«Тридевятое царство»: железобетонная вера в чудо

Оказывается, сказку можно не только сочинять, но и строить. Именно этим на протяжении трёх лет занимается брянский художник Василий Подстригаев — на небольшом участке своего загородного дома он возводит собственное «Тридевятое царство». Не ради прибыли или саморекламы, а для того, чтобы оставить после себя яркий след в истории нашего города. И красок на него мастер, как удалось разузнать корреспондентам «Брянской ТЕМЫ», совершенно не жалеет!

Василий Степанович не сразу согласился на интервью. По роду деятельности наш герой — частный предприниматель, по образованию — музыкант, согласно записям в трудовой книжке — художник с двадцатилетним стажем, по жизни — ярый перфекционист. Потому и не хотел, наверное, показывать своё детище раньше времени, пока не закончена работа над созданием сказочного музея под открытым небом под названием «Тридевятое царство». Первые его экспонаты появились на одной их обыч- ных улиц в посёлке Бежичи чуть более трёх лет назад.

— Первыми скульптурами из художественного бетона стали сказочные деревья, которые украсили ворота жилого дома, — вспоминает мастер. — Идею подсмотрел в парке «Заповедник сказок». Недалеко от города Серпухов есть такой комплекс»Берендеево царство» — семь клубных коттеджных посёлков на берегу реки Нара плюс парк развлечений со сказочными скульптурами из бетона. Побывал там однажды и решил у себя организовать такое же благоустройство. А теперь трудно остановиться…

С тех пор территория вокруг дома Подстригаевых стала заполняться сказочными персонажами. А после того, как появились школьник Вовка, двое из ларца — одинаковы с лица и розовощёкий Тридевятый царь, будущий парк развлечений наконец-то обзавёлся собственным названием. Мастер признаётся, что «Вовка в Тридевятом царстве» — это, пожалуй, самый любимый его советский мультфильм. Хотя иностранные художник не очень жалует. Нет среди его героев ни позеленевшего по воле создателей добряка Шрека, ни Микки-Мауса, ни какого-нибудь иного продукта интеллектуальной деятельности импорт- ных мультипликаторов. Есть разве что гномы, мифологические обитатели Скандинавии. Да и те с совершенно славянскими чертами мудрых и по-детски лукавых лиц.

Большинство бетонных обитателей «Тридевятого царства» имеют постоянную прописку на улице, за пределами хозяйского забора. Любой желающий может смело забраться на царский трон внушительных размеров, прошептать самую сокровенную мечту терпеливому уху первого в Брянске «Дерева желаний» или погладить серого кота, мирно посапывающего в своём железобетонном сне.

— Как-то подметил, что проезжающие мимо машины замедляют ход возле «Тридевятого царства», пассажиры опускают окна и снимают героев мультфильмов на свои телефоны, — рассказывает Василий Подстригаев. — Я каждый раз им говорю: «Выйдите, сфотографируйтесь, если хотите. Никто не запрещает!» Свадьбы приезжают, женихи с невестами позируют в обнимку со сказочными персонажами. Соседи не против, наоборот рады. Хоть какое-то разнообразие среди обыденной жизни. Я бы и целые экскурсии сюда пускал, да не могу. Недоделан ещё парк. Не люблю «полуфабрикаты».

Избушка на курьих ножках… с мангалом

Строительство «Тридевятого царства» продолжается полным ходом. Рядом с хозяйским домом постепенно вырастает, словно по велению мудрой сказочной царицы, причудливый вольер для живых белок.

— Не знали, какое применение найти балкону на первом этаже, — поясняет мастер, проводя для нас небольшую экскурсию по территории. — Если соорудить здесь большую конструкцию из бетона, получится нагромождение. А шустрые белочки добавят гармонии, жизни сказочному уголку. Поселятся они в просторном вольере, где будут предусмотрены и уютные домики-дупла, и ветки для игры в неустанные беличьи горелки. Возможно, чтоб зимой не замерзали, сконструируем некоторое подобие «тёплого пола». Всё-таки живые существа, они ведь не только для красоты. О них ещё и позаботиться как следует нужно.

