«Король лев»: 8 минут, чтобы удивить Брянск

Александра Савелькина • Михаил Фёдоров, архив театра танца «Аплас»

Театр танца «Аплас» называют «самым загадочным и необычным» в Брянске, а их постановки — «эпатажными танцами». И не зря. Взять хотя бы недавнюю премьеру — танцевальное шоу «Король лев». Постановка впечатляет по-бродвейски искусными костюмами, количеством участников на сцене (одновременно 50 человек), придумками вроде жирафов на ходулях и огромным для детского коллектива бюджетом в 150 тысяч рублей. И это всё ради 8-минутного шоу!

«Король лев»: 8 минут, чтобы удивить Брянск
Мне сказали на одном конкурсе в Москве: ваши шоу, как пушка — если выстрелит, то грохот услышат все. А может и не выстрелить. Этого я всегда и боюсь.

В ближайшее время увидеть танцевальную версию известного мультфильма можно 12 мая в ДК БМЗ, на грандиозном танцевальном шоу «Империя». А пока руководитель театра, 20-летний хореограф Максим Рогожин рассказал «Брянской ТЕМЕ» собственную историю о том, как его львёнок стал королём саванны.

Самая массовая сцена из спектакля «Король лев»

— «Король лев» — короткое, но впечатляющее шоу, сделанное с большим размахом. Чего вам это стоило?

— «Король лев» обошёлся нам очень дорого. В шоу задействованы 50 воспитанников театра в возрасте от 7 до 20 лет. Каждому нужно было пошить костюм — всего 14 видов животных: жирафы, львы, антилопы, зебры, обезьяны. Всю саванну собрали! Но мы сразу предупредили родителей, сколько это будет стоить.

— 150 тысяч?

— Порядка того.

— Нашлись несогласные с бюджетом?

— Нет, поддержали единодушно. Родители видят, как у детей глаза горят, как дети счастливы на сцене. Плюс объективное признание: «Аплас» за годы работы стал лауреатом более 60 конкурсов. В феврале из Гомеля привезли 6 первых мест в разных номинациях, прежде на фестивале в Воронеже взяли Гран-при и выиграли поездку в Сочи со старшей группой. Повезём свои постановки-хиты «Странствующий цирк» и «Бухенвальд». У нас жизнь кипит! А на костюмы мы собираем скромно: по 350 рублей в месяц. По нынешним ценам, это одно занятие йогой или скромный бизнес-ланч.

«Странствующий цирк»

«…изысканный бродит жираф»

— У вас по сцене двухметровые жирафы ходят, а у антилоп — объёмные золотые рога. Легко ли было воплотить эти задумки? Где находили мастеров?

— 50 костюмов полгода шили пять швей. Ходули для жирафов заказывали в Санкт-Петербурге у агентства, которое работает с братьями Запашными. Жирафами управляют двое танцоров на ходулях, поэтому конструкция должна быть надёжной: сразу решили не экономить. Маски животных из папье-маше изготовил брянский мастер Максим Гришков. Вдохновлялись бродвейским мюзиклом «Король лев» и очень-очень много раз переделывали костюмы.

— А почему такой короткий спектакль — всего 8 минут? Притом, что столько сил вложено и средств…

— Сначала было 6 минут, потом 12, потом узнали, что хронометраж многих престижных конкурсов — 8 минут. Сейчас, когда многие увидели «Короля льва» в Брянске, просят: делайте больше. Но пока оставили так, как есть.

— Вы тоже выступаете в «Короле льве» в качестве артиста — папы львёнка Симбы. Что самое сложное в этой работе?

— Падать с 2-метровой горы. Когда приземляюсь на плечи, это ощутимо больно.

«Вий»

Не станцевать, а удивить

— Приведу один факт из вашей творческой биографии: в следующем году «Аплас» отмечает 5-летний юбилей, вы его основатель и художественный руководитель. Сейчас вам 20 лет. Как так получилось?

— Я учился в 10-м классе брянской школы № 14. Директор предложила мне вести кружок танцев. Появился коллектив эстрадного танца «Аплас», от английского applause — аплодисменты.

Сначала в коллективе было 30 человек, но я захотел большего. Самым сложным было убедить родителей, что какой-то десятиклассник может по-взрослому руководить ансамблем. А ещё была проблема с новичками. Где их найти? Каждый день я вставал в 8 утра, печатал стопку листовок и отправлялся в очередную школу. Потом, когда набирали малышей от 4 лет, точно так же расклеивал листовки по детским садам.

