Следователь с творческим подходом Александр Зуйков

Александра Савелькина • Михаил Фёдоров

В России на каждую сотню нарушений закона приходится всего 5 экономических преступлений: по данным Генпрокуратуры РФ, за 11 месяцев прошлого года зарегистрировано почти два миллиона нарушений, и только 105 087 из них — экономической направленности. Статистически, такие преступления довольно редкие, но считаются одними из самых сложных в уголовном законодательстве. Неслучайно, по итогам прошлого года лучшим следователем Брянщины признан специалист по расследованию экономических преступлений — старший следователь по особо важным делам СЧ СУ УМВД России по Брянской области 25-летний Александр Зуйков. Об особенностях своей работы, резонансных делах и о том, на чём прогорают матёрые преступники, он рассказал в интервью «Брянской ТЕМЕ».

Следователь с творческим  подходом Александр Зуйков
Экономические преступления совершаются по-тихому, под видом обычной хозяйственной деятельности или банковских операций. Зато выявляются такие аферы с огромным резонансом.

— Александр, расследуя экономические преступления, приходится прорабатывать тонны документов. На первый взгляд — также работают архивариус или бухгалтер. Однако при всём прочем вам приходится совершать обыски и днём и ночью, производить аресты и на допросах выводить злодеев на чистую воду. Работа не из лёгких, прямо скажем: такую случайно не выбирают. Как это было в вашем случае?

— В моей семье прежде людей в погонах не было, в основном доктора и педагоги. Но мой дедушка, который воспитывал меня до десяти лет и был для меня огромным авторитетом, мечтал, чтобы я стал юристом. Он говорил: «Это благородная профессия», — а я мотал на ус. К тому же в школе я увлекался историей России, обществознанием, правоведением, выигрывал олимпиады районного и областного масштаба. В общем, мне по душе с детства эта сфера. Окончив школу, я сдал ЕГЭ с высокими баллами и поступил в Орловский юридический институт. Конкурс был 6 человек на место, но я с лёгкостью прошёл отбор, так как по количеству баллов был первым претендентом.

В Сочи на Олимпиаду… как на работу

— Помните, когда впервые столкнулись с профессией на практике? Не захотелось изменить своему выбору?

— Это было во время Олимпиады в Сочи. В институте на конкурсной основе выбрали нескольких курсантов и меня в том числе для участия в обеспечении охраны общественного порядка. Я практиковался сначала на тестовых соревнованиях по биатлону, позднее на самих Играх. Мы проводили досмотровые мероприятия, обучались работе на интроскопах — все, наверное, видели эти рентгеновские приборы в аэропортах и вокзалах. Тогда в Сочи работало много будущих силовиков со всей страны.

В качестве награды за работу я получил фирменную одежду Bosco и билеты на пару хоккейных матчей.

— Тогда конкретизируем вопрос: когда впервые столкнулись лицом к лицу с преступниками?

— Так как я родом из Жирятино, на практику меня распределили в межмуниципальный отдел МВД России «Почепский», в следственный отдел. Первым моим наставником был Александр Кириллович Хлыст, он один из самых опытных сотрудников-следователей в области. Следователь — профессия для сильных духом: расследование преступлений по моральной нагрузке вполне сопоставимо с вредным производством.

Помню, тогда он доверил мне осмотр места преступления — со спиртзавода украли часть производственной линии. Я выехал в составе следственной группы, осмотр проводил со всей серьёзностью в соответствии со всеми требованиями криминалистики: с линейкой фотографировал все следы, снимал слепки следов, на двадцати листах всё подробно записал в протокол. Оперативники злились: «Давай уже закругляйся! Три часа торчим из-за обычной кражи!» Я был непреклонен, сделал всё, как учили в университете, с максимальной ответственностью…

— Начальник похвалил?

— Он мудрый наставник. Сказал, что в теории всё безупречно, но на практике надо быть проще — пустая работа снижает эффективность.

— Поделитесь своими «записками на манжетах»: какие истории из практики районного следователя убеждают, что жизнь сложнее логики.

