Из «бандитов» в люди

Александра Савелькина • Михаил Фёдоров

Наша землячка, режиссёр Лариса Садилова заканчивает съёмки нового фильма. Рабочее название полного метра — «С Новым годом!», в основе сюжета — затянувшийся адюльтер, в главной роли — известный российский актёр Егор Баринов. Разумеется, мы не упустили возможность отправиться на съёмочную площадку в Трубчевск за эксклюзивным интервью с главной звездой фильма.

Из «бандитов» в люди
Режиссёр Лариса Садилова пытается разобраться в природе человека. Это правильно и мне интересно. К тому же она увидела во мне драматического актёра, а я так давно этого ждал…

В творческой биографии актёра Егора Баринова больше 150 фильмов и телевизионных сериалов. Обаятельный, интеллигентный и очень доброжелательный отец четверых детей сыграл добрую сотню бандитов, воров и убийц. А ещё уже лет двадцать его называют «русским Тарантино» из-за очевидного сходства с голливудским коллегой. Эти две темы принято избегать в хороших интервью с актёром, но даже режиссёр Лариса Садилова заверила: в первых кадрах её фильма герой Баринова в вязаной шапочке за рулём фуры — «ну, вылитый Тарантино в лучшие годы». И ведь именно она за этими киношными масками, которыми не прочь воспользоваться многие режиссёры, одной из первых открыла в Егоре Баринове истинный драматический талант. И, кажется, трепетное отношение к таланту в этом творческом тандеме взаимно.

— Мне было лестно получить приглашение от Ларисы Садиловой, — признаётся актёр. — В фильме «Ничего личного» снимался мой отец Валерий Баринов: мне понравился фильм и отзывы отца о режиссёре. Лариса Игоревна одна из немногих женщин-режиссёров, с которым мне действительно хотелось поработать.

— Думаете, не женское это дело?

— Судя по личному опыту, большинство женщин-режиссёров пытаются через свои работы решить какие-то собственные проблемы, разобраться со своими комплексами. А Лариса Игоревна пытается разобраться в природе человека. Это правильно и мне интересно. К тому же она увидела во мне драматического актёра, а я так давно этого ждал…

«Лариса Садилова актёров любит»

— С недавних пор вы и сами снимаете кино: буквально на следующий день после окончания съёмок в Трубчевске сядете в режиссёрское кресло в Северной столице. Расскажите, что снимаете? Как пришли в режиссуру?

— Телевизионный сериал «Тайны следствия», 18-й сезон. Я снимал половину прошлого сезона, в этом работаю над 18 из 24 серий. До этого была короткометражка «Удар», снятая по моему сценарию, — дипломная работа на Высших курсах сценаристов и режиссёров, которые я окончил в 2011 году. Она имела успех на фестивалях, заработала несколько призов. Я показал выпускную работу Инне Лазаревне Шлионской — это известный кастинг-директор в Питере, а она, в свою очередь, предложила меня в качестве режиссёра в проект «Тайны следствия».

— В проекте, который живёт на экранах восемнадцать лет, есть место для творчества?

— Действительно, есть вещи, которые прописаны по регламенту. Но из-за того, что у сериала за восемнадцать лет появился свой зритель, можно экспериментировать, что-то придумывать и не бояться, что аудитория отвернётся. Честь и хвала Анне Леонидовне Ковальчук — на протяжении стольких лет она держит зрительское внимание. Очень красивая и умная женщина.

Художник по гриму Лилия Сорокопуд готовит к выходу в кадр актрису Небольшого драматического театра Льва Эренбурга (г. Санкт-Петербург) Марию Семёнову — Актёр — подчинённый на съёмочной площадке, режиссёр — начальник. Как вам эта роль?

— Я работал во многих проектах и понимаю, что артистам комфортно существовать в кадре, когда на площадке задана доброжелательная атмосфера. Есть много режиссёров, которые держат группу в постоянном стрессе и из этого черпают энергию для процесса. Лично я — не диктатор. У нас даже мат на площадке запрещён. Работаю так, как было бы приятно сниматься мне в качестве актёра. В конце концов именно артист останется в кадре, перед зрителем. Это инструмент, через который режиссёр показывает своё видение. К тому же каждый актёр — ребёнок. Ведь мы тоже играем. Поэтому, убеждён, актёры должны чувствовать, что их любят.

