«Кошмары…» на улице рядом

Александра Савелькина • Михаил Фёдоров

Музыкант Владимир Рыскин и инженер Иван Кульгин нарисовали леденящую кровь историю о таинственном острове, серии жутких преступлений и законнике, который пытается во всём разобраться. Дебютный комикс брянских авторов «Кошмары Литерала Джонса» заинтересовал крупное издательство «Комикс Паблишер», и в январе этого года только что отпечатанная книга разлетелась по книжным магазинам страны. Как создаются современные графические романы, почему их полезно иметь на книжной полке и какие читательские удовольствия обещают «Кошмары Литерала Джонса» — в нашем интервью с авторами.

«Кошмары…» на улице рядом
Комикс в России считается лёгким жанром. В представлении большинства это набор картинок и пузырьков с текстом. Нечто комичное, яркое, пёстрое. Хотя то, что мы делаем, — это литература, которая оживает в картинках.

Если сюжет нового графического романа упростить до одной фразы, это комикс, повествующий о законнике, который расследует похищения и убийства жителей небольшого закрытого от внешнего мира острова. Мистика, детектив, фэнтези и психологическая драма в одном флаконе. Всего книг будет три, в январе вышла лишь первая часть.

Одни называют новинку «параноидально-фантастической», другие отмечают, что книгу вообще сложно назвать комиксом, уточняя: «Скорее это похоже на раскадровку анимационного фильма». В любом случае дебют заслуживает пристального внимания, хотя бы потому, что созданный художником-любителем и сценаристом-любителем графический роман выглядит очень и очень профессиональным.

— У нас вдруг появилось желание создать иллюстрированную книгу, которую мы сами бы с удовольствием купили. Искали, но не нашли. Пришлось делать самим, — рассказывает художник проекта Владимир Рыскин.

— Мы дружим уже лет двадцать, сошлись на почве схожих музыкальных и литературных интересов, — добавляет сценарист «Кошмаров…» Иван Кульгин. — И как-то пять лет назад договорились сочинить и нарисовать комикс.

Нарисовался!

— Как это происходит — создание комикса?

Владимир: Всё начинается с текста — его Иван принёс полностью готовым. И я начал придумывать, как это могло бы выглядеть. В течение первых полугода рисовал черновой вариант. Затем приступил к созданию акварельных иллюстраций начистовую.

Особенность «Кошмаров…» состоит ещё и в том, что компьютерная обработка здесь сведена к добавлению текста и цветокоррекции. Мы просто сканировали и немного дорабатывали рисунки. Кстати, Иван трижды переписывал сценарий, чтобы совместить текст с картинкой.

— Причём вы оба — не профессионалы. Это тот случай, когда любитель от слова «любить»?

Владимир: Я комиксы в детстве рисовал. Очень много, огромными пачками и тоже акварелью. Это было одним из самых любимых занятий. Потом в жизни случился большой перерыв, и я даже забыл, что этим занимался. А лет пять назад как раз заглянул в свои архивы, нашёл увесистую тетрадь, а в ней статью в «Людиновском рабочем» за восемьдесят какой-то год о мальчике, который рисует комиксы, и понял, что хочу заниматься тем, что всегда так сильно любил.

— Вспомните несколько фактов про главного героя. Как бы вы его представили?

Иван: Литерал Джонс — законник на острове, где живут очень странные люди. И не только люди. У главного героя амнезия, и сам он не помнит, как здесь очутился. Про него вообще ничего не известно в начале книги, кроме того, что всё окружающее он воспринимает как кошмар и регулярно переживает фантасмагоричные видения. Такой классический нуарный персонаж, который всё оценивает драматически — и себя в первую очередь.
Владимир: При этом у него есть живые, человечные черты. Жители острова через неделю забывают о собственных пропавших детях, а Литерала наоборот преследует воспоминание о ребёнке. Возможно, он — отец, и где-то у него — ребёнок. Отсюда и ощущение постоянной внутренней тоски.

И он явно не такой, как все жители острова. В его словах и мыслях проскакивают отсылки к другой культуре: остров живёт вне конкретного пространства и времени со своей религией, языком и укладом, а Литерал — больше напоминает нашего современника.

На острове происходит какая-то дрянь, и всем всё равно, кроме Литерала Джонса. И хотя законником он стал не по своей воле, наш герой чувствует, что обязан со всем этим разобраться.

— «Со всем этим» — тут надо пояснить — на острове бесследно пропадают маленькие дети…

Иван: И взрослые. Иногда их находят подвешенными, иногда — полностью лишёнными жизненных соков. Но это единственные преступления, которые происходят на острове, в целом криминальная обстановка спокойная. Главное, на это никто не обращает внимания и никоим образом не реагирует.