— В Почепе я проработал всего год до перевода в областное УМВД, но таких историй накопилось достаточно. Например, первое дело, которое я заканчивал самостоятельно: ранее судимый за изнасилование и разбойное нападение гражданин вышел из мест лишения свободы, залез в чужой жилой дом и похитил ящик спиртного. Употреблял он его целую неделю в компании приятелей, находясь в чужом жилище. Потом в состоянии опьянения, вскрыл металлический сейф и похитил ружьё, отправившись с ним в поле упражняться в стрельбе. Мне предстояло его задержать, арестовать (а это значит, пройти несколько инстанций, заполнить большой объём документов), в последующем выполнив большой объём следственных действий…

С наградой лучшего следователя Александра Зуйкова поздравляют заместитель руководителя Следственного управления УМВД России по Брянской области — начальник СЧ Сергей Артёмов и руководители следственной части: Ирина Караулова, Андрей Орлов, Алексей Гусейнов

От кражи производственной линии завода до миллионных хищений из бюджета

— Опишите коротко, в чём особенность работы, которой вы сейчас занимаетесь.

— Главное отличие — в специфике следственных действий. В случае с общеуголовными преступлениями или дорожно-транспортными происшествиями, всё зависит от первого выезда, работы по горячим следам. С экономическими преступлениями этот принцип не всегда работает — они в большинстве случаев латентные, совершаются под видом легальных банковских и хозяйственных операций. Преступный замысел, признаки преступления распознаются с трудом, ибо внешне такое экономическое преступление мало чем отличается от обычной сделки, финансовой операции. К тому же по большей части это преступления, где потерпевшим выступает бюджет различных уровней. Чтобы выявить что-то, нужно проверить сотни документов, провести их анализ, исследование. Для проверки различных версий и установления объективных обстоятельств совершения преступления в ходе следствия требуется производство различного рода финансовых и бухгалтерских экспертиз, встречных проверок иных организаций по всей России.

— В конце прошлого года Генеральная прокуратура России опубликовала рейтинг регионов по числу преступлений экономической направленности. Список ожидаемо возглавили Москва, Краснодарский край, Московская область, Санкт-Петербург, Татарстан. Расскажите, основываясь на собственной практике, какие экономические преступления характерны для Брянской области — благополучного в этом плане региона?

— Экономические преступления совершаются «по-тихому» — латентно, однако выявляются аферы с огромным резонансом. Моя работа в УМВД началась с расследования дел, связанных с хищением бюджетных средств. Не вдаваясь в подробности, напомню, что по ведомственной целевой программе «Государственная поддержка малого и среднего предпринимательства в Брянской области» начинающие бизнесмены на конкурсной основе могли претендовать на грант в размере до 300 тысяч рублей. Преступная схема состояла в том, что гранты получали не только честные предприниматели, но и свежезарегистрированные ООО, которые фактической деятельностью не занимались, а подготавливали пакет фиктивных документов. В 2015 году на рассмотрении было семь дел, связанных с незаконной грантовой поддержкой, в настоящее время — их порядка двадцати.

Сразу несколько дел связаны с возведением дамб, мостов и плотин на территории области. Один из примеров: в Дубровском районе на строительство моста было выделено 5 миллионов бюджетных средств, строительство обошлось в 3 миллиона. Разница осела в карманах. В 2016 году начальник бюджетного учреждения региона превысил свои полномочия и проторговал в нарушение ФЗ «О государственных закупках» тестовый измерительный комплекс фиксации ПДД вместо нового более дорогостоящего и усовершенствованного прибора. Бюджету региона в результате совершения преступления был причинён ущерб в размере 3,2 млн. руб.

Ещё один пример из другой сферы… В 2016 году один из руководителей филиала компании «Росгосстрах» присвоил 2,8 миллиона рублей: деньги были получены от клиентов по заключённым договорам страхования и предназначались для внесения на расчётный счёт ПАО СК «Росгосстрах». Вместо того чтобы внести деньги на счёт, преступник присвоил их себе. Схема раскрылась, когда как бы застрахованные автовладельцы начали попадать в ДТП…
Не удержались от соблазна присвоить чужие средства и собственники управляющей компании «Домовой»: ущерб, причинённый хищением, составил 1 миллион 180 тысяч рублей. Деньги поступали от потребителей коммунальных услуг и должны были перечисляться в адрес ресурсоснабжающих организаций, но оседали на заграничных счетах руководителей «Домового».

При застройке жилого микрорайона владелец одной из компаний самонадеянно сэкономил на резервном трансформаторе: он необходим для бесперебойной работы котельной в случае отключения основного источника питания. Зимой целый микрорайон мог остаться без тепла. Правда, в этом случае застройщик полностью возместил ущерб, поэтому и наказание получил минимальное.

