Валерий Сулеев: «Мы работаем для людей, на которых земля держится!»
Наталья Тимченко • Михаил Фёдоров, архив ЗАО СП «Брянсксельмаш»

Self-mademan — «человек, сделавший себя сам». Это известное выражение абсолютно точно характеризует генерального директора завода «Брянсксельмаш» Валерия Сулеева. «Брянская ТЕМА» убедилась в этом, расспросив Валерия Дамировича о том, «как закалялась сталь».

Валерий Сулеев— Валерий Дамирович, вы — выпускник Московского института стали и сплавов. Это один из самых рейтинговых вузов страны, и в советские времена тысячи абитуриентов со всего Союза мечтали учиться в нём. Вы вами выбрали именно этот институт или родители посоветовали?

— Я родился и вырос в Узбекистане, в городе Чирчик недалеко от Ташкента. У нас в городе работало одно из крупнейших в СССР металлургических предприятий — комбинат тугоплавких и жаропрочных металлов, на экскурсию по которому нас — старшеклассников, как-то привели. С того момента сомнений в выборе профессий больше уже не было. В школе мне лучше всего давались именно точные науки, а в те времена все стремились в технические вузы, а не в гуманитарные. А родители? Они к моему решению отнеслись с уважением и поддержали. Мой папа всю жизнь трудился водителем, мама — медсестра.

— Конкурс был большим?

— Восемь человек на место. И я с первого раза не поступил. Вернулся домой и пошёл прямиком на тот самый комбинат устраиваться на работу. Так что первая запись в моей трудовой книжке — «слесарь». Работал, с интересом знакомился с производством и убедился, что мой выбор будущей профессии верен. Одновременно штудировал учебники и со второй попытки поступил на факультет «металлургия цветных и редких металлов и сплавов». Моя специальность — автоматизация металлургического производства.

— МИСИ всегда славился своей научной кафедрой. Не хотелось уйти в науку?

Мы выполнили все необходимые условия
постановления Правительства России,
которое определяет критерии продукции,
относящейся к выпускаемой на территории РФ
.

— Нет. Меня всегда больше интересовали практические занятия, непосредственно производство. Начиная с первого курса у нас практики были по всему Советскому Союзу. За пять лет почти всю страну объездили. И я мечтал после диплома уехать в Норильск. На горнометаллургический комбинат, где и проходил преддипломную практику. Но оказался в Гомеле.

— С чего начиналась ваша карьера?

— В 23 года я пришёл инженером на литейное производство одного из заводов объединения «Гомсельмаш». В то время запускался цех высокопрочного чугуна. Мне доверили работы по запуску автоматической формовочной линии. Мы занимались пусконаладочными работами и непосредственно запуском. Потом, с конца девяностых, почти десять лет я был заместителем директора по коммерческим вопросам, реализации и сбыту.

— Какую задачу ставили перед вами, когда в 2013 году вас направили возглавить завод «Брянсксельмаш»?

— Основной задачей было увеличение объёмов реализации выпускаемой продукции. Для этого необходимо было участвовать во всех федеральных программах. Начиная с 2012 года Правительство РФ начало активно поддерживать сельхозпроизводителей. И поддержка эта направляется для приобретения техники именно отечественного производства. Так что назрела необходимость наладить производство в России. Для того чтобы стать участниками федеральной программы нам предстояло провести модернизацию производства, поднять уровень его локализации. В 2013 году «Брянсксельмаш» не имел своего производства, как такового. Осуществлялась только крупно-узловая сборка. За четыре года нам удалось доказать, что завод может сам выпускать комбайны и обладает всеми необходимыми ресурсами для этого. И сегодня мы продолжаем расширять производственные мощности и создавать полноценное машиностроительное предприятие.

1 февраля генеральный директор ЗАО СП «Брянсксельмаш» Валерий Сулеев и глава Удмуртской Республики Александр Соловьёв подписали соглашение о сотрудничестве

Очень важен кадровый вопрос. В 2013-м у нас было 12 слесарей сборщиков, сейчас больше 70. В ближайшее время нужны ещё как минимум двадцать. И это только сборка. А у нас теперь есть и сварка, механообработка. Мы определили для себя несколько направлений развития на ближайший период. Одно из важнейших — наладка прессоизготовительного производства, раскрой металла, изготовление деталей для сварки. Далее — развитие механообрабатывающего производства. Детали и комплектующие, которые мы получали из Белоруссии, постепенно начинают производиться на смежных предприятиях в Брянской области. Также мы перешли на приобретение комплектующих исключительно у российских производителей.

На сегодняшний день мы выполнили все необходимые условия постановления Правительства России, которое определяет критерии продукции, относящейся к выпускаемой на территории РФ.

Качество превыше всего

— Вы не раз акцентировали, что для предприятия «Брянсксельмаш» приоритетом является качество выпускаемой продукции. Но за каждым браком стоит просчёт отдельного человека. А люди зачастую боятся признаваться в своих ошибках.

— На самом деле всё тайное легко становится явным. На каждую машину заводится паспорт, куда заносятся все производственные действия. Под личную подпись рабочего, который осуществлял тот или иной процесс. Но брак легче и гораздо дешевле предотвратить, чем потом его исправлять. У нас действует программа стимулирования качества. Если на любом этапе специалист обнаружил брак, то он обязан доложить об этом. Составляется подробная справка обнаруженного брака, и человеку, который его обнаружил, выписывается премия. У людей появилась материальная заинтересованность. И мы уже видим результаты такого подхода.