Сейчас в «Апласе» занимаются 160 человек. В августе 2016 года мы перешли в Центр внешкольной работы Бежицкого района, получили полную творческую свободу. В ЦВР замечательная и отзывчивая администрация. Всегда помогают и поддерживают в нашей работе.

— В каком спектакле вы эту свободу впервые почувствовали?
— «Вий» — история, рассказанная от лица панночки. Это было очень страшно. Когда народные или эстрадные коллективы представляют на конкурсах свои номера, они понятны и предсказуемы для жюри. А у нас «Вий». И не знаешь: лаврами осыплют или помидорами закидают. Мне так и сказали на одном конкурсе в Москве, мол, ваши шоу как пушка: если выстрелит, то грохот все услышат. А может и не выстрелить. Этого я и боялся.

С «Вием» мы в итоге 7 первых мест заняли — в разных городах от Гомеля до Москвы. Но были и грамоты за участие, то есть никакое место. Я поначалу обижался, злился и расстраивался. Сейчас спокойно отношусь. Но по-другому я не умею. И не хочу.

Танец «Ренессанс» на районном конкурсе «Волшебный каблучок»

Имперские штурмовики на брянской сцене?

— Максим, мешает в работе или наоборот помогает, что с воспитанниками старших групп «Апласа» вы почти ровесники?

— У нас в старшей группе 4 парня и 15 девушек. Ребята в колледжах, институтах учатся, на танцы на автомобилях приезжают. У нас даже шутка есть: «Детки на занятия приехали…»
Мне эту группу в следующем году выпускать. Жалко очень. Другой такой больше никогда не будет. Помню, в Анапу со старшими ездили, «прибились» к нам бежицкие кавээнщики — записались на танцы с единственной целью, девушек кадрить. До сих пор «кадрят», так в «Апласе» и остались.

А то, что ровесники, и хорошо и плохо. Плохо, что некоторые грань стирали между руководителем и другом. А дистанция нужна, иначе как убедить, что конкурс — это ответственно, что попотеть нужно.

У нас есть педагог младше меня на два года — Денис Пинаев. До сентября прошлого года я работал в «Апласе» один, но коллектив подрос, сначала ко мне присоединилась хореограф Олеся Масол, потом Денис. Ему 18 лет, он студент колледжа искусств и культуры. Втроём понимаем друг друга с полуслова. Если бы не мои коллеги, в одиночку «Короля льва» — свою детскую мечту — я бы не осилил.

— Формально «Аплас» — танцевальный коллектив. Но если сравнить ваши шоу с традиционными танцевальными номерами, то это как электронная книга в ряду бумажных. Объясните, в чём особенность вашего стиля?

— В нашем городе много замечательных коллективов: дети нога в ногу танцуют, всё очень технично, есть чему поучиться, а репертуар практически тот же, что и 30 лет назад. А у нас каждая постановка начинается с желания удивить. Тем и удобен жанр танцевального шоу, когда есть общая сюжетная линия и можно использовать любые яркие находки.

— А чем вас можно удивить? И чем вы в перспективе мечтаете удивить Брянск?

— Для меня эталон — Мадонна. Однажды я был на её концерте. Мама родная! Казалось бы, сколько лет на сцене, но она по-прежнему на одной волне с молодёжью. Наряду с Мадонной, моё видение искусства сформировали Майкл Джексон, Тина Тёрнер, Леди Гага и Принс. Бродвейские мюзиклы люблю, но заочно, по видеозаписям. Из российских проектов впечатляет работа балета «Тодес» и «Экситон», очень понравился столичный мюзикл «Танцы под дождём». А в Брянске поставил бы «Звёздные войны» и «Титаник». Только ума не приложу, что мне делать с кормой корабля и айсбергом на сцене. Но и это всего лишь вопрос времени.

В ТЕМУ!

Максим Рогожин родился в Брянске. В детстве занимался в ансамбле эстрадного танца «Гротеск». Затем покинул коллектив, но танцы не бросил. «Я фанат Майкла Джексона, — поясняет Максим, — учил его танцы по видеозаписям, самостоятельно ставил номера и ездил по конкурсам». Потом загорелся стать актёром — поступил в детский музыкальный театр «Орфей». После окончания школы получил образование в столичном педагогическом колледже по специальности педагогика дополнительного образования в области хореографии. В настоящее время заочно обучается в Орловском государственном институте культуры.

Просмотров: 858