Отмывание денег — столичный бич, но он докатился и до нашего региона. В законную силу вступил приговор в отношении организованной группы лиц, которые занимались незаконной банковской деятельностью — без регистрации и специального разрешения Центрального банка РФ через подконтрольные фирмы осуществляли перевод и обналичивание денежных средств различных субъектов экономической деятельности. 7 человек за 5 лет извлекли доход не менее 72 миллионов рублей. На дому у одной из фигуранток дела были извлечены 40 миллионов рублей наличкой. Уголовное дело составило 40 томов. Максимальный срок лишения свободы по этому делу — 7 лет. Это одно из самых крупных экономических дел в регионе.

Ещё одним делом из банковской сферы, которое было у меня в производстве, являлось незаконное получение руководителем одной из мебельных фабрик области многомиллионного кредита в АО «Россельхозбанк».

Руководитель, подготовив пакет фиктивных документов о якобы стабильном финансовом состоянии предприятия, представил его в банк, и сотрудники кредитной организации, введённые в заблуждение, выдали злоумышленнику крупный кредит.

Руководителю фабрики было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 176 УК РФ, в отношении был вынесен обвинительный приговор. Это единственное дело по такой статье УК в регионе.

«Работа для меня как хобби»

— Александр, на чём прогорают экономические преступники?

— Думаю, из-за большого количества похищенных средств у них размывается восприятие действительности, чувствуют себя безнаказанными. Одни полагают, что за деньги можно купить всё. Другие теряют связь с реальностью, не считают себя преступниками. Например, так аргументируют на допросах свою невиновность: «Какое же это преступление? Разве я кого-нибудь убил?» Но и те и другие имеют постоянное стремление увеличить масштаб своей деятельности, на чём и попадаются.

— Кого на допросе легче вывести на чистую воду — мужчину или женщину?

— С мужчинами проще. Женщины подвержены эмоциям и, когда называются конкретные факты, приводятся доказательства, начинают нервничать, кричать, обвинять. Даже оскорбляют иногда. Мужчины лучше понимают ситуацию: когда обставляешь фактами и некуда больше отступать, сознаются без лишних эмоций.

— Среди ваших подозреваемых — подпольные миллионеры, чиновники, руководители предприятий, известные в городе люди. Угрозы, давление на следствие случаются? Понимаю, это непростой вопрос…

— Угроз не было. И я не прекратил ни одного дела из-за давления с чьей-либо стороны. Чтобы система работала, нужно собирать достаточно доказательств. Законность и полнота следствия — основные принципы работы нашего управления. На этом делается акцент руководством в лице Кулемёковой Елены Викторовны и Артёмова Сергея Николаевича, поэтому никакие
угрозы и давление на результат следствия и принятия процессуальных решений повлиять не могут.

— Вы фильмы про следователей смотрите? Много там правды?

— Мне понравился «Шерлок Холмс» Гая Ричи, обе части. В институте я увлекался дедукцией, и с художественной точки зрения фильм хорош. Особенно люблю сцены, где сыщик просчитывает ситуацию на несколько шагов вперёд. А вот «энтэвэшные» сериалы и такие как «Полицейский с Рублёвки», принципиально не смотрю. Кем они выставляют следователей? Глухарь расхлябан, нарушает служебную дисциплину, форму одежды. Следователь из сериала «Полицейский с Рублёвки» полностью противоречит образу следователя, как нравственному, так и профессиональному. Где сценаристы такое видели? На мой взгляд, следователь — человек, которого отличают такие качества, как порядочность, неравнодушие и активная гражданская позиция. В полиции — дресс-код, официальный стиль и никаких свитеров, кроссовок. Спиртное на работе недопустимо, и с руководством противостояния нет — во всяком случае в нашем управлении к сотрудникам относятся с уважением и пониманием. С любым вопросом можно обратиться.

— Александр, как родным объясняете, почему вам нужно иногда уезжать в пять-шесть утра на обыски и возвращаться домой не раньше восьми вечера?

— Последние три года работа для меня стала как хобби. Даже мысли нет: поскорей бы закончился день. Иногда проводишь допрос, кажется, что минут 30 прошло, а на самом деле три часа пролетело. Дома на личное остаётся всего час-полтора перед сном. Дочка у меня, Злата, скоро годик будет. Дома моя обязанность — её искупать и час перед сном поиграть, чтобы мама могла немного отдохнуть. Любимые каждый день провожают на работу и встречают. И всё понимают.

— А как не выгореть на такой работе?

— Надо творчески ко всему подходить. В любом следственном действии — взять даже осмотр документов — изобретать для себя что-то новое. Потому что монотонность ведёт к деградации. А чем больше творчества, тем лучше для дела.

Просмотров: 307