В такие моменты легко поймать себя на мысли, что и сам мастер чем-то похож на доброго мужичка-лесовичка, который по призванию и долгу сказочной службы заботится обо всём живом, что его окружает. И одно- временно на мудрого волшебника в облике успешного бизнесмена и примерного семьянина: прошептал свою очередную затею на ухо «Дереву желаний» и появилась по щучьему велению новая железобетонная скульптура, весом в 700 кг. Но, оказывается, в жизни не всё так просто: каждую скульптуру команда из трёх помощников мастера делает от двух до четырёх недель. На каждую ожившую мультипликационную модель уходит пара десятков банок импортной краски, по 500 рублей каждая; несколько мешков цемента. Внутри любого из сказочных героев — мудрёный каркас из арматуры, который варится в подвале мастерской, расположенной по соседству, а готовая фигура выезжает из производственного подземелья благодаря специальному крану.

— Всё-таки не в сказке живём, богатырей среди штатных сотрудников не имеем, — уместно шутит Василий Степанович. Очередная его задумка — поселить на крыше мастерской, расположенной тут же, по соседству, дракона, переосмысленную копию доисторического ящура, который карабкается по стене Новой Ратуши в Мюнхене. Художник недавно специально посетил этот знаменитый немецкий город, чтобы как следует разглядеть и сфотографировать с разных ракурсов крылатый неоготический оригинал.

Остаётся пустым и место для центральной фигуры, украшающей входную группу у ворот: справа — могучий старик с филином, словно с картины советского художника Константина Васильева, слева — собирательный образ Хозяйки Медной горы из сказок Павла Бажова.

— В центре хотелось соорудить что-то воздушное, звенящее, — делится хозяин «Тридевятого царства». — Была идея поставить хрустальный дворец для белочки с золотыми орешками, уже нарисовал проект и нашёл, где его смогут реализовать, — на Дятьковском хрустальном заводе. Но там начались проблемы. Место центральной скульптуры так и остаётся вакантным…

Зато на заднем дворе удалось построить фундамент для будущей избушки на курьих ножках. Огромную, вращающуюся платформу — бывшее основание от башенного крана художник нашёл в пункте приёма металлолома. Жилище для Бабы-яги тоже окажется не простым. Вместо печки — мангал, вместе с курьими ножками — вращающийся механизм. К слову, сама хозяйка сказочного дома уже готова и с явным интересом наблюдает за ходом строительства из своей железобетонной ступы. В общем, «когда б вы знали, из какого сора…»

Однако не только сказочные герои рождаются в мастерской Василия Подстригаева. Недавно закончили работу над памятником воинам-афганцам, который в ближайшее время будет установлен в Суземке. Над сложным проектом работали несколько месяцев. Говорят, хотелось добиться нужного эффекта — чтобы мужественный воин не оставлял равнодушными зрителей.

Сам себе сказочник

— Василий Степанович, у сказочных героев всё просто складывается: захотел перекусить, волшебная печка испекла пирожок, заблудился — вот тебе в помощь волшебный клубок… А в реальной жизни бывают такие, «сказочные», помощники? — мы продолжаем разговор в гостиной, за круглым обеденным столом, на поверхности которого вырезаны безупречные индийские слоны среди реликтовых джунглей. Кресло-качалка, где по-хозяйски восседает художник, стул, у ножки которого разлёгся 8-месячный пекинес Зефирка, лестницы на все этажи дома, шкафы, двери, рамы для зеркал — всё сделано либо по эскизам, либо руками самого мастера.

— Я из обычной рабочей семьи, — как-то совсем несказочно начинает свой рассказ хозяин «Тридевятого царства». — С детства любил рисовать, но больше мечтал выступать в эстрадном оркестре. Окончил музыкальную школу, затем эстрадное отделение Московского университета искусств. Освоил барабаны, 12-струнную гитару, баян. Играл в оркестрах: студенческом, армейском, городском эстрадном. Но это больше для удовольствия…

После службы в армии устроился художником на электромеханический завод, проработал там почти 20 лет. Начальник у меня был изумительный человек — Виктор Андреевич Мезинов. Работа оказалась интересной, никто не мешал реализовывать творческие фантазии. Так, в 80-е годы мы построили для жителей микрорайона Отрадное детский городок. Там и вертолёты были, и танки, и фонтаны. Отсюда, наверное, и началось увлечение детской сказкой. К сожалению, в дурные времена этот городок… растащили на металл.

— Двадцать лет вы проработали на заводе, теперь в собственном цеху изготавливаете дубовую мебель для респектабельных интерьеров. А между этим что было?

