Николай Алексахин: «Мы — гладиаторы своего времени…»
Александра Савелькина • Михаил Фёдоров, архив Николая Алексахина

В конце сентября брянский боец Николай Алексахин отправил в нокаут непобедимого американца Майкла Грэйвса, тем самым открыв себе путь к чемпионскому титулу по версии Fight Nights Global — одной из основных российских организаций по смешанным боевым искусствам. В апреле прошлого года наш земляк уже пытался завоевать этот титул в популярной китайской организации One FC, но проиграл чемпиону мира по вольной борьбе Бену Аскерну. О триумфальном возвращении на ринг, о том, как выражение «устоять на ногах» буквально может стоить карьеры, и зачем нужны «собаки» в смешанных единоборствах, корреспондент «Брянской ТЕМЫ» разузнал у Николая Алексахина, одного из лучших полусредневесов России.

— Николай, даже если учитывать твой послужной список (19 выигранных поединков и всего 5 поражений), и Аскерн, и Грэйвс кажутся соперниками, ради победы над которыми приходится прыгать выше головы…

— Да, если смотреть фактам в лицо. Майкл Грэйвс не имел поражений в UFC, основной американской организации по смешанным единоборствам. Возможно,
стал бы чемпионом, если бы с ним не разорвали контракт: в газетах писали, он избил свою подружку. Для меня же биться в UFC — это пока мечта.

Его соотечественник Бен Аскерн входит в топ.15 лучших бойцов мира. Он чемпион мира по вольной борьбе, представлял Соединённые Штаты на Олимпийских
играх в Пекине в 2008 году, ни разу в своих на тот момент 14 поединках, проведённых в ММА, не потерпел поражения, что в конечном итоге позволило
ему стать чемпионом Bellator, а в 2014-м — чемпионом One FC. Я же тогда находился лишь в сотне лучших бойцов…

Естественно, Аскерн был фаворитом боя, а я шёл в качестве андердога, «второго номера». В мою победу не верил никто. Более того, все ставили на досрочную
победу американца. И хотя он действительно победил по очкам, я достойно продержался все пять раундов.

«Многие отвернулись от меня после поражения…»

— Что пошло не так в поединке с Беном Аскерном?

— Я дрался за китайскую организацию One FC, а там немного иные правила, чем в России. В нашей стране взвешивание проводится за сутки перед боем, и этого времени достаточно, чтобы набрать 8–10 килограммов. Это когда сначала экстренно сгоняешь воду, а после взвешивания набираешь вновь. Методики разрабатывают диетологи. Такая практика не запрещена в профессиональном спорте, но азиаты порой не знали меры, случались летальные исходы, и серьёзные промоушены решили проводить взвешивание в день боя.

Мало того, что мне не удалось набрать вес, в котором чувствую себя комфортно, анализы показали обезвоживание организма на 30 единиц. Пришлось в течение часа выпить 2 литра жидкости — я не успел восстановиться перед выходом на ринг. Но ни о чём не жалею. Этот бой стал для меня хорошим уроком.

— Через девять месяцев после поединка с американцем ты дрался с соотечественником Сайгидом Изагахмаевым. И вновь поражение по единогласному решению судей. Что самое неприятное, когда в карьере восходящей звезды ММА начинается «чёрная» полоса?

— Без объяснения причин стали исчезать спонсоры. Но деньги терять не так страшно. Тяжелее, когда от тебя отворачиваются близкие люди. Когда я был на коне,
у меня было столько друзей, что я даже представить себе не мог. А когда проиграл, отвернулись многие. Вот это тяжело переживать эмоционально. И отдельное спасибо всем, кто верил в меня и морально поддерживал.

— Символично, что первую победу после череды поражений ты одержал в Брянске…

— …и еле сдержал свои эмоции. Это было 11 марта, в Ледовом дворце на Володарке. В Брянске проводился бойцовский турнир Fight Nights Global 61. Обычно
организаторы турниров подобного уровня не тратятся на афиши: набить полный зал не главная цель, все ставки делаются на телевизионные трансляции. Но точно скажу — половина зрителей были из Сельцо, откуда я родом. Выиграть было делом чести.

Моим соперником был 33-летний швейцарец Ясубей Эномото, один из лучших полусредневесов в мире, с огромной силой духа. В ходе поединка он травмировал
ногу и вынужден был постучать в знак сдачи. Для меня эта победа стала реальным глотком воздуха.

— А уж после сентябрьской встречи с Майклом Грэйвсом — главного боя Fight Nights Global 74 в «Лужниках» — ты точно знаешь, что такое «устоять на ногах». Объясни, почему для тебя так важно было не оказаться в партере?

— Я люблю удары, передвижения. Это более зрелищно. А борьба в трёх словах — это лежать, бить, душить. Все, кто меня победили, — чистые «вольники», они просто завозили меня в партере. Грэйвс тоже выходец из вольной борьбы. Мне обязательно нужно было навязать ему свой стиль. В итоге — победа техническим нокаутом.

Военный — красивый, здоровенный

После победы в «Лужниках» на ринг передали флаг ВДВ. Что это значит?

— Я служу по контракту в 45-м полку ВДВ в Подмосковье.

— С парашютом прыгал или в жизни и так хватает адреналина?

— Это давняя моя мечта, собирался осуществить этим летом. А когда узнал о грядущем бое (обычно это происходит за 3 месяца), решил не рисковать, чтобы
избежать возможных травм.

— Говорят, шрамы украшают мужчину. Расскажи о своих.

