Раскрасить мир по-взрослому

Европу захлестнуло очередное модное увлечение — раскраски для взрослых. Придумала его британский иллюстратор Джоанна Басфорд — книги с её умопомрачительными рисунками продаются миллионными тиражами, в том числе и в России. Оценив перспективы проекта, идею подхватило одно из крупнейших отечественных издательств — «АСТ». Стали искать иллюстратора, способного создавать удивительные и непосредственные миры на бумаге. И нашли. В Брянске. 5 августа вышли в свет первые две раскраски для взрослых брянской художницы Виктории Дорофеевой «Стихия воды» и «Стихия воздуха» — по 4000 экземпляров каждая, две следующих — готовятся к изданию. И это при том, что Виктория — госслужащий, а профессионально рисовать начала всего полгода назад…

— Виктория, правда ли, что создавать раскраски вы начали только этой весной? Как удалось угадать, какие именно иллюстрации окажутся в тренде?

— Всё началось с рисунков на полях. В студенческие годы ими было заполнено практически всё свободное пространство в тетрадях с лекциями. И до сих пор, когда нужно сосредоточиться, внимательно выслушать долгий доклад или важное выступление на службе, я рисую в блокноте. Машинально, спонтанно, как поведёт рука. Иногда такие рисунки обретают сюжеты. Одну такую иллюстрацию — диковинную рыбу, словно собранную из капель, увидела редактор издательства «АСТ» Елена Яковлева. Она искала художника для нового проекта, и наша общая знакомая отправила ей ссылку на мою страничку в соцсетях с этой картинкой. Елене понравились мои работы, завязалось сотрудничество.

Случилось это в марте. Полгода мне хватило на то, чтобы подготовить материал для 4 книг из серии «Четыре стихии». В России это, пожалуй, первый подобный проект, когда издательство стремится сделать модные раскраски для взрослых доступным удовольствием.

Сеанс психотерапии за 3 рубля

— Не задумывались, почему раскраски для взрослых вдруг стали так популярны?

— Я знаю многих взрослых, которым в детстве сказали: «Ты рисуешь не так, неправильно». Это неправда: все дети рисуют великолепно. Но обязательно находится взрослый, который воскликнет: «Зачем ты нарисовал зелёного кота? Таких котов не бывает!» А как не бывает? Вот он нарисован! Значит, существует.

Изобразительное искусство — это естественная потребность человека творить собственные миры, способ найти внутреннюю гармонию. А рисовать хочется всем. Как-то, чтобы «протестировать» свои раскраски, я раздала распечатанные на обычном принтере рисунки коллегам (Виктория Дорофеева —сотрудник УФАС России по Брянской области — Прим. ред. ). Взрослые серьёзные люди с удовольствием проводили целые вечера за раскрашиванием картин!

— А чем они отличаются от раскрасок для детей?

— Наличием более мелких элементов и сюжетами. Я рисую то, что мне, взрослому, кажется интересным и красивым: рыба, птица, стимпанковские насекомые, дирижабли, мельницы, драконы… И очень рада, что это нравится кому-то ещё.

Мне кажется, что взрослые только притворяются, что они «уже не дети». Всё те же дети! Просто возможностей стало больше. Каждый из нас хочет творить свой мир. Рисование для этого самый простой способ.

— В ваших работах совершенно нет эгоизма: вы разрешаете каждому желающему по-своему раскрасить созданный вами мир…

— Мы живём на одной планете, мир у нас общий. Зачем жадничать. Я не обижаюсь, когда кто-то вешает раскрашенный рисунок на стену и говорит гостям, что это собственное его творчество. И правильно говорит! Я лишь создала шаблон, задала ритм.

— На сайте одного популярного интернет-магазина ваши книги стоят меньше двух сотен рублей. И если разделить эту сумму на количество иллюстраций (в книгах их одинаковое число — 48), получается, что один сеанс модной антистресс-терапии обойдётся покупателю книги приблизительно в 3,5 рубля. А сколько вам требуется сил, времени и энергии на создание каждой иллюстрации?

— Рисую я быстро — не больше четырёх-пяти часов. Больше времени уходит на вынашивание идеи. Когда я создавала книгу «Стихия воды», мне вдруг пришла мысль, что сборник никак не обойдётся без… выдры! А как она выглядит, если честно, немного подзабыла. Перед тем как начать рисовать, несколько дней провела в изучении фото и видео этого зверька. И так практически с каждым сюжетом. Рождаются они очень долго.

ЛАЙНЕР, КОТОРЫЙ НЕ ТОНЕТ

— Мастерицы начинают ткать безворсовые ковры снизу. Узоры ваших рисунков тоже по-своему напоминают богатый орнамент восточных ковров. Где же у них начало?

— Если рисую субъект, живое существо, начинаю картину с глаз. Если нечто абстрактное, то с верхнего левого угла. Объяснить это просто: при движении вниз и вправо меньше вероятность размазать рисунок рукой.

Я делаю раскраски «от руки», специальным маркером — лайнером. Компьютерные рисунки не создаю в принципе. Так что все они наполнены живой энергетикой. И ещё добавлю: в плохом настроении не работаю. Опасаюсь, как бы ни передать его пользователям своих раскрасок!

— В психологии есть целое направление, которое изучает характер человека по рисункам на полях. Что о вас могут рассказать раскраски для взрослых?

