Денис Спицын: Велопоход по Карпатам, предпринимательские ценности и суровый Курган

Совладелец банного клуба «Добрыня»  banya_dobrynya и сооснователь проекта «Напитки и пироги «Добрыня» делится своими предпринимательскими ценностями, совместив их с впечатлениями от велопробега.

Кручу педали или, как говорят продвинутые, «катаю вел» по Гуцульщине — земле карпатских гор и территории гуцулов, украинской народности, сохранившей до наших дней традиции и колорит пары прошедших веков.

Музей фильма «Тени забытых предков» Сергея Параджанова. Удивительное дело: в карпатской деревне на 5 тысяч жителей тьма музеев по собственным хатам. То есть именно частных музеев. Кроме хаты с музеем по фильму посетили музей гуцульских музыкальных инструментов. Трёхметровые трембиты — ими гуцулы чатились на большие расстояния, с горы на гору. Пока посплетничаешь, и день пройдёт. Выдуть хоть что-то не получается. «Сжимайте губы и пукайте ртом», — советует хозяйка музея. Играет нам на гуслях, одновременно бьёт ногой в барабан и поёт гуцульские песни и частушки. Пастушьи свистелки, целая стена скрипочек и скрипок, дрымба (по типу корякского варгана, где китовый ус является струной). Зажимая этот инструмент во рту, дрыньканьем струны издаётся такой медитативный звук, под который хочется медленно приплясывать на кривых ногах вокруг костра в ночи. У гуцулов, как и у коряков с их шаманизмом, много всяких историй про колдунов. В сюжете «Тени забытых предков» тоже колдун. После музея посмотрел этот фильм. Эмир Кустурица якобы назвал его лучшей картиной в мире, снятой до сих пор, а его режиссёра Параджанова — гениальным. Сам фильм в чистом виде с первого раза мне не зашёл. Разве что красочностью иллюстраций этнических особенностей жизни гуцул. Но есть у него поддёвка, подкладка такая, фоновый сюр, может, за него Эмир так восторженно высказался.

Гуцульщина — территория, бывшая когда-то частью Австро-Венгерской империи. В одном из музеев экскурсию вёл сын хозяйки Влад, школьник 4-го класса. Надо видеть, как уверенно и с уважением к себе он отвечает нам на дополнительные вопросы. Так вот, прадед у Влада воевал в Первую мировую в Италии, я не разобрал на чьей стороне, а дед уже во Вторую мировую дошёл до Берлина и обратно в составе Красной Армии.

Почти в каждом дворике — капличка, это что-то типа часовенки метр на метр площадью. Позже, спрашивая у водителя, что это вообще такое, слышим: «Цэ мода… И это пройдэ. Были памятники Ленину, потом Шевченко, теперь вот каплички». Много где встречаются небольшие мемориалы «небесной сотне» в виде большой доски с фотографиями и именами ста жертв последнего Майдана. Комментируя мой интерес, велопопутчики деликатно обходят тему сложных отношений наших стран. Мол, погибли люди за чужие выгоды, говорят, что «Беркут», но на самом деле, не разберёшь.

На перевале покупаю необычайного вкуса овечий сыр. Жалко, что мало. Докупить в месте ночлега не удалось. Сегодня — воскресенье, а у гуцулов, как у евреев, в субботу, в воскресенье работать грех — рынок закрыт.

Гуцульская кухня необыкновенно вкусная. Наша хозяйка имеет 9,9 в «Букинг». Уверен, что немалой частью в столь высокой оценке от гостей сыграл её кулинарный талант. Кукурузная каша с брынзой, сырники на песочном тесте, драники с творогом или печенью внутри, каждое блюдо — восторг.

По сторонам масса красивенных решений из дерева. Домики, качели, даже щиты информации вдоль дорог. Жадно фотографирую, будем воспроизводить у себя в банях подобную, создающую атмосферу красоту. Уже во Львове нашёл на блошином рынке вышиванки и пару самоваров на углях. Не с пустыми же руками возвращаться. Путешествие заканчивается, на выходе масса впечатлений, вдохновение для оформления наших фитоуглов в общественных банях — мы делаем там атмосферное пространство: обшили стены деревянными плахами, нашли старинные прялки, накидали камней. Теперь украсим стены вышиванками и самоварами.