— Была жизнь в общежитии, правда, квартирного типа с отдельной кухней и санузлом. Но всё же в одной комнате. Я не отчаивался никогда, во всём искал плюсы: в тесноте да не в обиде. Ещё был первый опыт изготовления деревянной мебели. Первые образцы собирал в столярном цеху электромеханического завода. Цех пустовал, я пытался предложить способ заработать хоть какие-то деньги. Показал директору свои диваны из дуба и кожи (до сих пор удивляюсь, как удалось в те времена это всё достать!). Он сказал: «Это мебель для царей, а не для рабочего класса». Я ответил: «Тогда давайте для рабочего класса будем лавки делать». Руководителю это замечание, конечно же, не понравилось. Да и завод — оборонный, какие тут диваны «в коже». И тогда я ушёл в свободное плавание…

В полуподвальной мастерской в Бежице изготавливали мебель, с резными элементами, из хороших материалов. Один из таких экземпляров по воле случая оказался даже на Камчатке! С тех пор много воды утекло, но производство элитной мебели мы сохранили. Штатные краснодеревщики изготавливают на заказ двери с диковинными резными орнаментами, роскошные рамы для зеркал, детали лестниц, кабинеты, кресла-качалки и многое другое.

— И всё это производство вот уж как три года кормит ваше детище — «Тридевятое царство»…

— Цемент недорого стоит, дерево остаётся от производства… Хотя, кого я обманываю, много заработанных средств уходит на создание парка. И создаём скульп- туры пока в основном для себя, не на продажу. Считаю, что деньги — в жизни не главное. Без них, конечно, тоже нельзя. Но я уверен, лучше улыбнуться лишний раз, заставить улыбнуться других, чем любоваться на стопки банкнот в кубышке.

— Почему именно русскую сказку взяли за основу для создания парка?

— Каждый хочет жить в сказке. Каждому хочется продлить своё детство. Спрашиваете, почему именно русский фольклор и мультфильмы? Так мы в России живём! У нас и герои добрее, и финал чаще счастливый.

— А героев-то дети узнают?

— Взрослые, конечно, всех героев знают: и палец, торчащий из озера, который напоминал царю из «Варвары-красы…», что за ним имеется должок; и Вовку из Тридевятого царства; и кота Василия из «Возвращения блудного попугая». А вот дети некоторые Вовку уже не знают…

700 кг удовольствия!

— Василий Степанович, ваши бетонные скульптуры можно целый день рассматривать, и всё равно всех деталей не разглядишь. Много сюрпризов для зрителей приготовлено! Расскажите, вам сразу такими скульптуры виделись?

— Нет, конечно же, вон, видите, на самом верху самого высокого дерева-столба расположен домик белки, а на двери — миниатюрный зелёный замочек. В первоначальном проекте никакого замка не было. Просто однажды нашли старый чемодан и поняли, что замок идеально подойдёт к дверям сказочного домика. А цепь, которая висит на шее у кота, похожая на известный аксессуар у «братков» из фильмов про 90-е, я нашёл в обычном зоомагазине. Зашёл туда за кормом для домашних питомцев и как раз недостающую цепочку приобрёл.

Или же на часах у скульптуры Кузьмича из фильма «Особенности национальной охоты» написано вместо цифр слово «пора». Жара была под 30 градусов. Художник, полный человек, с трудом её выдерживал. Вдруг говорит: «Не могу на такой жаре работать, пора отдыхать». И последнее, что он сделал — вывел четыре аккуратные буквы: «Пора». Решили так и оставить.

— А какие-то сказочные или вполне реальные истории с вашими скульптурами случаются?

— Одна из любимых: выхожу как-то на крыльцо и вижу, как мальчишка от силы 4–5 лет забирается по забору к уху «Дерева желаний». Видимо, хотел что-то сокровенное прошептать. Интересно было наблюдать за ним, за его истинной верой в чудо.

Или другая история: начали строить забор. Друзья спросили: «Что это такое ты делаешь?». Отвечаю: «Столб для забора, 8 метров высотой…» Подумали, наверное, будто ненормальный, что так сильно отгородиться ото всех хочу, а я ещё и добавил: «Ну, это один такой будет, самый высокий, остальные — три метра, пять…»

Гнездо для аистов на самом высоком столбе сам делал целую неделю. Весь искололся прутьями! Думал, бедный аист, сколько сил ему нужно потратить, чтоб дом себе из веток собрать. Дерево-столб собирали по частям, поднимали его при помощи крана-манипулятора. И только соорудили его, тут же налетели воробьи. С тех пор и живут. А на следующий год ждём настоящих аистов. Они летом пару раз над домом кружили, но, говорят, гордая птица в первый год ни за что в гнезде не поселится.