— У меня нет орнаментов-любимчиков. Но некоторыми узорами я всё-таки периодически увлекаюсь. Я бы назвала это внутренней модой. Например, во время работы над книгой «Стихия земли», которая готовится к выходу, на глаза мне попались картины модернистов Альфонса Мухи, Густава Климта. И вдруг пошли… листья, извилины, цветочные узоры! В этой «Стихии» новое увлечение чётко будет прослеживаться.

Однако у меня нет потребности нарисовать узор; есть потребность изобразить объект. Вот, к примеру, хочу видеть ангела на крыше. А остальное рождается само по себе, на листе. Это сродни ещё одному модному направлению — doodle art, основанному на повторении геометрических элементов, из которых складывается общая картинка.

— Одни издания, как например «АСТ», называют такие работы «рисунками для медитации», другие — «арт-терапией», третьи — и вовсе «антистрессом для занятых людей». А от каких «недугов» помогают излечиться раскраски?

— От эмоциональной и информационной перегрузки. От стресса. Мы любим монотонные ритмичные действия с тех пор, как над нами билось сердце матери в утробе. Нам нравится это ощущение безопасности: когда ты совершаешь ритмичное действие, кажется, что мир упорядочен, мир под контролем.

Однажды капля воды попала на практически законченный рисунок с огромным воздушным шаром. Я отдала раскраску своей младшей пятилетней дочери, чтобы посмотреть, как она справится с задачей, ведь обилие мелких деталей — сложная задача для ребёнка. Шар был разделён на секторы, и дочка раскрасила каждый своим цветом. Получилось красиво! А взрослый будет для всякого крошечного элемента выбирать свой цвет, чтобы занять себя и уйти от реальности на более длительное время. Потому что нам нужен именно такой антистресс.

А ещё монотонная, мелкая работа руками позволяет быстро и легко запоминать информацию. Пусть это будут лекции на французском, как в моём случае, или аудиокнига. Думаю, раскраски могут стать полезным подспорьем и для пожилых людей. Например, в профилактике болезни Альцгеймера — как альтернатива заучиванию стихов.

Госслужащий, вундеркинд, сочинитель миров…

— По первому образованию вы филолог-германист, по второму — экономист, на практике работаете с законами. Кажется, создание раскрасок для взрослых гармонично вписывается в череду прочих занятий, связанных с мелкими и важным деталями…

— Когда не понимаешь принципиального различия между макрокосмосом и микромиром, начинаешь замечать детали. И значение им придаёшь не меньшее, чем чему-то масштабному. Собственно, из мелочей и состоит жизнь.

— Вы быстро осваиваете новые виды деятельности?

— Мои родители большое внимание уделяли развитию мелкой моторики своего чада. Как следствие, читать я научилась в три года. Взрослые узнали об этом случайно. Мы с бабушкой пришли на автовокзал, я увидела вывеску с названием, в котором была оторвана первая буква, и прочитала: «рубчевск». «Нет такого города», — сказала бабушка. Я настойчиво повторила: «рубчевск». Тогда она подняла глаза и всё поняла.

— В детстве вы ощущали себя вундеркиндом?

— В школу я попала в пять лет. В первый класс пятилетку приняли в феврале, ради эксперимента по инициативе моей первой учительницы. Шесть лет мне исполнилось уже во втором классе. Писать я научилась за четыре дня. Начинала с каких-то уродских флажков, букв, и учительница почему-то решила продиктовать мне целое предложение. Написала его с ходу. А бабушку очень удивляло, что я имена собственные сразу стала писать с большой буквы. Хотя чему тут удивляться, я росла на советских книжках, отредактированных советскими корректорами…

Школу окончила в 15 лет. В этом, конечно, было много своих бонусов. Но дочкам я никогда бы не пожелала такого раннего старта.

— Какой навык давался сложнее всего? Или показался вам самым необычным?

— Английским, немецким, французским языками я пользуюсь свободно. Это моё первое образование. Но однажды я самостоятельно научилась читать на норвежском букмоле. Мои друзья живут в Бергене, мне очень понравился их городской сайт, и я много времени проводила на его страницах.

Самый трудный опыт — научиться экономисту работать с законами. Но и эта работа мне нравится. Видимо, из-за ковыряния в деталях. Я себя так и ощущаю — вредным Шерлоком Холмсом с 44-м федеральным законом наперевес.

— Вы дарите людям ключи от их собственного внутреннего мира, открываете дверь в сказку. А сами верите в чудо?

— Жизнь — вот настоящее чудо. Не верю в случайности. Я знаю, что есть закономерности, которые мы не умеем отслеживать. Появление серии раскрасок «Четыре стихии» тоже похоже на чудо. Когда из спонтанных, совершенно физиологичных рисунков родился модный и востребованный проект. Судьба сама давала мне знаки. Оставалось лишь следовать её сигналам.

— 5 сентября в Москве на представлении читателям «Стихий» были раскуплены все до единой книжки из презентационного фонда — «АСТ» печатает новый тираж. Готовятся к выходу оставшиеся две книги. А что дальше?

— Создание новой серии. Как она будет называться, пока секрет. Планируем выпустить книжку с открытками-раскрасками. И, наверное, наконец-то решусь написать настоящую большую книгу. Эдакую «Алису в Стране чудес». Только для настоящих взрослых.

Текст: Александра Савелькина
Фото: Михаил Фёдоров

2361