Покидая этот край по железке, наблюдаю в окно вереницу частных гостевых домов. Горы, река, эко-отдых. С одной стороны, сомневаюсь в таком объёме туристов, с другой— рад за предприимчивость гуцулов.
В институте нас учили, что основным экономическим ресурсом любой страны, кроме богатств недр и прочего, является предпринимательский потенциал нации.

Частный интерес слишком глубок в психологии человека, чтобы с ним не считаться. Как великие умы типа Ленина и соратников не учли такого мощного ресурса, как предпринимательский, неведомо. Но я рад, что предпринимательство входит в моду, и надеюсь, что это «не пройдэ».

И вот во второй части своего текста хочу поделиться своими ценностями в этой модной сфере.

Кстати, почему ценности, почему не принципы? Принципы — нечто твёрдое. Неизменное. Ценности — ориентир, а не стержень. То есть нечто желаемое или наоборот нежелательное, но куда деваться, если пока вот так у меня сложилось. Короче, ценности — не догма, предполагают баланс и гибкость.

Безопасность. Семья, близкие не должны голодать и нуждаться. В детстве и юношестве у меня были приводы в милицию. На криминал я вполне способен. Сейчас опыт и образование позволяет выбирать способы, но в условиях возврата к выживанию, как не гнусно это признавать, к криминалу готов.

Честность. Обожаю «Малыш и Карлсон». И Карлсон, врун и фантазёр, мне очень близок. Ближе, например, чем Маугли, чей характер в этой части автором не раскрывается. Ради чего я вру, а я делаю это регулярно, как вы понимаете. Иногда это такие правила игры, иногда какой-то блеф, иногда на бегу что-то ляпнул, потом понял, что наврал, не обдумав деталей вопроса. Иногда я вру себе. Могу отключить мозг по дороге в холодильник и включить его в очередной раз нажравшись на ночь. Но есть вещи, где вранье сильно нежелательно. Например, врать, вступая в обязательства. Отвечать за свои слова, быть предельно понятным, вступая в отношения, — это создаёт репутацию. А репутация — вещь скучная, но полезная.

Этичность или экологичность. Любой предприниматель сталкивается с соблазнами так или иначе схалтурить или сыграть неспортивно. Конкуренту подножку подставить, себестоимость снизить как-нибудь и чем-нибудь в ущерб качеству продукта и так далее. Репутацию особенно в век Интернета отмывать тяжело. Но даже если действительность тебя не спалит, внутренний цензор может испортить весь задор. Гордость за честно выстраданный результат, как и в спорте, тем больше, чем больше сил вложено и чем меньше поблажек ты давал себе по ходу.

Терпение. Результатов хочется сразу, прибыли немедленной. И, как назло, куча примеров, когда, как в пробке, по чужой полосе машины едут быстрее. Верность выбранному пути — опасная штука. Иногда надо прекратить обгон и вернуться в свою полосу. Попробуй пойми, когда надо ещё занять и терпеть, а когда лучше зафиксировать убытки и закрыть ларëк. С одной стороны, самое тёмное время перед рассветом. С другой — процент выживших до самоокупаемости бизнесов по сравнению с количеством стартапов ничтожен, где-то читал о 5 процентах. Здесь сложно советовать, тут зона сакральности — предпринимательская чуйка. Но совершенно точно, что терпеть придётся. Даже если вы купите франшизу и даже если вы Цукерберг по маме или Газпром по папе. Предпринимательство — это риск и терпение, без вариантов.

Признание. Это лично моя ценность, надеюсь у вас не так. Она с одной стороны помогает, с другой — тормозит развитие. Остановить голод в Африке, но так, чтобы никто и никогда не узнал моего имени, это не про меня. Не достаточно развился. Тщеславие, амбиции, как ни назови, важно, чтобы меня, мой бренд знали, видели, приводили в пример и так далее. Нужен след в истории, нужны великие дела. Если бани, то сеть и мировое господство. Монополия — любимая игра детства. Там надо было собрать карточки предприятий одной отрасли, после этого усилить их филиалами и тогда, даже не самые крутые карты могут привести вас к победе. Победа заключается в разорении других игроков. Так и живём. Не важно, чтоб моя корова доилась, главное, чтоб у соседа сдохла.