Владимир: А ведь вещи происходят странные: кого-то находят без пальцев, кого-то — с заячьим хвостиком…

Да и с самим населением острова не всё понятно: есть обычные горожане-рыбаки, на окраине города табором поселились бродяги гиппо. Есть нелюди, есть сказочные создания. Даже те персонажи, которые существуют в легендах и мифах острова, в итоге окажутся вполне живыми. В первой части меньше фэнтези, дальше будет всё страннее и страннее.

— И чтобы поделиться с другими этими идеально продуманными мирами, вам пришлось собирать деньги на тираж книги…

Иван: Разослали рукопись издательствам. «Комикс Паблишер» изначально предложил напечатать небольшой тираж за свои деньги. Мы объявили кампанию по сбору средств в Сети, и, когда половина суммы была собрана (спасибо нашим друзьям!), издатель сообщил, что «Кошмары…» ставят в план: в итоге половину тиража оплатило издательство.

Что общего у Бэтмена и брянского Джонса?

— На создание первой части трилогии потребовалось пять лет, а заканчивается она на самом интересном месте. Снова придётся пять лет ждать?

Владимир: Итоговый сценарий второй части готов на две трети, рисунок закончен наполовину. В идеальном случае закончим работу к концу года. Третья часть пока только в набросках.

— Это единственный литературно-художественный проект, над которым вы работаете?

Иван: Честно признаться, я пробовал параллельно писать другой сценарий, но постепенно начал «выкачивать» из него лучшие идеи для «Кошмаров…». Так Литерал обрастал мистическими сюжетами. И всё же другой проект пришлось убрать в стол, чтоб постоянно его не обворовывать.

— А есть ли в романе послания для истинных ценителей жанра?

Владимир: В одной из сцен в кабаке на переднем плане сидит мужчина: он единственный смотрит в глаза зрителям — в его внешности угадываются черты Гранта Моррисона — сценариста комиксов о Бэтмене, Супермене, Людях Икс и многих других. Почему изобразили? Уважаем!

Иван: Антураж и выбранная локация не позволяют делать частых отсылок к поп-культуре. Я сам всё это люблю и хотел бы видеть подобные сюрпризы на каждой странице, но сам себя наказал.

— В официальном паблике издательства про вас пишут: «Ребята очень хотели родиться во Франции и делать bande dessinée, но получилось, как получилось». Поясните.

Иван: Комиксы — это не только Америка. Во Франции их называют bande dessinée (рисованная лента), или сокращённо BD. Обычно это работы небольшого формата по 48, 56 страниц. Так что 72-страничные «Кошмары…» ближе по формату к европейским комиксам, нежели к американским сборникам.

В европейском графическом романе каждая страничка — законченное произведение. Такова, например, космическая сага «Метабароны» — грандиозная история будущего от признанного гения Алехандро Ходоровски и не менее знаменитого художника Хуана Хименеза.

Владимир: К слову, он тоже рисует красками, стремится каждую страницу превратить в законченное произведение. В связи с этим на работу уходит много времени. Мы пытались ориентироваться на что-то такое.
«Литература, которая оживает в картинках»

— А как вообще в нашей стране обстоят дела с комиксами?

Иван: Комикс в России считается лёгким жанром. В представлении большинства это набор картинок и пузырьков с текстом, простой монтаж кадров, незамысловатые истории. Детский жанр.  Всё представление сводится к американским кейповым комиксам, супергероике. Но существуют ведь европейские комиксы, фотокомиксы, комикс-журналистика…

Владимир: Вообще «комикс» — не очень удачное определение. Как будто это комичное что-то, яркое, пёстрое, развлекательное — веселуха!

— Тем, кто совсем не знаком с жанром, смело советуем начать с «Кошмаров Литерала Джонса». Продолжите этот список впечатлившими лично вас произведениями.

Иван: Серджио Топпи «Коллекционер» и «Шараз-де» — собрание уникальных графических новелл, созданных по мотивам цикла «Тысячи и одной ночи». Потрясающая графика! И, конечно же, признанная классика графического романа «Метабароны».

Владимир: Шон Тан «Прибытие». Роман, написанный без единого слова — детально проработанный и потрясающе трогательный. А ещё недавно приобрёл французскую иллюстрацию «Человека-невидимки». Это чудо какое-то! Моей маме восемьдесят, она человек читающий и очень избирательный в литературе. Прочитала от корки до корки.

— А вы бы как определили то, чем занимаетесь?

Владимир: То, что мы делаем, — это литература, которая оживает в картинках.

Просмотров: 807