Собственник в ответе за свой бизнес

Многие предприниматели при выборе формы ведения своего дела, как правило, регистрировали общество с ограниченной ответственностью, причём на такой выбор влияло правило о том, что юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, а учредитель не отвечает по обязательствам юридического лица.

Александр Яковленко, адвокат, управляющий партнёр Адвокатского бюро  «Яковленко и партнёры»Между тем, законодательство и судебная практика за последние несколько лет претерпели серьёзные изменения в сфере защиты прав кредиторов. Времена, когда кредиторы компании, выиграв суд, получив исполнительный лист и обратившись в службу судебных приставов, получали в конце концов постановление об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания, похоже, безвозвратно уходят. И основной движущей силой в данном процессе явились налоговые органы, так как именно они активизировали практику взыскания обязательных платежей по налогам с директоров и учредителей компаний из их личного имущества в порядке субсидиарной ответственности.

Менее года прошло с начала действия редакции Закона о банкротстве, дополненного отдельной главой об ответственности не только руководителя должника, но и иных лиц в деле о банкротстве. Таким иным лицом может быть признан не только непосредственно исполнительный орган (директор), учредитель (участник), но и иной бенефициар юридического лица, т. е. любые лица, которые могли определять действия должника и получать от этого выгоду: финансовые директора, главные бухгалтеры, уволившиеся директора, стратегические управленцы, работники материнских и дочерних компаний, иные лица.

В этом кредиторам может также поспособствовать номинальный директор компании, так как указанный закон позволяет освободить его от субсидиарной ответственности лицо, если он предоставит сведения о лице, фактически контролировавшем должника.

Для выявления реального бенефициара компании-должника совсем не обязательно, чтобы доказательства носили прямой характер, это может быть совокупность косвенных доказательств. Так, по одному из дел Верховный Суд РФ в своём определении указал, что «конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, не заинтересован в раскрытии своего статуса контролирующего лица, наоборот, он обычно скрывает наличие возможности оказания влияния на должника, его отношения с подконтрольным обществом не регламентированы какими-либо нормативными или локальными актами, которые бы устанавливали соответствующие правила, стандарты поведения». На практике такими доказательствами могут стать протоколы совещаний с участием скрытого бенефициара, его собственное позиционирование в СМИ в качестве контролирующего должника лица, материалы налоговой проверки, схемы владения, использование общего интернет-сайта, факты, установленные решениями судов, свидетельские показания.

Судебной практикой также заданы ориентиры определения лица контролирующим должника: контролирующим может быть признано лицо, получившее существенный актив должника (в том числе по цепочке сделок), выбывший из владения последнего по сделке, совершённой руководителем должника в ущерб интересам возглавляемой им организации и её кредиторов либо с использованием документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции или когда выгодоприобретатель извлёк существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединёнными общим интересом, в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки.

В таких случаях привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо должно доказать свою добросовестность (например, что приобретение актива должника на условиях, на которых в сравнимых обстоятельствах обычно совершаются аналогичные сделки либо что операции выгодоприобретателя, приносящие доход, отражены в соответствии с их действительным экономическим смыслом, а полученная выгода обусловлена разумными экономическими причинами).

Одним из негативных последствий привлечения к субсидиарной ответственности по долгам компаний является то, что от субсидиарных долгов нельзя избавиться путём личного банкротства.

На сегодняшний день не так много дел, в которых суд возложил субсидиарную ответственность на реального бенефициара (самым громким из которых было привлечение к субсидиарной ответственности в размере 75 млрд. руб. Пугачёва С. В. по долгам Межпромбанка), однако очевидно движение судов в сторону выявления злоупотреблений со стороны контролирующих должника лиц и появление у кредиторов юридических механизмов взыскания долгов непосредственно с контролирующих лиц, что, в свою очередь, налагает на собственников бизнеса и руководителей компаний обязанность оценивать свои действия с точки зрения добросовестности и разумности для компании.

Просмотров: 30