Александр Лубяный. Главный по тарелочкам
Александра Савелькина • Михаил Фёдоров, архив Александра Лубяного
«Дай Лубяному водопроводную трубу, он и из неё выстрелит» — с этого анекдота начинается всякое интервью со стрелком Александром Лубяным. Чемпионом Европы по спортинг-компакту. Лидером абсолютного рейтинга Национальной федерации спортинга на протяжении последних четырёх лет. Чемпионом по ковбойской стрельбе от бедра, обладателем сотни различных званий, титулов, трофеев, кубков. Говорят: хорошему охотнику охота снится. Что снится капитану команды СК «Брянск» Александру Лубяному, попытался выяснить журналист «Брянской ТЕМЫ».
Александр Лубяный. Главный по тарелочкам
Я ведь путь в спортинг искал, как слепой с палочкой. Бывало, заедешь на «Газели» в какой-нибудь элитный подмосковный клуб, говорят: «Куда приехал? Продукты привёз?» Нет, отвечаю, пострелять. Пропускали, но машину просили поставить где-нибудь за воротами…

— Шутка про водопроводную трубу родилась оттого, что я могу менять оружие и показывать одинаково высокие результаты, — по привычке немного прищурив глаз, словно в поисках цели-тарелочки, улыбается Александр Николаевич. Улыбка сразу же обезоруживает.

— Хорошо, оставим водопроводную трубу. А с ружьём, собственно, когда познакомились?

— В раннем детстве. Безотцовщина, за дядькой-охотником носился с первого класса. Радовался, когда тот разрешал хотя бы снаряжение поносить…

— Считается, что в спортинг, стендовую стрельбу часто приходят как раз дети охотников.

— Вопрос спорный. Я встречаю очень много молодых людей, которым родители-охотники навязывали это увлечение. Но ведь это страсть! Какое может быть принуждение?! Оттого в определённом возрасте и появляется устойчивое отвращение и к охоте, и к стрельбе. У меня другая статистика: из десяти таких, потомственных, остаётся всего один.

— Как вы, например?

— Не совсем. Я в первом классе учился, когда мне впервые дали возможность стрельнуть по какой-нибудь банке. Это такое было счастье! Потом появилась любовь к оружию, как у всякого мальчика, хотя бы игрушечному. А само увлечение родилось чуть позже, когда стал участвовать в соревнованиях по пулевой стрельбе, военизированных зарницах, военизированному многоборью. У меня были победы областного и республиканского уровня. Родом я из Херсона. До 17 лет жил на Украине. Потом переехал в Смоленск, там получил высшее физкультурное образование.

А дальше охота. Охота — через всю жизнь. Я даже работу искал в таких местах, где охота интересная: Карелия, Архангельск, Нижневартовск, Новый Уренгой, Якутск…

— А зверьё какое среди ваших трофеев?

— Я охотник всеядный. Мне нравится и псовая охота с легавыми, и красивая стойка собаки, почуявшей перепела, и коммерческая — на лося, мишку, кабана.

Благо имею для этого возможность, у меня собственные угодья на Смоленщине.

За двумя тарелочками погонишься…

— Александр Николаевич, вы охотник с огромным стажем, а спортингом занимаетесь лишь с 2007 года. Почему перешли в спорт? Животных стало жалко?

— Охота — дело сезонное. Весной, например, всего десять дней, а потом жди августа, когда разрешено добывать пернатых. Вот этот период надо было чем-то заполнять. Стал искать занятие, приближенное к охоте, так открыл для себя спортинг.

В России этот вид спорта появился всего 17 лет назад. Это одна из «неолимпийских» разновидностей стендовой стрельбы. В свою очередь подразделяется на спортинг-компакт (на чемпионате Европы, который проводился в начале мая в Венгрии, я стал победителем в этом виде), большой спортинг и дуплетную стрельбу.

Общий российский рейтинг спортсменов составляется на основе результатов, полученных во всех трёх дисциплинах. Четыре года в этом рейтинге — на первом месте.

— А ведь и с Брянском вас связал именно спорт…

— Семья у меня в Орле, работа — на Смоленщине. В Брянске часто бывал проездом и, колеся по окружной, замечал указатели: загородный комплекс «Елисеевы поля», стрелковый клуб «Брянск». В общем, как только на Брянщине появился этот солидный клуб, сразу же в нём «прописался».