— Лариса Игоревна любит?

— Да! С ней очень комфортно работать.

«В профессии я с детства. Не было у меня вариантов»

Помощник режиссёра, кинокритик Дарья Борисова— Егор, мы сейчас находимся в местечке, расположенном всего в 160 километрах от родового гнезда вашей семьи, деревни Жилина. Бывали там?

— Отец мой родом оттуда. Сейчас это фактически окраина Орла, город поглотил это место. В детстве я нередко там гостил. Сначала дом у бабушки был в самой деревеньке, потом она переехала на пару километров в глубь. Но мы с отцом продолжали ходить-гулять в Жилину. Он показывал, где рос, в каком клубе впервые выступал. А с местными ребятами до сих пор поддерживаем связь в соцсетях.

— Кое-что роднит вас и с Брянским партизанским краем: в войну ваш дедушка был подпольщиком тогда ещё единой Орловской губернии.

— Александр Митрофанович Баринов — героическая личность. Он был подпольщиком в Малоархангельске, это юг Орловской области. Руководил подпольной группой. Фашисты из мести сожгли первую его жену, детей чудом удалось спасти. Про дедушку ещё в восьмидесятые годы была напечатана повесть «Тайна сапожной мастерской», там всё в подробностях описано. На бабушке он женился уже после войны, она воспитывала его детей, а в 45-м родился мой папа. Случилось это 26 ноября, но начались морозы, и записали его только 15 января 1946 года. Возможно, благодаря этому он стал актёром: юношам, рождённым в 46-м и далее, давали отсрочку от армии на время учёбы. Папа окончил Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина, начал деятельность в театре имени Пушкина в Ленинграде (ныне Александринский театр). И только потом его забрали в армию. Так он остался в профессии. И меня уволок.

— Насильно?

— Нет, конечно же. Но я ведь в профессии с детства. Не было у меня вариантов.

— У вас четверо детей. Старшему сыну уже восемнадцать. Он уже определился с профессией?

— А вы послушайте его маму — актрису Елену Новикову. Она сейчас очень популярный стендапер и в своих монологах про нашего сына не раз говорила.

— А девочки?

— Дочки ещё маленькие.

— Верёвки, наверное, из папы вьют?

— Ох, вьют, конечно. Надо уже пресекать, чувствую…

«Сниматься в «Физруке» было весело»

Режиссёр Лариса Садилова и оператор Анатолий Петрига— Расскажите о первых своих ролях.

— В театре это был спектакль «Закон вечности», я играл главного героя в детстве — на сцену вышел в шесть лет. А в пять уже снимался в кино, вместе с отцом в фильме «Вишнёвый омут», играл его внука.

— Если верить мемуарам и интервью, не все «киношные» дети воспринимали этот опыт как приключение…

— Нет, правда, интересно было. Помню, отсидел 7 часов за столом — снимали Пасху. Но из-за того, что материала отсняли на 11 серий, а нужно было выпустить всего две, меня сильно сократили. Остался всего один эпизод, где я сижу и ем горох рядом с отцом. Может, я и расстроился по-детски, но я не помню уже.

— Вы с детства за кулисами: хулиганить некогда, потом театральное училище имени Щепкина. Абсолютная интеллигентская среда! Тогда откуда черпали образы бандитов?

— Это точно, я совсем не бандит. Вопрос в том, какое ощущение исходит от тебя во время игры. От меня довольно часто — агрессивное. Это природой заложено — на поверхности, в силу внешности. Это грань индивидуальности, и поэтому я востребован в таком амплуа. К тому же я легко переключаюсь: из добродушного становлюсь зверем.

— А каким было самое необычное предложение от режиссёров?

— Смешно было, когда в «Физруке» предложили сыграть начальника охраны одной из героинь. Брутальный такой, все 17 серий молчит, а потом выясняется, что он — нетрадиционной ориентации.

Нет слов!

