусства: высокого и прикладного? Смысл духовного? Дать пищу для размышлений, заставить зрителя пережить новые эмоции, испытать чувство прекрасного. Думаю, в этом искусство выигрывает перед штамповкой, пусть даже самой дорогой, самой элитной.

* * *

Некоторые предметы интерьера для собственной квартиры я делал своими руками: торшеры, люстру, столы, полки, скульптуры-декорации. Создавая арт-объекты, пытаюсь придать им больше функциональности. Так, например, родился проект (а по сути светильник!) «Эмоции»: три скульптурных лица передают различные настроения, а внутрь каждого проведён свет. «Эмоции» могут использоваться как ночник в доме, скажем, стиля ар-деко, а ещё более удачно — в кафе или ночном клубе. Это тоже своего рода головоломка, когда подчёркнуто декоративный элемент интерьера становится вещью прикладной, выполняет какие-то функции.

* * *

Цветные барельефы из дерева и оргстекла — это прикладное творчество, но они и не претендуют на звание произведений искусства. Подлинное искусство требует много времени, сил, мастерства и кропотливого труда. Отсюда и возникает эксклюзивность. Однако художнику тоже нужен хлеб…

Мне повезло: основная работа — проектирование мебели — приносит мне удовольствие, даёт возможность совмещать профессию и творчество. Мои задачи здесь в большей степени архитектурные: например создать планировку, составить композицию, скажем, кабинет в английском стиле, придумать все деревянные его составляющие — шкафы, столы, декор. Остальное — подобрать мягкую мебель, шторы, настенное и напольное покрытие — дело декоратора или самого домовладельца. В принципе, я занимаюсь тем, что люблю, — я рисую.

* * *

Создание городских зарисовок — вот что увлекает помимо работы в мастерской. Вместе они составят большой проект «Эскиз». Это своеобразная хроника, «репортаж» из мест, где бываю я и мои персонажи. Преобладает в рисунках, конечно же, Брянск.

Людей рисовал всегда. Но пару лет назад купил альбом с хорошей бумагой, вышел опробовать его в парк, нарисовал пару девушек с соседней скамейки, затем ещё пару и мало-помалу начал заполнять альбомы.

Первые эскизы создавал совершенно бессистемно: располагал по пять–шесть картинок на листе, заполняя каждый островок свободного места. Затем понял, что каждый эскиз — это законченная композиция, самостоятельная иллюстрация со своим сюжетом и настроением.

Осознавая это, стал более трепетно относиться к этим, казалось бы, банальным зарисовкам — эпизодам из повседневной жизни Брянска и других точек на карте, где мне посчастливилось побывать.

* * *

Рисовать людей удобно в общественном транспорте. Герои могут быть совершенно любые. Главное, чтобы они были. Вы спрашиваете, не смущает ли это людей? Стараюсь делать зарисовки незаметно и быстро — на каждую уходит не более пяти минут. Это как случайный разговор двух прохожих:

— Как найти улицу Мира?

— Пройдите вперёд два квартала, потом сверните налево, через двести метров — сквер…

И люди расходятся каждый в свою сторону, забывая о том, что только что имели общение. Такой порядок вещей никого особенно не раздражает.

* * *

Эскиз-за эскизом — я работаю над собой, оттачиваю технику исполнения. Условная цель — минимальными средствами (буквально одним росчерком пера!) передать суть, эмоцию, человека, выстроить законченную композицию, где ничего не добавить и ничего не убрать. Это не всегда удаётся. И всегда есть куда расти. За два года я заполнил 15 альбомов, это более 500 иллюстраций, и только 50 из них я мог бы назвать удавшимися. Остальные — рабочие варианты. Хотя всё это так относительно — некоторым нравятся именно эти «черновики».

* * *

Как-то один товарищ попросил разработать эскизы масок для детского творчества. Я загорелся этой идеей: дети будут раскрашивать искусные гипсовые маски и оставлять их себе на память. Две недели я рисовал эскизы, забросив все остальные дела. Отправил на согласование, и получаю в ответ: «Я тут подумал, что с масками перебор. Пусть это будут киты, кораблики». И мне вдруг стало так неинтересно… Привилегия художника — заниматься тем, что действительно увлекает. Сейчас, к примеру, готовлю проект к 8 Марта. Это будет стилизация: девушки с высокими, напыщенными причёсками, в которых прячется восьмёрка. Материалы — цветная бумага, картон. Кто заказчик этих макетов и где они будут продаваться? Нигде. Это и есть творчество: не ради денег, ради удовольствия.

Александра САВЕЛЬКИНА

Просмотров: 4674