Я ведь путь в спортинг искал, как слепой с палочкой. Бывало, заедешь на «Газели» в какой-нибудь элитный подмосковный клуб, говорят: «Куда приехал? Продукты привёз?» Нет, отвечаю, пострелять. Пропускали, но машину просили поставить где-нибудь за воротами…

Я ведь и путь в спортинг искал самостоятельно, как слепой с палочкой. Бывало, заедешь на «Газели» в какой-нибудь элитный подмосковный клуб, говорят: «Куда приехал? Продукты привёз?» Нет, отвечаю, пострелять. Пропускали, но машину просили поставить где-нибудь за воротами…

До «Брянска» выступал за Липецк, Москву. А потом в 2011-м пришёл сюда сам и привёл команду. Долгое время у нас стреляли спортсмены из Липецка, Волгограда. В этом составе выигрывали солидные Кубки, чемпионаты России. Это обычная практика, как в футбольных клубах — легионеры.

— Охотники придумали пословицу: за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. А на соревнованиях по спортингу мишени подаются парами. Сразу ли вам удалось угнаться за двумя тарелочками?

— Наверное, какое-то «стрелковое» наследство досталось мне на генном уровне от предков. Просто нужно было перестроиться с пулевой стрельбы на дробовую.

В 2008 году в Липецке проводился Всероссийский Кубок Росохотрыболовсоюза. Я тогда был никому не известным стрелком уровня 3-го разряда. С нулевым рейтингом. А там через одного мастера спорта… И вдруг я умудрился стать третьим.

— И как отреагировали маститые соперники?

— Думаю, восприняли как выскочку, которому случайно повезло. Но я быстро развеял эти сомнения. В 2009-м стал кандидатом в мастера спорта, в 2010-м — мастером. В 52 года меня взяли в основную сборную страны. Кажется, в истории такого прежде никогда не было.

Любимое ружьё генсека

— Вы участвуете и побеждаете в международных соревнованиях. Конкуренция в мире высокая?

— Особенно в Англии, где этот вид развивается более сорока лет. Представьте, королева удостоила звания лорда стрелка Джорджа Дигвида за то, что он стал 10-кратным чемпионом мира. В этой стране создано много стендов — площадок для стрельбы. Спортсмен за день может поучаствовать в нескольких соревнованиях, переезжая из одного загородного комплекса в другой. Пятьдесят километров проехал, пострелял, снова в путь, снова стреляет — такой вот биатлон. Спортинг прекрасно развит в Италии и Франции. Даже в категории «суперветераны», где соревнуются спортсмены старше 65 лет, конкуренция очень высока. То есть люди на пенсии могут тратить солидные средства на престижное увлечение…

— Ваши коллеги стреляют на европейских соревнованиях из Beretta и Кrieghoff. Первое можно сравнить с ездой на авто марки Volkswagen, второе — уровень Bentley. Вы же работаете с тульским ружьём МЦ.200–01. Его принято сравнивать с «Жигулями». Хотя именно с этим оружием вы набрали 194 балла из 200 возможных…

— Если сравнивать, у советского оружия даже больше преимуществ. Та же Beretta.682 или 686 выдержит 100 тысяч выстрелов, у МЦ запас на 500 тысяч!

Поэтому лучше провести аналогию между МЦ.200–01 и правительственными ЗИЛом, «Чайкой». С такими ружьями сборная СССР ехала на Олимпиаду в Сеул в 1988 году. У Брежнева тульское МЦ было одним из любимых в коллекции. Другой вопрос: оружие в нашей стране делалось мастерами вручную. После развала Союза традиции были утеряны, а по пути прогресса с его точечными станками мы так и не пошли. Сейчас мастера с золотыми руками сами на вес золота.

Достреляться до лорда

— Считается, что спортинг не может похвастаться большой популярностью у зрителей. Как думаете, почему? И чем он, напротив, привлекателен для стрелков и гостей соревнований?

— Этот вид спорта не просто транслировать по телевидению. Тарелки вылетают и разбиваются так быстро, что камера не всегда может уловить этот момент. Для большей зрелищности тарелки на крупных соревнованиях заполняются специальным ярким порошком: от удачного выстрела разлетаются не только осколки, но и красное облачко. Хотя это дорого. У себя на соревнованиях и тренировках мы используем традиционные глиняные тарелочки.