— А кто придумал спрашивать механизаторов о том, как им работается на выпускаемой вами технике?

«Люди поняли, что отечественные комбайны сейчас ни в чём не уступают импортным. И обслуживать их гораздо проще и дешевле».— Такая практика существует давно. Дело в том, что после уборочного сезона мы проводим обследование каждой машины, которая находилась в эксплуатации.
К потребителю на место выезжают технические службы, проверяют комбайн и собирают отзывы. Это очень важно. В процессе эксплуатации опытный специалист может дать толковые замечания по улучшению конструкции, качеству узлов и деталей, по их замене, использованию. Во время производства машины и её испытаний мы на заводе могли принять решения, которые в процессе эксплуатации можно изменить в лучшую сторону.

— Вы можете привести какие-то конкретные примеры, когда после подобных отзывов и пожеланий что-то меняли, дорабатывали?

— На самом деле их много. Например, мы существенно улучшили комфорт кабины и рабочего места, повысили шумоизоляцию, применив новые материалы. В прошлом году поступило предложение о применении в молотильно-сепарирующем устройстве комбайна клавиш определённой конструкции, которые будут универсальны при уборке для разных культур.

— А ваши конструкторы умеют работать на комбайне?

— Я всегда советую им хотя бы день в поле поработать и прочувствовать на себе этот труд. Прежде чем что-то разрабатывать, надо идти на место комбайнёра.
— Не секрет, что ещё пять лет назад успешные фермерские хозяйства в сторону отечественной техники даже не смотрели. Предпочитали зарубежные аналоги. А как сегодня?

— За прошлый год в Россию завезено около 180 единиц импортной техники. Люди поняли, что отечественные комбайны сейчас ни в чём не уступают импортным.
И обслуживать их гораздо проще и дешевле. Наши техники, работающие в шестидесяти дилерских центрах по всей России, приедут прямо на место и устранят любую неисправность максимум за 72 часа. А сколько времени придётся ждать импортную запчать?

— А сколько стоит комбайн?

— У нас стоимость машины начинается от 3,5 миллиона. Самая дорогая — около 10 миллионов рублей. Конечно, всё зависит от мощности, комплектации.
Комбайн — очень сложная техника. Можно сказать, фабрика на колёсах, внутри которой проходит множество операций. Обычно мы комплектуем машину по индивидуальному запросу покупателя. Ведь они работают в разных условиях. И на Кубани, и на Алтае, и на Дальнем Востоке, и даже на Сахалине.

— А каковы сроки окупаемости и эксплуатации такой техники?

— Это тоже зависит от разных условий. Но в среднем мы считаем, что срок окупаемости — 3 года, а срок эксплуатации 7–10 лет. Хотя и сейчас на полях можно встретить комбайны производства «Гомсельмаш», которым по 25–30 лет. Но здесь уже нельзя говорить об их эффективности.

— Валерий Дамирович, «Брянсксельмаш» является одним из крупнейших налогоплательщиков региона. В прошлом году вы перечислили в бюджеты разных уровней 2,3 млрд. рублей. А получаете ли вы ответную поддержку от Правительства Брянской области?

— Конечно. Мы сотрудничаем с Правительством Брянской области. И благодаря поддержке губернатора Александра Васильевича Богомаза мы смогли согласовать ряд вопросов с Министерством промышленности и торговли и с Министерством сельского хозяйства. Речь шла о включении техники «Брянсксельмаш» в федеральную программу.

Мы тесно сотрудничаем с департаментом промышленности Брянской области с комитетом по сельскому хозяйству. Техника «Брянсксельмаш» всегда участвует во всех региональных выставках, «Дне поля». Мы также устраиваем демонстрации на полях фермерских хозяйств, агропромышленных комплексов. Чтобы потенциальные покупатели лично убедились в высоком качестве и эффективности наших машин.

— Жаль вот только, что не все фермеры могут себе позволить такую технику…

— А вот для этого и нужны государственные программы поддержки. На недавнем совещании в Министерстве сельского хозяйства, которое было посвящено развитию инженерных служб для агропромышленного комплекса, я делал доклад. Рассказал о развитии завода «Брянсксельмаш», о тех возможностях, которыми мы располагаем, и о том, что мы можем предложить современному сельхозпроизводителю. Я считаю, что развитие АПК должно быть комплексным. Понятно, что у крупных КФХ и агрохолдингов больше возможностьей для участия в программах господдержки. А мелкие фермеры зачастую даже не могут правильно оформить все необходимые документы. В своём выступлении я подчёркивал, что необходимо принять такие меры, которые бы обеспечивали также развитие мелкотоварного производства, малых фермерских хозяйств и даже индивидуальных сельхозпроизводителей. Ведь в конечном итоге и крупные и мелкие хозяйства трудятся ради всех нас, ради процветания России. И я за то, чтобы помогать тем, кто хочет работать. Работа на земле — это тяжёлый труд. И люди, которые выбрали его, вызывают восхищение и уважение. Это те, о ком говорят: на них земля держится! И мы на заводе «Брянсксельмаш» работаем именно для них.

Просмотров: 186