Баланс или чувство меры. В детском возрасте всё начиналось достаточно внятно: хорошо — плохо, кака — бибика. Чем старше, тем больше нюансов и смыслов. Но зачастую подход прежний, особенно с «хорошо — плохо». Верю, что в каждом из нас намешано всего. Я за то, чтобы прислушиваться или принюхиваться к себе почаще, временами прощать себе каку, стремиться к хорошо и чувствовать себя при этом в балансе, ну или в гармонии с собой и миром.

Чувство меры — очень интуитивно. Хотя как и всему, думаю, ему можно научиться. У меня, например, развито чувство меры чая. В ведро с водой я кидаю чая на глаз так, что получается ровно тот вкус, что нужен. Ну или мои друзья сопоходники лживые льстецы.

Лёгкость. Это ценность, которой мне сильно не хватает. Предпринимательство — тревожная профессия. То деньги на развитие закончились, планов ещё громадье, а занимать уже не у кого. То госорганы чем-нибудь напрягут, а разбираться с ними скучно или страшно. То сотрудники бесят, а кто ж их выбирал и научал до такого состояния как не сам. То хрень случится, а кроме как на себя и пенять не на кого (это самый худший из вариантов). То лучший сотрудник надумает уволиться, а худший просить прибавки. То «кто где-то там у нас порой, честно жить не хочет», а уголовный кодекс убивать подчинённых не велит. Короче, вариантов для развлечения масса, а нервная система одна.

Вариантов для снятия стресса тоже немало.
Можно бухать. Я знаю одного предпринимателя, который раз в месяц-два экстренно передаёт дела в руки провидения и ныряет в алкоомут. Потом диета, фитнес и ещё 2 месяца борьбы.
Можно ходить в горы. После любого серьёзного восхождения любые проблемы и тревоги теряют былую значимость. Наверное, потому что в горах возвращается истинный масштаб псевдовеличия любых экзистенциальных проблем, а уж ситуативных подавно.
Можно заниматься экстримом. Предполагаю, что после любого серьёзного адреналинового всплеска, тревога конкретного факта ослабляется.
Любой циклический спорт снимает массу тревожности. Может, это эффект укачивания, но монотонные движения в течение 30–100 минут могут успокоить нервы и помочь родить массу новых идей, далее в моём случае креативность заканчивается и начинает нарастать боль.
Но самый верный способ, видимо, изначально не напрягаться. Относиться к делу как к игре. Лажаешь, расстраиваешься, делаешь выводы, дальше играешь расчётливей.

Чувство юмора. Лёгкость и интеллект в высшей степени. Относиться к любой ситуации через призму парадокса. Особенно ЧЮ желателен в отношении к себе. Самоирония — мощный инструмент. Мудрые политики, успешные бизнесмены и остальные специалисты по отношениям всегда используют его ресурс. Юмор, в отличие от демонстрации интеллекта в чистом виде, делает их ближе и понятней. Григорий Горин устами Олега Янковского в фильме «Тот самый Мюнхгаузен»: «Я понял, в чём ваша беда. Вы слишком серьёзны. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица…»

После Карпат передышка в 3 дня и поездка в Курган, навестить родню жены. Курган — суровый город. Местные считают, что у них так сурово, потому что Путин про них не знает. Город реально заброшен и страшен. Повсюду открытые теплотрассы. Новостроек совсем мало, повсюду сайдинг, куча безвкусной и тупой рекламы, хрущобы перемежаются покосившимися деревянными бараками. Люди здесь, напротив, открытые и простые. Зауралье. Выбегаю в первое утро на ознакомительную пробежку вдоль Тобола. Погодка тоже не радует. Уже июнь, а летом не попахивает, да ещё и моросит. Сирень тут только зацвела, солнышко выглянуло. С речки повеяло сыростью родной какой-то. В подъезде навстречу мужик с полными руками, вернулся и придержал ему дверь на выход. Мужику в целом по фигу, но мне легчает. жизнь хороша, а тревога отпускает.

На этом всё, напишите мне в соцсети чего-нибудь хорошего — я старался. Ну или в баню к нам приходите, там я стараюсь не один, будем ждать всей командой.
denspitsin
@denspits
denspitsin

Просмотров: 125