— Считается, что герои картин и скульптурных композиций имеют некоторое портретное сходство со своими создателями. А кто из бетонных персонажей больше всех на вас похож?

— Наверное, старик с филином. Когда его лепил, планировал сделать свой портрет в старости. Только не получилось реализовать задумку — жена отговорила. Но некоторые черты всё-таки остались…

— Почти все ваши скульптуры находятся в открытом доступе для прохожих — случайных и не случайных. Вандалы не покушаются?

— Хозяйка Медной горы, как и полагается по сюжету сказки, охраняет сундук с сокровищами: монетками, бусами и прочей бижутерией. Кто-то бросает в него монеты, чтобы вернуться. Кто-то, если вдруг не хватает, скажем, рублика на проезд, может взять из сундука. А однажды смотрю, «сокровища» выгребли подчистую. Созвал мальчишек с улицы, спросил: «Кто это сделал?» Назвали имя, а я в ответ: «Вот скажите ему, пусть возле скульптур больше никогда не появляется…» Буквально через пять минут прибежал провинившийся с пакетом, в котором — все украшения. Высыпал их на место. Я поинтересовался, зачем хулиганство такое подлое совершил. А он, чуть не плача: «Мамке хотел подарить…» Я даже ругаться не стал, ведь для него прийти, сознаться — это уже целый подвиг.

Самая крупная потеря за все три года — пистолет из сувенирной лавки, которым был вооружён один из персонажей: целенаправленно кто-то открутил, к счастью, аккуратно. Но это всё незначительные потери. Для меня главное, что люди могут сюда прийти, окунуться в мир сказки и улыбнуться. А здесь, и правда, все улыбаются!

— А говорят, жители Брянска — неприветливые, невесёлые. И всё оттого, что на протяжении многих веков нашим предкам приходилось жить на пограничной территории: когда излишнее доверие и доброжелательность могли стать причиной серьёзных неприятностей…

— Друзья-москвичи так и говорят: «Ты словно не из Брянска!» — хотя я здесь родился и вырос, окончил школу, жил здесь всегда.

Случай один в тему вспоминается. Как-то избрали меня соседи уличкомом. Принялся исполнять обязанности. А дорога здесь всегда настолько плохой была, что люди пакеты на ноги обували, чтобы сапоги в грязи не испортить. Прошли выборы, нам пообещали отремонтировать проезды. Но обещать — одно, сделать — другое. Всем миром собирали подписи, но всё же добились строительства дороги. Потом также боролся за то, чтобы расширить один переулочек: преж--де только пешеходы могли пройти, а многим автолюбителям приходилось объезжать это место почти за два километра по другой дороге. На этом я прекратил свою общественную деятельность. Хлопотная очень работа, нервная. Не в моём стиле.

— А ещё что не в вашем стиле?

— Картошку с помидорами выращивать. Надоело. Конечно, я умею это делать, но счастья подобные занятия не приносят. Лучше поставлю в огороде медведицу с медвежатами, а рядом бревно и кусты сладкой малины: чтобы посидеть можно было, ягодку спелую сорвать. Вот это, я понимаю, удовольствие!

— Для предпринимателя главное — получить прибыль, для художника — найти способ для самовыражения, самореализации. А для вас что главное?

— В детстве я ходил гулять в Майский парк в Бежице, и сейчас иногда хожу: ничего не меняется, только всё ветшает, разрушается. Больно смотреть. Жизнь быстро летит: смотришь — уже пятница, а потом вдруг — месяц прошёл, целый год. Мы, к сожалению, не молодеем. Хочется что-то доброе для людей сделать, оставить после себя память.

Самая большая мечта — создать в Брянске Поляну сказок. Чтобы это была не просто выставка скульптур на дворе загородного дома, а целый парк для детей. Но это невозможно реализовать в одиночку. А «Тридевятое царство», как оказалось, и одному под силу.

Ещё пара лет пройдёт, и сюда можно будет возить экс- курсии. К тому же недалеко живут заводчики собак породы хаски. Мы даже название для общего туристического маршрута придумали: «Хаски+сказки». Как только достроим «Тридевятое царство», возможно, появятся туристы, парк начнёт приносить прибыль. А пока все остальные проекты эту стройку кормят. Целых три года! Значит, наверное, дело всё-таки не в прибыли…

Александра САВЕЛЬКИНА
Фото Михаила ФЁДОРОВА

11799