Юрий Киселёв: «Никогда не думал, что стану актёром»

Наталья Тимченко • архив кинокомпании «АРСИ-фильм»

Если бы старшекласснику брянской школы № 56 Юре Киселёву кто-то сказал, что через пять лет он будет играть на сцене драматического театра, а ещё через десять снимется в фильме Ларисы Садиловой «Ничего личного» и станет её любимым актёром, а в 2019 году его увидят зрители Каннского фестиваля, он бы счёл эти предсказания неудачной шуткой. Серьёзный гуманитарий, постоянный участник и призёр областных олимпиад по французскому языку, Юра, по признанию его одноклассников, всегда был слегка в стороне и не проявлял желания участвовать в бурной общественной жизни. За десять лет он ни разу не вышел на школьную сцену. В отличие от одноклассника Андрея Кайкова, ныне известного актёра театра и кино.

Юрий Киселёв: «Никогда не думал,  что стану актёром»

Но у Главного Режиссёра Жизни был свой сценарий. И мы беседуем с актёром Юрием Киселёвым после московской премьеры фильма «Однажды в Трубчевске». Его уже отсняли на красной дорожке, он раздал автографы и терпеливо «отселфился» с поклонниками. Но, похоже, до сих пор не понимает, что всё это происходит именно с ним.

— Юра, расскажи, как ты вместо иняза оказался сначала в Брянском культпросветучилище, а через год — в Орловском филиале Московского государственного института культуры, который окончил уже играющим театральным актёром?

— История простая. Школьная любовь, которая захотела, чтобы я учился вместе с ней. Я всерьёз даже и не думал, что всё так сложится. Даже ездил в Харьковское военное танковое училище — посмотреть, как там учатся. Мои родители всю жизнь проработали на заводе «Дормаш» и, конечно, представить не могли, что я пойду в таком направлении. Хотя в Орле я поступал на режиссёра массовых мероприятий и преподавателя спецдисциплин и, проходя мимо драмтеатра, точно знал, что не имею к этому никакого отношения. А потом наш мастер Валерий Иванович Симоненко на базе курса открыл театр «Русский стиль». Так мы вышли на сцену и стали актёрами. Валерий Иванович и сегодня руководит театром, которому уже 25 лет. А что до актёрской профессии, то он всегда повторял: актёр — это даже не профессия, а образ мысли. Способ познания окружающего мира. Если разобраться, то мы все играем в жизни свои роли. Только кто-то хорошо, а кто-то фальшиво. Я, как профессиональный актёр, сразу вижу эту фальшь в людях.

— Тогда тебе нелегко живётся…

— Зато интересно. Хотя я человек не публичный и шумные компании — это не про меня. Лучший отдых — наедине с хорошей книгой.

— Давай вспомним, с чего начиналась твоя кинокарьера.

— С портрета на стене квартиры героини фильма Ларисы Садиловой «Ничего личного», который она сняла в 2007 году в родной Бежице. Мой герой должен был так и остаться этим портретом, но Лариса Игоревна решила расширить сценарий. Так я появился в кадре. Играл довольно мерзкого типа, который безобразно обошёлся с героиней Зои Кайдановской. Кстати, через два года, когда Лариса позвала меня на кастинг фильма «Сынок» в Трубчевск, я познакомился с мамой Зои — Евгенией Симоновой, и, надо сказать, это была та ещё встреча…

— С этого места подробнее…

— Мы должны были ехать на пробы в Трубчевск. Исполнитель главной роли Виктор Сухоруков, Лариса и съёмочная группа были уже там. Она позвонила накануне и попросила забрать из гостиницы «Центральная» Евгению Павловну Симонову, которая потом сыграла в фильме адвоката. Я поднялся в номер, она мне открыла и, пристально посмотрев, как-то уж очень сухо поздоровалась. Ну, думаю, ладно, показалось. Потом в машине попытался поговорить, но она отвечала односложно и дала понять, что разговаривать ей со мной совсем не хочется. Я умолк и стал придумывать оправдания такому поведению: не выспалась, нездоровится… А уже после проб подошёл к ней с двумя дисками фильмов «Афоня» и «Обыкновенное чудо». Попросил подписать. И тут она сказала: «Юра, вы меня простите. Я просто как вас увидела, сразу вспомнила вашего героя и как он над моей дочкой издевался. Не могла сразу побороть в себе чувство материнской ненависти…»

— Вот это комплимент! Это же дорогого стоит, когда такая актриса не смогла тебя отделить от сыгранной роли.

— Согласен. Было приятно.

— В «Сынке» ты сыграл моего коллегу — журналиста. Как тебе работалось рядом с Виктором Сухоруковым?

— Интересно работалось. Он, кстати, сам на пробах Ларисе сказал: «Ишь как вцепился в меня! Надо снимать!»

— А мне она рассказывала, что после одной из ваших совместных сцен он даже заревновал к твоей игре…

— Ну, это дело обычное, актёрское… Бывает. Сложный характер, но профессионал высочайший.

— В фильме «Она» тебе пришлось играть с непрофессиональными актёрами. Ребят привезли из Таджикистана, и они по-русски еле говорили. У тебя там есть очень забавная сцена, когда ты даёшь пареньку-таджику читать «Сказку о царе Салтане». И, жуя сушёную рыбу, попутно его поправляешь, объясняя значения тех или иных слов. Лариса говорила, что не боится снимать актёров с улицы, потому что перед съёмкой каждой сцены долго репетирует. Но этот момент кажется чистой импровизацией…

— Конечно, каждая сцена сначала подробно разбирается. Но Лариса всегда говорит, что я, как профессионал, должен быть готов к разным неожиданностям и суметь подстроиться под партнёра — не актёра. И в этом эпизоде на самом деле тоже есть такой элемент импровизации. Поэтому он и стал таким запоминающимся. Я вообще очень ценю в Ларисе её чувство юмора, схожее с моим. Люблю, когда она серьёзные вещи делает с юмором. И особенно приятно, когда этот тонкий юмор замечают зрители.

— Например, как ты шустро вернулся за бензокосой, которую бросил, когда блудная жена вернулась…

— Да, и этот момент тоже. Жена женой, а вещь дорогую без присмотра бросать нельзя.

— Хочу спросить о сцене, которая меня очень тронула. Когда Анна собирает вещи, чтобы уйти из дома, а ты смотришь в окно в профиль и глаз наполняется огромной слезой. Крупный план — и так щемяще…

— Лариса попросила меня попробовать заплакать в кадре. Но не навзрыд, а так, скупо, по-мужски, чтобы никто не видел. Выгнала с площадки всех, и я остался один на один с оператором. Проиграл в голове весь сценарий до этого момента, прочувствовал и… всё получилось.

— «Однажды в Трубчевске» прогремел в Каннах, стал участником основной программы «Кинотавра» и других кинофестивалей. Ты уже почувствовал к себе интерес других режиссёров?

— После каждой фестивальной премьеры ко мне подходят с вопросом: «Почему вы так мало снимаетесь? Вам обязательно нужно сниматься!» Как будто я завален предложениями и ковыряюсь в них, не находя достойного своего гения. Нет! Берут контакты, дают обещания… Но на этом почему-то пока и заканчивается. Надеюсь, пока…

Просмотров: 197