— На ноге под коленкой и на голове — оба из детства. Спортивных шрамов у меня нет, зато дважды дрался с поломанной рукой. Первый раз сломал руку ещё в первом раунде, продержался до третьего и победил. Во второй — попался совершенно «деревянный» монгол. Я так сильно его бил, что сломал собственную руку. По хрусту понял, что сломана, а боли не чувствовал. Когда адреналин зашкаливает, боли нет. А монгол на деле казался не таким уж и крепким: после поражения его увезли в больницу.

— Насколько финансово выгодно строить карьеру в смешанных единоборствах? Скажем, что может позволить себе один из лучших российских бойцов за победу на ринге?

— Например, новый «Хёндай Солярис» в приличной комплектации.

— А за титульный бой?

— «Мерседес» Е-класса купе. Есть у меня мечта — белый «мерседес» с чёрной панорамной крышей, даже несмотря на то, что мне нравятся более высокие машины, а низкий «мерс» считаю утопией для наших дорог.

— В пользу того, насколько популярны «бои без правил», можно приводить много фактов. Например, твоё участие в качестве эксперта в совершенно далёкой от спорта телепрограмме «Пусть говорят». Или любительский турнир по смешанным единоборствам, который в начале октября проводился в одном из брянских торгово-развлекательных центров. Как думаешь, откуда столько внимания к этому виду спорта?

— А чем привлекали зрителей гладиаторские бои?

— Всё тем же. Кровью и жестокостью в ограниченных рамках сцены. Клетка в ММА — тот же Колизей. А мы, бойцы, — гладиаторы своего времени.

Кто-то дерётся, чтобы заработать денег на жизнь, для кого-то это удовольствие, для кого-то способвыплеснуть агрессию. Для меня клетка это всё — и работа,
и хобби, и цель в жизни.

— И какие цели сейчас перед собой ставишь?

— В рамках текущего контракта взять титул организации, стать чемпионом мира и попасть в UFC. И не просто попасть, а драться на высоком уровне. Понимаю,
что все мои потенциальные противники в UFC — выше головы. Но я именно тот солдат, который мечтает стать генералом.

Тай — это рай… для спортсменов

А какие мечты, связанные с твоей спортивной карьерой, уже сбылись?

— Ну, вот мне было 16 лет, я смотрел бои Фёдора Емельяненко, грезил «боями без правил», а через пять лет сам тренировался в команде своего кумира. Я ведь из обычной семьи. Отец — рабочий-строитель, мама — продавец, брат — пожарный. Меня очень строго воспитывали. Но я не боялся отцовского ремня и неделями мог сидеть под домашним арестом. Самым страшным наказанием было лишь одно — пропустить тренировку.

С первого класса я занимался всеми видами спорта, которые были доступны в Сельцо: это гандбол, футбол и плавание. Когда учился в 8-м классе, в сухом зале бассейна открылась секция дзюдо и самбо. Я был в числе первых записавшихся. Потом познакомился с ребятами-спецназовцами, они занимались рукопашным
боем в 5 утра! Но даже это меня не остановило. Потом в городе появилась секция бокса…

В 17 лет я впервые выступил на соревнованиях по боевому самбо, в 18 — выполнил нормативы мастера спорта, в 20 состоялся первый бой в смешанных единоборствах. то было в 2011 году на фестивале боевых искусств в Брянске. Вскоре после этого я уехал тренироваться в Старый Оскол, в команду Фёдора Емельяненко, к его тренеру Владимиру Михайловичу Воронову. Во время этих сборов мне предложили выступать за клуб «Александр Невский». С этого и началась профессиональная карьера.

— На собственном опыте можешь сказать, какие ошибки совершают новички в ММА?

— Хотя прошло совсем немного времени, многое изменилось. Мои ровесники и старше — выходцы из боевого самбо, джиу-джитсу. А сейчас ребята изначально тренируются по правилам ММА. Раньше турниры можно было сосчитать по пальцам, а теперь можно драться хоть каждую неделю. Сейчас намного проще развиваться как спортсмену, но есть и другая сторона медали — конкуренция выше.

Что касается ошибок… Звёзд в ММА делают их менеджеры. Самое главное — это правильное ведение бойца, выбор противников. Соперник должен быть настолько сильным, чтоб у тебя хватило сил и техники его одолеть. Ведь каждый проигрыш — это падение в рейтинге. А с каждым падением теряешь веру в себя.

— А где в России и в мире эту веру в себя можно «прокачать»? Где лучше всего тренироваться и почему известные боксёры и бойцы так любят Таиланд?

— На острове Пхукет в районе Чалонга обосновался целый тренировочный лагерь. Туда приезжают многие спортивные звёзды, тренеры — действующие бойцы One FC и UFC. Созданы все условия для занятий: от тайского бокса до кросс-фита. И, самое главное, это климат — в Таиланде очень трудно дышать. Отлично
прорабатывается «функционалка», а за тренировку можно потерять до 3 кг.

В России есть чему поучиться в Дагестане и Чечне. Дагестанская вольная борьба считается самой лучшей в мире. Там дети с малых лет на ринге. И то же самое
в Чечне. Поэтому для меня было большой честью получить приглашение на сборы в Грозный — в резиденцию главы республики с прекрасно оборудованным
спортивным залом. Дважды был там.

А вот в Москве тренироваться не люблю: слишком выматывает дорога до спортзала. Во время подготовки к бою тренируюсь дважды в день по 1,5–2 часа. Жалко
тратить оставшиеся часы на пробки.

— Признайся, ты уже успел почувствовать себя знаменитым?

— После каждого поражения в соцсетях мне писали: «Коля, надо подтягивать борьбу, и всё пойдёт нормально». Или у кассы супермаркета мог запросто приобнять
незнакомец и сказать: «Ты, конечно, молодец, но дерёшься неправильно — давай объясню, как надо…»

Просмотров: 60