Мастер за работой— Лариса Садилова — режиссёр, у которого главный экранный злодей 90-х Сухоруков превратился в трогательного, бесконечно любящего отца в фильме «Сынок». Вы тоже до этого играли преимущественно бандитов, военных или людей в погонах. И вот сказали что этот фильм для вас — долгожданный повод наконец-то заявить о своём драматическом таланте.

— Мне материал сразу понравился. Начиналось всё с короткометражки, где без слов есть ощущение влюблённости одного человека в другого. (По сценарию герой Егора Баринова — дальнобойщик из крохотного городка, который не решается признаться жене в измене и своих чувствах к другой женщине. — Прим. ред.) Жизненная история, меня она трогает. Если соотносить с моей жизнью, переживаниями, в меня история однозначно попадает. Я знаю, про что играю…

И я ведь тоже снял фильм без диалогов. Там всё есть: экшен, секс… Но нет слов. Потому что услышал однажды: хотите понять кино, снимите бездиалоговый фильм. Вот я и снял свою историю на 22 минуты.

— Ваш «Удар» — это по женщинам или по мужчинам?

— Я считаю, что женщина по своей природе склонна к разрушению. Это такой стереотип, что она должна быть хранительницей очага. Но у большинства женщин присутствует желание всё разрушить. И только та сохранит отношения, семью, которая осознает в себе эту разрушительную силу и научится её сдерживать. Пушкинская старуха, оставшаяся у разбитого корыта, — история, не лишённая смысла. Вот подумайте: старик стремился к созиданию, пытался сохранить отношения. А кто всё разрушил? В этой сказке абсолютно прописана мужская и женская природа отношений.

— Что лучше — мелодрама или боевик?

— Я часто выполняю трюки без каскадёров, заработал немало травм. Страдают в основном позвоночник, коленки. Так что лучше мелодрамы, они безопаснее.

— Ага, поездка за рулём фуры на съёмках в Трубчевске, например…

— Фурой управлять нетрудно, там коробка автомат. Вот недавно на «Икарусе» ездил, там механика раздолбанная, еле в передачу попадал. Сложно!

— А какая роль была?

— Опять бандит. Мрачно!

— Самый ценный совет, который вы получили от папы?

— Я и не вспомню. Раньше он давал советы, потом перестал… Понял, видимо, что я из тех, кто учится на своих ошибках, а не на чужих.

— Вам легко собрать чемодан в новую жизнь?

— Я легко меняю место. В прошлом году предложили другой город, другую профессию. И я с радостью поехал. Не привязываюсь к вещам и обстановке. Если разобраться, то самый главный чемодан — это наши телефоны. В них вся жизнь: фото, видео родных и любимых, контакты, планы…

— Кто первый сказал, что вы похожи на Тарантино?

— Как только он появился на российских экранах, все сразу заговорили. Правда, сейчас он располнел, а я себя в форме держу: гимнастику делаю, много хожу пешком. И к тому же, когда снимаешь, худеешь быстро —эмоции, нервы…

— По слухам, Квентин Тарантино смотрит по несколько фильмов в день — в поисках вдохновения и метода. А чем вы вдохновляетесь?

— Это он сериалы не снимает! После сериальных съёмок месяца полтора вообще ничего не хочется смотреть. Нужно отдохнуть, отвлечься. А вот какая картина для меня эталон… Из последних «Корпорация «Святые моторы» Леоса Каракса — фильм об актёрской природе.

— А что для вас лучший отдых?

— Не знаю даже… Я вот уехал недавно один на Бали, три недели колесил на скутере по острову. Мозги отдыхали. Хотя постоянно встречал людей, которые меня узнавали — селфи, автографы… Но я к этому нормально отношусь: что ж ты за актёр, если тебя не узнают? Обезьяна меня там куснула. Когда я ей не дал у себя из кармана ключи украсть. Пришлось курс вакцин сделать. Причём из-за того что такой препарат у нас в стране не продаётся, я в самодельной сумке-холодильнике вёз вакцину через полмира. Летел с пересадками. И каждый раз объяснял полиции, что это и зачем. Но довёз… А ещё во время отдыха обязательно важно знать, что по возвращении тебя ждёт работа.

Просмотров: 83