А интересен спортинг тем, кто увлекается охотой и стрельбой. У нас большие и, в отличие от «классики», разные скорости. Одна тарелочка может вылететь со скоростью 30 м/с, другая — 5 м/с. Ценится способность спортсмена переключиться, просчитать всё в своём встроенном «компьютере». Вот это для специалистов интересно.

— А сколько выстрелов вы делаете в год?

— Если говорить об опыте ведущих стрелков, около сотни тысяч выстрелов наберётся. У меня же с двумя тренировками в неделю выходит порядка тридцати тысяч в год.

— Сколько стоит каждый? Насколько дорогое это увлечение?

— Очень дорогое! Особенно с учётом того, что патроны подорожали. Если раньше, когда я только начинал, патрон стоил 7–8 рублей, то сейчас не меньше 12–14. Плюс тарелочка, это ещё 10 рублей. Итого каждый выстрел обходится, как минимум, в 22–24 рубля. Минимальная тренировка — это 50–100 истраченных патронов. Я трачу не меньше 250.

— Похоже, этот вид спорта требует больших вложений. Окупаются ли они хотя бы на чемпионском уровне?

— Как правило, это увлечение состоятельных людей. Но я до сих пор сам окупаю каждый свой выстрел за счёт призовых фондов на крупных соревнованиях.

Хорошие скидки делает клуб, ребята помогли оплатить затраты на участие в чемпионате Европы. Отдельная благодарность основателю стрелкового клуба «Брянск» Александру Трошину за то, что развивает в регионе этот вид спорта. Брянский стенд дважды становился лучшим в России по результатам общего голосования ведущих стрелков. Нам доверяют соревнования уровня финала Кубка России. Да и вообще, народу нравится ездить к нам. На некоторые соревнования заявляются человек 50–60, а СК «Брянск» принимал как-то 247 спортсменов.

Пришёл. Увидел. Подстрелил

— 100 тарелочек из 100 — ваш спортивный рекорд, который немногие могут побить. Как настраиваетесь, чтоб рука не дрогнула?

— Главное не думать о неудачах: своих и соперников. Пока ты думаешь о том, как здорово смазал товарищ, ты забываешь о стрельбе.

Кто-то прибегает к специально разработанным дыхательным упражнениям. Якут Айаал Макаров, чемпион мира по спортинг-компакту, не скрывает, что ему помогают шаманы. Я очень злюсь на тарелку. Мол, разобью тебя, никуда не денешься. А если серьёзно, мне легко настраиваться. Я всю жизнь в спорте: спортивное образование, на хорошем уровне играл в футбол, занимался многоборьем, боксом. Закалка помогает.

— Русские охотники полагали: если встретить на пути телегу, охоты не будет. Если перехвалили заранее, нужно хорошенько искупаться самому и вымыть собаку. А у стрелков собственные суеверия есть?

— У нас есть поговорка: переночевать на пьедестале. Это когда человек лидирует в первый день, а на второй — стрельба «сыпется». А всё из-за того, что слишком много мыслей уделяет успеху.

Стрелки по-разному относятся к суевериям. Есть такие «специалисты», которые нарочно пытаются сбить с толку. Например, поздравляют заранее. Я к этому спокойно отношусь. Был случай на соревнованиях в Волгограде: мне нужно было попасть в 24 тарелочки из 25, сделал первый выстрел — промах. Слышу сзади довольные восклики — пятнадцать якутов радуются неудаче. Их можно понять, если ещё раз промахнусь, два их спортсмена взойдут на пьедестал. Но я не промахнулся. После этого подошёл главный из делегации якутов и сказал: «Саня, как мы ни шаманили, ничего не вышло. Ну и биополе у тебя!»

— Александр Николаевич, про вас говорят, что очень быстро ловите тарелочку. А в жизни вы лёгкий на подъём?

— Несмотря на возраст, да. Это профессиональное. Знаете, до чего доходит? Друзья на охоту со мной не хотят ходить! Говорят: пока Лубяный с ружьём, смысла стрелять нет — всё равно добыча его будет. Тогда отвечаю: стреляйте, я пока посижу. Иначе одна схема. Пришёл. Увидел. Подстрелил. Я по-другому не умею.

Просмотров: 457